«Дети — детекторы лжи»: как помочь ребенку научиться признавать ошибки и контролировать эмоции

Фото Getty Images
Фото Getty Images
В интервью Forbes Life психолог и автор научных статей об эмоциональном интеллекте Дэвид Карузо рассказал, как научить детей переживать свои поражения и признавать ошибки и почему отцы совершают ошибку, скрывая свои эмоции

Развитие эмоционального интеллекта ребенка стало одним из ключевых аспектов воспитания во всем мире. В Америке, например, популярностью пользуется программа Ruler, разработанная в 2005 году сотрудниками Йельского Центра Эмоционального Интеллекта. Главная задача Ruler —  научить детей распознавать и правильно выражать свои эмоции, что помогает добиться успеха в учебе, а позднее — в работе. Одним из создателей программы стал Дэвид Карузо — психолог, автор статей и книг, посвященных эмоциональному интеллекту, научный консультант сети центров «ЭИ дети» и спикер прошедшего в Москве форума «SelfMama Forum: Голос отца». В интервью Forbes Life Карузо рассказал о том, как ошибки отцовского воспитания могут повлиять на эмоциональный интеллект ребенка и почему от детей невозможно скрыть настоящие эмоции. 

— Как можно измерить эмоциональный интеллект человека?

— Измерение эмоционального интеллекта в определенной степени похоже на тест Роршаха. Есть много способов его определить, например спросить: как хорошо вы считываете эмоции других людей? или насколько хорошо вы справляетесь со своими эмоциями? Когда люди будут отвечать на эти вопросы, можно заметить, что большинство из них переоценивает свои навыки, как это бывает в случае с эффектом Даннинга-Крюгера (метакогнитивное искажение, которое заключается в том, что человек с низким уровнем квалификации совершает ошибки и не признает их. — Forbes Life). Подобное часто происходит при оценке собственного эмоционального интеллекта. Человеку может казаться, что он хорошо считывает чужие эмоции, хотя на самом деле это не так — ему не хватает навыков понять, что означает взгляд и выражение лица другого человека. Нужен объективный инструмент оценки — тест на эмоциональный интеллект. В нем человек решает задачи, связанные с использованием информации, которые дают эмоции. Такой метод оценки существует для детей и подростков 10-18 лет — это тест эмоционального интеллекта (MSCEIT–YRV). Он используется по всему миру и уже адаптирован для России.

Уроки сопереживания: как развить эмоциональный интеллект у ребенка

— Почему родителям легче контролировать свои эмоции в окружении других взрослых людей, чем со своими детьми?

— Одна из причин подобного поведения — обычная усталость. Другая причина — желание создать определенный образ. В этом случае человек рассуждает так: «Я хочу, чтобы мои коллеги и клиенты воспринимали меня как зрелую и умную личность, но дома я могу быть собой».

— То есть дома мы сбрасываем маски?

— Да, они становятся не нужны. Ставки очень низкие. Члены семьи видят нас ежедневно, мы постоянно друг перед другом. Мы с вами в конце разговора переключимся: я перестану быть частью вашей жизни, а вы перестанете быть частью моей. С ребенком, супругой или партнером все иначе — они остаются, и это постоянное давление. В реальном времени очень сложно все время держать себя в руках. Мы не можем этого делать, но это и не должно быть нашей целью.

«Когда вы ошибетесь, а это обязательно случится, важно осознать ошибку»

— Какой должна быть цель в идеале?

— Сделать все, что в наших силах. И признать, что мы все испортим. Когда вы ошибетесь, а это обязательно случится, важно осознать ошибку. Это дает возможность для обучения.

— Очевидно, что эмоциональный интеллект — один из важнейших навыков, которым обладает человек. Как объяснить детям его важность? Какие опорные точки выбрать, чему уделить больше внимания?

— Объяснения должны соответствовать возрасту. Сегодня, например, привезут моего новорожденного внука — ему четыре дня, поэтому начинать разговор об эмоциональном интеллекте довольно рано. Сейчас так называемые эксперты по воспитанию говорят, как правильно воспитывать младенцев. Я думаю, все это сделано для удобства родителей, а не для детей. Избаловать младенца невозможно, его не испортишь.

Когда ребенок становится старше, то родители, даже если им не хватает навыков эмоционального интеллекта, могут учиться вместе с ним. Когда ему исполнится год или два года, можно, например, предложить что-нибудь приготовить вместе. Родитель может не знать, как это готовить, но он научится вместе с ребенком. Нужно самому быть заинтересованным, чтобы мотивировать детей. Если что-то не получится, можно выразить чувства словами — сказать, что совершили ошибку. На этот раз — в готовке, в следующий — в чем-то другом. Вы можете использовать слова, означающие эмоции. Потом, когда ребенок подрастет, можно добавить эти слова в ваши разговоры. Например, сказать: «Я не то чтобы зол, скорее, расстроен». Так моя четырехлетняя внучка узнала, что между этими эмоциями есть разница.

— Я думаю, что также важно быть открытым. У детей бывают приступы гнева. Они не знают, как выражать свои эмоции, не знают, слушают ли их. Некоторые родители просто игнорируют детей. Я всегда стараюсь установить контакт с ребенком вместо того, чтобы просто позволить ему кричать.

— Это хороший подход. Так ребенок учится стратегиям управления эмоциями. Как он еще про них узнает? Контролировать себя можно научиться. Еще один способ передать свои навыки заключается в том, чтобы делиться чувствами.

— Или показывать пример?

— Показывать хороший пример — это здорово, но сложно делать это постоянно. Когда вы подаете дурной пример, важно указать и на это тоже. Некоторые родители беспокоятся, что из-за постоянной поддержки дети не смогут справиться с разочарованиями. Это считают проблемой. Я читал статью о студентах колледжей США, среди которых стремительно росла потребность в психологической помощи. Да, мы живем в непростом мире, но мы всегда в нем жили.

— Существует ли разрыв между поколениями в том, насколько людям комфортно говорить о своих эмоциях, справляться с ними?

— Некоторые дети, уже ставшие взрослыми, возможно, росли в среде, где их не учили устойчивости. Они более открыты к диалогу, для них совершенно естественно говорить о том, что они чувствуют, что с ними происходит. Сейчас эта открытость не наблюдается у молодых поколений. 

Иногда мои клиенты хотят начать с основ, с понимания собственных эмоций. Мне кажется, что это не всегда хорошая идея. В процессе у человека открываются глаза на всю тревогу, гнев, боль и страдания, которые испытывает он и люди вокруг. При этом у человека отсутствуют навыки, помогающие справиться с этим осознанием. Оно может его просто сокрушить. Поэтому я всегда говорю: «Давайте учить людей стойкости и стратегиям управления эмоциями». Потому что, когда человек поймет, что чувствует, у него возникнет вопрос: что теперь с этим делать?

У меня трое взрослых детей. Младшему сыну сейчас 28 лет. Незадолго до его рождения я оставил офисную работу и решил посвятить все время ребенку. Моя жена тогда, как и сейчас, работала психологом с множеством клиентов. Я был рядом с сыном с первого дня — отводил его в школу, забирал домой. Мы играли в шашки или крестики-нолики. Поскольку я взрослый человек, а ему на тот момент было два года, то я намеренно подстраивал все так, чтобы он часто проигрывал. Этот способ учит ребенка стойкости.

— Такова жизнь ты будешь проигрывать чаще, чем выигрывать. Этому нужно научить детей.

— Иногда я сам проигрывал и говорил: «Ой, я так расстроен, но, сынок, поздравляю тебя! Ты победил!» Или мог сказать: «Ты меня обыграл. Я очень раздосадован. Может быть, еще одну партию?» Важно, чтобы ребенок тоже выражал эмоции словами. Родителю следует научить его стратегиям управления с ними. Можно намеренно создать среду, в которой ребенок будет сталкиваться с трудностями. Не сразу, а с определенного возраста, например, когда ему исполнится 2 года. 

— Как мы можем научить детей эмоциональному интеллекту, если многих из нас учили скрывать, подавлять эту часть личности?

— Вы можете научиться этому вместе с ребенком. Это довольно весело. Называйте эмоции, думайте вслух. Одна из худших ошибок, которую вы можете допустить, — это всегда подавлять свои эмоции. К примеру, сын спрашивает у вас: «Папа, как прошел твой день?» У вас был ужасный, просто отвратительный день. Что вы ответите сыну?

— Я скажу: «Это был тяжелый день, но я рад быть здесь, с тобой». Думаю, ответ будет таким.

— Отлично. Дети — детекторы лжи. Допустим, если у вас был кошмарный день, а вы говорите, что все прошло отлично, они это чувствуют. Подобное подавление эмоций учит их не делиться собственными чувствами. Вы показали ребенку, даже если ему всего два или три года, что о таком не говорят — вам тяжело и у вас проблемы, но вы отрицаете это.

Домашний арест. Какие ошибки допускают родители при воспитании детей

В то же время вы не должны подавлять ребенка или пугать его. Ваш ответ идеален — это классический ответ из учебников, но родители довольно редко его используют.

— Какие самые частые ошибки совершают отцы, когда говорят с детьми об эмоциях? Могут ли быть долгосрочные последствия у этих ошибок?

— Ошибки те же самые: подавление эмоций, неумение ими делиться. Многие отцы не знают, как это делать. Они боятся напугать ребенка. Поэтому нужен баланс, как в вашем ответе: «День был тяжелый, но я рад тебя видеть». Подавление эмоций — чрезвычайно неэффективная стратегия, потому что позднее они все равно о себе напомнят. Если отец был раздражен на работе, но скрыл это дома, эти эмоции рано или поздно взорвутся или дадут течь. Взрослый может говорить, что все в порядке, но выражение его лица свидетельствует об обратном, и ребенок замечает это расхождение. Или, наоборот, отец может отлично контролировать выражение лица — это называется когнитивные издержки подавления эмоций. Значит, он отсутствует, отключился.

«Дилеммы между любовью к детям и желанием не перегружать их не существует»  

Я считаю, что самая большая ошибка — это думать: «Я люблю своих детей, я не хочу их перегружать». Дилеммы между любовью к детям и желанием не перегружать их не существует. В случае с детьми младшего возраста стоит задуматься о том, в чем заключается подлинный вопрос, который они задают. Как я уже говорил, сегодня мои дочь и зять приезжают из больницы с новорожденным сыном, моим внуком. Возможно, моя четырехлетняя внучка спросит, откуда он взялся. Это не означает, что мы должны объяснить ей весь процесс размножения, поэтому мы ответим: «Он приехал из больницы». Нужно думать о подлинном вопросе и отвечать на него в соответствии с уровнем развития ребенка. Вы не должны его напугать или выдать слишком много подробностей. Всегда отвечайте так, как требует поставленный вопрос. 

Дополнительные материалы

«Главное — найти жену хорошую». Как миллиардеры воспитывают своих детей