Стоит ли свалить вину на коллегу и сохранить работу: отвечают Ницше, Макиавелли и Адам Смит

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Как величайшие философы решали бы наши повседневные проблемы и отвечали на самые злободневные вопросы? Об этом — книга «Что бы сделал Ницше», выходящая в издательстве «Альпина Паблишер». Forbes Life публикует из нее главу

Итак, вы с сослуживцем попались. Просто небольшое нарушение правил компании — но достаточное, чтобы привести к неприятностям. Ваш начальник подозревает (и он прав, к слову), что вы и ваш коллега собирались провернуть за его спиной нечто серьезное, но доказательств у него нет. Вам обоим грозит увольнение. Однако вам начальник предлагает сделку: выдвиньте обвинения в грубом нарушении против вашего коллеги — и отделаетесь легким испугом. Откажетесь — тогда большие неприятности будут у вас самого. 

Если вам нравятся фильмы про гангстеров, эта ситуация вам знакома. Полицейские поймали плохого парня и ведут переговоры с его адвокатом: обвинения будут сняты, если подзащитный назовет имена и будет свидетельствовать в суде. Выбор совершается между тем, чтобы сказать правду, поступив правильно и по закону, и верностью товарищам. Игра по правилам или воровская честь. И чисто практически необходимо взвесить, защитит ли полиция от возможной мести подельников.

Некоторые философы сказали бы: чтобы найти решение такой проблемы, надо перестать волноваться из-за вопросов морали и сконцентрироваться на собственных интересах. Например, Фридрих Ницше посоветовал бы забыть весь этот альтруистический вздор насчет верности и правила «поступай с другими так, как хочешь, чтоб поступали с тобой». Это, по его мнению, «рабская мораль»: этический кодекс, навязанный нам священниками, чтобы помешать нам преуспеть. Вы должны преодолеть свои сомнения и неуместные представления о морали, чтобы добиться успеха. И не думайте, что вам будет трудно порвать с идеями о добре и зле, которые в вас вдалбливали с рождения. Вы ведь уже скомпрометировали свою моральность, нарушив правила. Шагнув в мир за пределы добра и зла, вернуться назад нельзя. Вы должны быть верны самому себе, а не своему коллеге, начальнику или компании. Выберите лучший вариант из предложенных. Сдайте другого и живите дальше спокойно.

Как и ожидалось, точно такой же совет дал бы и Никколо Макиавелли. Мораль хороша в частной жизни, но здесь бизнес: либо ты, либо тебя. Как и вы, ваш коллега понимал, что стоит на кону, когда вы решили надуть компанию, и ему не следует жаловаться, если он получит по заслугам. Тем не менее никто не любит стукачей, и он может обозлиться. Прежде чем вы свалите вину на него, убедитесь, что начальник уволит его тихо и без проблем. Но если есть шанс, что ваш партнер по преступлению может вам отомстить, — возможно, лучше взять вину на себя. Жертва, но не из доброты. Страховка, скажем так. И кстати, он останется у вас в долгу.

Лексика слабаков: как «бесхребетные» слова снижают эффективность 

Личная выгода

Впрочем, не все философы так безжалостны, как Макиавелли, и большинство из них смотрели бы на вашу ситуацию как на этическую проблему. Но Томас Гоббс (1588–1679) так же цинично отнесся бы к вашим мотивам. Он бы признал, что, хоть вы и можете притворяться, будто пытаетесь понять, какой вариант выбора морально правилен, на самом деле вы ищете лучшего только для себя. Такова человеческая природа. Именно потому, строго сказал бы он вам, у нас и есть правила и законы: не давать каждому просто брать себе то, что он может взять, невзирая на других. В разбираемом случае авторитетная фигура ваш начальник. Вы должны сделать именно то, о чем он вас попросит.

Вздор, ответил бы Жан-Жак Руссо (1712–1778). Вот ведь предубежденный взгляд на человеческую природу! Если б не эти правила и положения, ситуация бы вообще не возникла. Согласно Руссо, виновата сама система, потому что она не ценит такие вещи, как дружба, верность, альтруизм, а вместо них ценит материальные вещи, да еще и устанавливает законы для защиты собственности. Это понуждает нас к поведению, идущему вразрез с естественными склонностями сотрудничать и делиться. Ваш начальник, манипулируя ситуацией в собственных интересах, поставил вас в положение, где человек человеку волк. Более того, вероятно, именно из-за его эгоизма, жадности и собственничества вы и решили надуть компанию. Не заключайте с ним сделку, посоветовал бы Руссо, лучше идите и поговорите с коллегой. Люди по природе склонны к сотрудничеству, а не только замотивированы стремлением к личной выгоде. И вас, и вашего начальника испортили установленные правила, но можно кое-что сделать, чтобы это исправить, — поговорить с коллегами и сообща понять, как разрешить ситуацию и как не допустить ее повторения.

Согласно Руссо, виновата сама система, потому что она не ценит такие вещи, как дружба, верность, альтруизм, а вместо них ценит материальные вещи

Итак, мы видим две противоречащие друг другу концепции человеческой природы. Казалось бы, как вам поступать, зависит от того, какую из них вы для себя примете. Но Адам Смит (1723– 1790) придерживается умеренных взглядов на природу человека, его позиция — золотая середина между этими крайностями. Как экономист, он больше всего обращает внимание не на то, что люди должны или не должны делать, а на то, что они действительно делают и как себя ведут. Он приходит к выводу, что обычно мы действуем из соображений личной выгоды, но это не значит, что мы не можем при этом быть и альтруистами. Он бы объяснил, что таков механизм рыночной экономики. Люди не производят товары и не предлагают услуги из сердечной доброты: они делают это, потому что хотят денег. Очевидно, им надо учитывать и потребности других. Людям приятно, когда их товары ценят, но это не их основная мотивация.

Поскольку все так поступают, создавая вещи и оказывая услуги ради прибыли для себя, но в то же время предоставляя вещи и услуги, в которых нуждаются другие, — все что-то от этого получают. Однако это не просто личная выгода. Смит утверждал бы, что, хотя наши инстинкты призывают заботиться в первую очередь о себе, мы все же являемся разумными существами. И если мы анализируем свое поведение, то следует его рассматривать с позиции разума.

Итак, обращаясь к вашей проблеме, Смит попросил бы вас взглянуть на нее рационально, а не этически, и понять, что лучше всего для вас. Затем посмотреть: может быть, есть что-то, что будет лучшим и для других. Давайте изучим ваши варианты. Вы можете поговорить с начальником и обвинить своего коллегу: это лучший вариант для вас и, кстати, неплох для начальника, но коллеге он навредит. Или же вы можете защитить своего друга, но тогда и вы, и ваш начальник много потеряете.

Адам Смит: не от благожелательности мясника, пивовара или булочника ожидаем мы получить свой обед, а от соблюдения ими своих собственных интересов.

Если так, то вы и ваш коллега противостоите друг другу. Смит бы сказал, что конкуренция хороша для потребителя: она помогает росту производительности и снижению цен. Но она не обязательно так же хороша для производителей. Мы привыкли думать, что конкуренция — здоровая ситуация в бизнесе, но Смит указал бы, что в некоторых случаях рациональнее (то есть в наших лучших интересах) было бы сотрудничать, а не конкурировать друг с другом. Производители заключают друг с другом соглашения и объединяют ресурсы, чтобы воспользоваться преимуществами эффекта масштаба и повысить продуктивность рабочей силы. Действуя циничнее, бизнесмены могут образовывать картели, по существу монополии, и у клиентов не будет выбора, кроме как покупать продукцию по продиктованным ценам. Потому Смит посоветовал бы вам понять, какую выгоду вы получите от сделки с начальством, но также и проверить: возможно, сделка с вашим коллегой будет выгоднее.

Феминистки отвечают: обязательно ли выпивать с коллегами-мужчинами, чтобы сделать карьеру

Выиграть или проиграть

Чтобы осуществить действительно рациональный выбор, нужен математик. Обратимся к Джону Форбсу Нэшу (1928–2015), основоположнику теории игр, которая заставила многих философов по-новому взглянуть на вопросы морали. Нэш говорит: если мы посмотрим на житейские ситуации как на некие игры, то предположим, что успех — это победа в них, а эти игры конкурентны. Но если мы изменим образ нашего мышления, то увидим, что во многих ситуациях речь не о победе одной стороны и поражении другой: возможен исход, где обе стороны выигрывают. Но это означает отказ от идеи конкуренции и принятие элемента сотрудничества. На вашу ситуацию вы можете смотреть как на конкуренцию между вами и вашим коллегой: если вы выиграете, он проиграет, и наоборот.

Есть и другой вариант. Предположим, что вас и вашего коллегу поймали, когда вы ездили на корпоративной машине по личным делам. Ваш начальник знает, что вы также украли имущество компании, но доказать этого не может. Вам он предлагает сделку: признайтесь и обвините сослуживца, тогда вы будете освобождены от ответственности, а он уволен и серьезно наказан, вплоть до тюремного заключения. Иначе, если вы будете молчать, оба получите мягкое дисциплинарное взыскание, а ваши зарплаты будут урезаны. Вы знаете, что начальник предлагает вашему коллеге такую же сделку. Если оба признаются и обвинят друг друга, то оба будут уволены, но уголовные обвинения выдвигаться не будут.

Что же делать? Очевидно, что вам хочется выиграть (или хотя бы не проиграть). Если вы признаетесь и обвините коллегу, есть риск, что он сделает то же самое, — тогда вы потеряете работу. Если вы промолчите, то в итоге можете оказаться без работы и в тюрьме, если коллега обвинит вас, но отделаетесь легким испугом и урезанием зарплаты, если он тоже промолчит. Так что лучший вариант для вас обоих — сотрудничать друг с другом и держать рот на замке. Это взаимовыгодная ситуация. Если же вы не будете сотрудничать, ставки сильно повысятся. И вероятно, что именно это решение будет лучше всего и для вашей совести.

Менее очевидный взгляд на игры без сотрудничества — изучение игр, где оно все-таки есть, то есть игр с кооперацией. Под такой игрой мы понимаем ситуацию, включающую обычный набор игроков, полностью определенные стратегии и выигрыши, но с предположением, что игроки могут и будут сотрудничать друг с другом.

Принимая решение 

Если это просто вопрос самосохранения, за поддержкой можно обратиться к Ницше или Макиавелли. Также вы можете взглянуть на ситуацию как на возвращение к законам джунглей и рассмотреть политические решения Гоббса или Руссо. В качестве альтернативы можно поискать рациональное решение, такое как у Смита или Нэша, которое оказалось бы лучшим для каждой из сторон 

Дополнительные материалы

14 главных ошибок на работе, которые вы совершаете прямо сейчас