К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

«Не место высоких достижений, а удовольствие для всех»: почему спорт в России должен быть доступен каждому

Фото DR
Фото DR
Forbes Life продолжает цикл круглых столов, посвященных благотворительности, — на этот раз вместе с представителями НКО, спортивных организаций и бизнеса мы обсудили, как социальные инициативы в российском спорте меняют регионы, почему без инклюзии не будет побед на футбольных соревнованиях, как найти вовлеченных тренеров и почему этим всем не занимается государство

29 июня состоялся второй круглый стол Forbes Lifе по теме благотворительности, проведенный при поддержке Фонда Тимченко. На этот раз главный редактор Forbes Life Юлия Варшавская вместе с экспертами обсудила вопросы инклюзии и социальных инициатив в российском спорте. Представители профильных фондов, спортивных организацией и бизнеса обсудили, почему спорт в России до сих пор остается «местом высоких достижений», недоступным для всех людей, независимо от их ментальных и физических особенностей? Почему не развита инфраструктура в регионах? Где найти талантливых и неравнодушных тренеров? Почему важна инклюзия и вовлечение девочек и женщин в командные виды спорта? Должны ли футбольные клубы и знаменитые спортсмены заниматься благотворительностью? Мы попытались найти ответы на эти и многие другие вопросы.

Закончили чтение тут

Генеральный партнер цикла — Благотворительный фонд Елены и Геннадия Тимченко, один из крупнейших семейных фондов, который уже 10 лет занимается социокультурными проектами для развития регионов, проблемами социального сиротства, непрофессиональным детским спортом и поддержкой старшего поколения. Фонд уже несколько лет находится в топе рейтинга Forbes, в 2019 и 2020 годах занимал первое место. Также в 2021 году Елена и Геннадий Тимченко получили премию Forbes «Меценат года» — «За масштабные региональные проекты».

 

Открытие серии круглых столов о благотворительности: первый из них — «Трудоустройство людей с ментальными и физическими особенностями»

За помощь в организации мероприятия благодарим Pentahotel Moscow, Арбат.

Участники круглого стола Forbes Life
Участники круглого стола Forbes Life·Максим Горин для Forbes Life

Спорт и инклюзия

Мария Морозова

генеральный директор Фонда Тимченко 

Мы начали программу «Спорт» в Фонде Тимченко в 2013 году. Еще относительно недавно казалось странным, что нужно объяснять, что спорт — это не только про чемпионаты, сборные, клубы и первые места на соревнованиях. Эта пирамида не будет иметь основания, если к спорту не получат доступ все. Из этого смогут вырасти чемпионы и просто здоровые, социализированные люди.

Инклюзия — это создание условий

Инклюзия — это создание условий. Если ребенок живет в малом городе или сельской местности, его семья находится в сложном материальном положении или трудной жизненной ситуации, понятно, что никто не будет вкладываться и заниматься его спортивными достижениями. Нет условий, тренера, инфраструктуры. У родителей нет денег ни на экипировку, ни на оплату дороги. Мы создаем экосистему — поддерживаем тренеров, строим инфраструктуру, покупаем экипировку, проводим турниры. Я надеюсь, что благодаря дискуссиям заинтересованных людей станет больше, а тема социального спорта станет мейнстримом.

 

«Если я не смогу победить, то хотя бы буду смелым»: как устроена спортивная благотворительность в России

Николай Троцкий

PR-директор фонда «Искусство, наука и спорт»  

Главная формулировка нашего фонда: «В здоровом теле культурный дух». Наши спортивные проекты — это инклюзия всего населения, приобщение к здоровому образу жизни и массовому спорту. В результате обычный день города в наших регионах становится спортивным. Люди не ждут шашлыков и концерта вечером, они хотят массовых забегов и спортивных мероприятий для всей семьи. Мне кажется, что это главный KPI любого, кто ставит перед собой задачу приобщить большое количество людей к спорту.

Когда мы начали развивать спорт в регионах, у людей были запросы на проекты и инициативы. Их нужно было поддерживать, так как у граждан не хватало профессиональных навыков — им была необходима экспертиза, повышение профессионализма и финансовая помощь. Мы знаем, что любой проект требует поддержки.

Наталья Белоголовцева

основательница программы «Лыжи мечты»

 

Спорт жизненно необходим людям с инвалидностью. Когда у человека происходит сбой со здоровьем, нужно этот сбой починить. Движение — основная проблема. Физиология человека устроена таким образом, что для нормального функционирования организма мы должны ходить, стоять, двигаться.

Любой человек, попадая в спортивный зал, из инвалида превращается в спортсмена

Программа «Лыжи мечты» сейчас работает в 43 регионах. Она востребована, потому что людям с инвалидностью спорт необходим для того, чтобы открыть бутылку с водой, разрезать что-либо ножницами, просто поговорить с другом в кафе. Любой человек, попадая в спортивный зал, из инвалида превращается в спортсмена, его родители становятся родителями спортсмена и победителя.

«Мы сидим на грантовой игле»: как журналистка запустила программу реабилитации для людей с ДЦП

Лала Аскерова

клинический психолог, психотерапевт, преподаватель кафедры нейро- и патопсихологии Института психологии РГГУ

Я против термина «инклюзия». С моей точки зрения, он оскорбителен не для детей с особенностями, а для тех, с кем они взаимодействуют. Ребенок с особенностями может требовать специального отношения тренера, но не отношения других детей. Если детям говорят, что к ним придет особенный ребенок, — это значит, что он чем-то отличается от других. Таким образом мы отделяем его от остальных, не даем возможности нормально общаться. Я думаю, что называть ребенка особенным — это некоторая эмоциональная защита родителей. Им хочется защитить своего ребенка, обеспечить ему особое отношение, но таким образом они лишают его нормального общения со сверстниками.

 

Виктория Якимчук

пара-сноубордистка, победительница общего зачета Кубка мира по пара-сноуборду 2020 года

Я родилась без руки, но родители никогда не говорили, что я особенный ребенок. В детском саду я была со всеми на равных. Не было такого, что меня кто-то жалел или опекал — я играла с другими детьми, всюду бегала и отжималась. Только с одной рукой. Позднее в школе меня сразу представили классу как «особенную», и дети начали меня сторониться. Повзрослев, одноклассники начали издеваться надо мной, но меня вытащил спорт. Мы с мамой спонтанно выбрали горные лыжи, я начала заниматься. Я каталась с одной палкой, было сложно и неудобно, но я увидела людей, которые занимаются спортом без двух рук или ног, и поняла, что мне еще повезло. Когда я принесла в класс первую медаль, то все одноклассники сказали: «Вика, ты самая лучшая. Спасибо, что учишься в нашем классе».

Я обрела себя в спорте, он помог мне выбраться из депрессивного эмоционального состояния, когда я плакала и говорила родителям, что не хочу ходить в школу, не хочу ни с кем общаться. Сейчас я посещаю школы, помогаю ученикам, разговариваю с их обидчиками. Родители многое не объясняют своим детям — не говорят, что людей с физическими особенностями не надо бояться, не надо тыкать в них пальцем или смеяться. Нужно говорить, что это обычные люди, они просто такими родились.

Наталья Белоголовцева, Виктория Якимчук, Николай Троцкий
Наталья Белоголовцева, Виктория Якимчук, Николай Троцкий·Максим Горин для Forbes Life

Благотворительность и инклюзия в российском спорте

Ирина Разинькина

директор по развитию фонда «Спартак — детям»

Нам потребовалось два года, чтобы донести до общества свои ценности и прозрачность деятельности. Все хотят верить, что тратят силы, средства и внимание на прозрачную компанию, что их деньги действительно пойдут на помощь людям. Нам говорят: «Вы можете попросить денег у футболистов. Почему они столько зарабатывают? Почему вы собираете деньги и занимаетесь благотворительностью, когда эти задачи могут взять на себя игроки?». Мы пытаемся говорить с болельщиками и аудиторией о том, что не все можно измерить материально. Существуют активности, информационная поддержка и мероприятия, где деньги не так важны. К нам часто обращаются люди, которые нуждаются в иной помощи, — нужно дать им возможность общаться с игроками, участвовать в мероприятиях, просто смотреть футбол. Не все измеряется деньгами, и это хорошо.

 
Негатив со стороны болельщиков отпугивает спортсменов от открытой общественной деятельности

Зарубежные футболисты занимаются открытой благотворительностью, но в нашей стране это не настолько развито. Конечно, среди российских спортсменов есть те, кто открыл собственный фонд — например, вратарь «Спартака» Артем Ребров помогает детям с проблемами зрения. Но многие футболисты к этому еще не готовы, и негатив со стороны болельщиков отпугивает их от любой открытой общественной деятельности. Они боятся ошибиться. Некоторые футболисты хотят отгородиться, но когда мы начинаем с ними работать, они увлекаются, начинают доверять и идут навстречу — жертвуют деньги, посещают мероприятия.

Рейчел Ховард

вице-президент и бренд-директор adidas СНГ

Я вижу большие различия между Россией и другими странами в том, как поддерживается инклюзия в спорте. Нам необходимо развивать спорт для женщин и людей с ограниченными физическими возможность, учитывать сферу той или иной продукции, чтобы людям было удобно заниматься. Мы в аdidas сотрудничаем с одним из НКО и продвигаем футбол в регионах — приходим туда, где нет футбольных полей, делаем совместные проекты, строим инфраструктуру. Наша задача — выйти на национальные организации, чтобы охватить всю страну.

Девочки должны видеть ролевые модели в спорте

Инклюзивная повестка может касаться людей по принципу этнической принадлежности, социальной ориентации или гендерным вопросам. Эта повестка набирает обороты в России. Для аdidas важна репрезентация — мы сотрудничаем со спортсменами, чтобы продвигать важные для нас идеи. Сейчас мы развиваем проект, ориентированный на девочек. Они должны видеть ролевые модели в спорте.

«И удача, и поражение не вечны. Футбол хорошо этому учит». Как футболистка из Новой Зеландии стала вице-президентом adidas

 

Владимир Долгий-Рапопорт

основатель детской футбольной академии TagSport и женской школы футбола GirlPower

Если девочки хотят попробовать свои силы в нетрадиционном виде спорта, то в России они как минимум сталкиваются с нехваткой инфраструктуры. Как максимум — с полным отсутствием мест для занятий спортом, если речь идет о маленьких городах. Дальше все упирается в единичные проекты, которые люди создают своими силами. Для девочек нужно создавать возможности и донести до них (и их родителей), что этими возможностями нужно пользоваться. Девочка может попробовать себя в сноубординге, боксе, футболе. В любом виде спорта, который традиционно не считается женским. Это инклюзия.

Это ее игра. Почему женский футбол полвека был под официальным запретом, а теперь привлекает миллионные инвестиции

Юлия Варшавская, Владимир Долгий-Рапопорт
Юлия Варшавская, Владимир Долгий-Рапопорт·Максим Горин для Forbes Life

Роль тренера

Иван Лиханов

тренер-общественник

Я приехал из небольшого села Ашап, где мой папа построил хоккейную коробку. Через несколько лет у него опустились руки, он не получал никакой помощи из спортивной сферы. Я понял, что так быть не должно, и включился в процесс: создавал проекты, выиграл небольшой краевой грант, начал тренировать детей. Я преследовал цель — вовлечь их во что-то полезное. Я видел, что дети ходят без дела: ломают заборы, бьют окна. В селах они предоставлены сами себе: нет кружков и секций, куда можно было бы пойти вне школы.

 
В регионах спортивная инфраструктура очень слаба и развивается только тренерами-общественниками

Сегодня у меня 43 воспитанника, семь из них — девочки. Их не заставляют родители, они сами приходят заниматься. Если я болею, то они берут у меня ключи от раздевалки, надевают форму и играют. Они вовлечены на 100%. Если не создать такой фундамент, то о спорте высших достижений в России будет сложно говорить. Эти дети вкладывают усилия и двигаются к цели маленькими шагами — с такой мотивацией из них точно вырастут настоящие профессионалы и спортсмены. Но в регионах спортивная инфраструктура очень слаба и развивается только тренерами-общественниками. О нас мало кто знает. Когда я познакомился с Фондом Тимченко, нас стали собирать на обучение, и сейчас мы являемся дипломированными специалистами. Это очень важное направление, которому нужна поддержка, чтобы создавать спортивный фундамент.

Екатерина Каменева

директор по спецпроектам компании «Моторика»

У компании «Моторика», которая производит бионические и тяговые протезы, есть большое сообщество моториканцев — тех, кто носит наши протезы. Мы общаемся в чатах, и часто видим, что родители пишут: «Хотим отдать ребенка в спорт, но его не берут. Как отсутствие пальцев на руке помешает кататься на скейтборде или плавать?» Проблема в том, чтобы найти тренера. Это тяжело. Для многих людей инвалидность совершенно не ассоциируется со спортом, даже не все родители понимают, как спортивные занятия важны для детей.

Недавно мы снимали документальный фильм про мальчика из Адыгеи, который хочет играть в футбол. У него нет кисти руки, и его не берут ни в одну команду. После съемок мы получили огромный отклик, множество комментариев от людей, которые сталкивались с подобной проблемой. Нам есть над чем работать — многое упирается не только в поиск инвестиций, но и в освещение проблемы поиска тренеров.

«Если я не смогу победить, то хотя бы буду смелым»: как устроена спортивная благотворительность в России

 

Виктория Якимчук

пара-сноубордистка, победительница общего зачета Кубка мира по пара-сноуборду 2020 года

Моя мама мечтает, чтобы я работала в интернате с детьми с ограниченными возможностями. Для меня это морально тяжело — мне жалко детей, я хочу всем им помочь. Ребенку моральная поддержка часто нужна сильнее, чем материальная. Его нужно обнять, поддержать, «дать пинка», как мне тренер в свое время, когда я не умела плавать. Тренер мне очень помогала в спорте — она единственная, кто смог найти ко мне подход, все прожила вместе со мной.

Наша задача — рассказывать о том, что не так важен спорт больших достижений, как счастливые дети

Я получаю много обратной связи от тренеров и знаю, почему они не берут детей без рук в свои команды. Странно, что родители физически здоровых детей не хотят видеть ребенка без рук в команде — они думают, что с таким участником группа будет заниматься хуже. Тренеру же платят за результат. Он боится, что не добьется высоких показателей от ребенка без рук. Наша задача — рассказывать о том, что не так важен спорт больших достижений, как здоровое общество и счастливые дети. Мы должны заниматься все вместе.

Владимир Долгий-Рапопорт

основатель детской футбольной академии TagSport и женской школы футбола GirlPower

Тренеров находят методом ручного отбора. В России нет системы подготовки специалистов, которые бы понимали, что их задача — не сделать из ребенка спортсмена, а привить ему любовь к спорту. Мы запустили проект «Мы в игре» совместно с аdidas, в котором 10 тренеров в пяти городах ведут тренировки. Мы отобрали их из 200 претендентов, разговаривали лично и в Zoom, а потом около 16 кандидатов пригласили в Москву на обучение. Эти тренеры — люди со всей России. Мы старались сделать так, чтобы они были выходцами из тех городов, в которых впоследствии будут тренировать, но некоторым пришлось переехать с севера на юг. Сам их поиск и обучение — это дорого, больно и сложно. Очень хочется, чтобы такие специалисты появлялись без нашего участия.

 
Государство эту задачу не решит, пока фондами, организациями и брендами не будет выстроена структура

Для того чтобы отобрать 10 тренеров, нужно придумать, как они узнают о нашей программе и не побоятся принять в ней участие. Один из наших победителей рассказывал, что его просто заставили подать заявку. Он не верил, что сможет пройти. Существует много факторов, которые мешают. Я уверен, что государство эту задачу не решит, пока фондами, организациями и брендами не будет выстроена структура. Тогда государство может возглавить инициативу, масштабировать ее.

Максим Горин для Forbes Life

Благотворительность и государство

Мария Морозова

Генеральный директор Фонда Тимченко 

Дело благотворительных фондов и общественных организаций — это не замена государства, а дополнение его усилий там, где мы можем это сделать своими ресурсами. Мы достраиваем систему таким образом, чтобы в ней открылись двери для всех. У государства до этого не дойдут руки. Если говорить о следж-хоккее, то данный вид спорта требует специальных условий, экипировки и оборудования. Нужны специальные санки, которые раньше в России никто не делал, поэтому нам пришлось подключать производителей. Мы видим, где есть недостаток ресурсов государства или профессиональной инфраструктуры и достраиваем, создаем условия, чтобы расширять возможности и делать их доступными.

Мы видим запрос от государства — ему нужны инструменты, которые позволят взять на себя часть функций

Я считаю, что мы занимаемся абсолютно естественным для благотворительного фонда делом и ни в коем случае не претендуем на то, что заменяем собой государство. Важно все делать с умом. Рискуя, вкладывая ресурсы, пробуя новые подходы, мы анализируем их и создаем эффективные решения, из которых можем передавать государству уже наработанные модели, механизмы и программы обучения. Это некая интеллектуальная и технологическая инвестиция. Мы видим запрос от государства — ему нужны инструменты, которые позволят взять на себя часть функций.

Николай Троцкий

PR-директор фонда «Искусство, наука и спорт»  

 

Я согласен с тем, что некоммерческий сектор ни в коем случае не должен заменять государство — оно наделено полномочиями и должно выполнять определенные функции. У государства много задач в различных направлениях, и роль некоммерческого сектора, который обладает большими свободами, — обеспечить его экспертизой или решениями проблем, которые возникли. Это экспертиза не только в спортивном смысле, но и в плане менеджмента, привлечения финансов, грамотности. Многие люди не знают, что государство действительно помогает, выделяет средства. Им неизвестно, как обратиться к региональным властям и получить поддержку. Для этого и существует некоммерческий сектор, который готов помочь.

Будущее инклюзии и благотворительности в спорте

Рейчел Ховард

вице-президент и бренд-директор adidas СНГ

Для многих крупных брендов выбор социально-благотворительного проекта, которому он будет помогать, — это дилемма. У брендов много возможностей и направлений, но нужно двигаться целенаправленно и качественно. Нужно понимать, как сфокусировать и сделать лучше. Миссия аdidas — менять жизни людей через спорт. Это проходит красной нитью через нашу деятельность. Должна быть цель, которая прослеживается в каждом поступке, в ином случае люди не заинтересуются.

Спортивная конечная: как легкоатлетка Дарья Клишина преодолела болезнь и завоевала серебро чемпионата мира

Мария Морозова

генеральный директор Фонда Тимченко 

 

Все произрастает из общества, зависит от всех нас. Нет отдельного начальника, который что-то решит, запустит, и это волшебным образом будет реализовано по всей стране. Так не бывает. Наше давление, наши примеры и люди, которые берут на себя ответственность, смогут изменить ситуацию.

Ирина Разинькина

директор по развитию фонда «Спартак — детям»

Мы занимаемся адресной помощью, инклюзией, социализацией детей. Мы поддерживаем таких героев в жизни, и СМИ, со своей стороны, должны также поддерживать организации и рассказывать об их деятельности. Только совместная работа крупных организаций, медиа и государства даст в будущем хороший импульс для развития. Мы сможем создать платформу для обучения тренеров и инфраструктуру, менять общество вокруг нас для того, чтобы уже не обсуждать самые базовые проблемы. После мы сможем совместными усилиями внедрить все то, чего не хватает на сегодняшний день.

Николай Троцкий

PR-директор фонда «Искусство, наука и спорт»  

Когда в сознании каждого гражданина России инклюзия перейдет от особенностей к вовлечению и включению, тогда нас ждет успех. Когда появятся люди, которые могут обнять целый регион, целую страну и дать тот самый волшебный пинок для развития, тогда нас точно ждет успех.

 

Наталья Белоголовцева

основательница программы «Лыжи мечты»

Главная приставка в русском языке — это «со»: сострадание, сопереживание, сотрудничество. По-другому нельзя выстроить нормальную жизнь. Доступная среда — это не пандусы. Это люди. К сожалению, сейчас существует большая нехватка людей, которые смогли бы что-то создать. Моя цель — открыть все спортивные объекты России для людей с проблемами здоровья. Я уверена, что все получится. Мы вместе подготовим тренеров и придумаем решение этого вопроса.

10 благотворительных фондов, которые стоит поддержать прямо сейчас

10 благотворительных фондов, которые стоит поддержать прямо сейчас

Фотогалерея «10 благотворительных фондов, которые стоит поддержать прямо сейчас»
10 фото

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+