К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

«Это свинство»: Эрмитаж обвинил Тилля Линдеманна в нелегальной продаже NFT-токенов

Till Lindemann
По словам директора Эрмитажа Михаила Пиотровского, фронтмен немецкой группы Rammstein заплатил за съемку ролика в залах музея, а после нелегально создал NFT c изображениями произведений искусства

Неделю назад в своем Instagram фронтмен группы Rammstein Тилль Линдеманн призвал покупать его NFT-токены, названные NFTill, — изображения, где артист позирует в залах Эрмитажа на фоне произведений искусства, и одно special edition видео, 13-секундный ролик по мотивам клипа, снятого весной в Эрмитаже, на песню 1939 года «Любимый город» Никиты Богословского и Евгения Долматовского. Выпуск токенов не был согласован с Эрмитажем. На запрос Forbes Life Анар Линдеманн, брат Тилля Линдеманна и его агент, на русском языке сообщил: «Ничего не комментирую, на вопросы не отвечаю».

«Наши финансовые вопросы исчисляются миллиардами»: как Эрмитаж выходит на рынок NFT-искусства

Весной 2021 года Тилль Линдеманн пришел в Эрмитаж с предложением записать музыкальный ролик на песню «Любимый город», которую он исполнял на русском языке, в залах Эрмитажа. «Эта идея показалась нам интересной — немец накануне Дня Победы поет на русском языке военную песню в первом в России здании, построенном специально для музея немецким архитектором Лео фон Кленце и защищенном нами во время войны, в то время как в Германии все его постройки уничтожены бомбардировками англо-американской авиации. В контексте наших культурных контактов с Германией, перекрестного года России в Германии и Германии в России мы такую съемку разрешили», — рассказал директор Эрмитажа Михаил Пиотровский Forbes Life. Выложенный в YouTube 9 мая ролик Линдеманна с военной песней в Эрмитаже собрал 2,3 млн просмотров.

Реклама на Forbes

«К черту эти словесные излишества»: Тилль Линдеманн — о сборнике своих ранних стихов

«Это коммерческий проект, — говорит Екатерина Сираканян, начальник службы развития Государственного Эрмитажа, — Тилль Линдеманн лично подписал лицензионный договор на съемку, где указано, что неисключительные права на изображения Эрмитажа передаются только для создания видео. И пользователь (Тилль Линдеманн) обязуется уведомить Эрмитаж о другом возможном использовании этих изображений». Юридическая служба музея направила претензию агенту Линдеманна, однако ответа не получила.

На маркетплейсе twlvxtwlv с 6 августа выложены восемь токенов Линдеманна, NFTill, выпущенных тиражом от 10 до 99 экземпляров, по цене от €999 до €100 000 с изображениями артиста на фоне интерьеров и картин Эрмитажа, среди них: «Апостолы у гроба Девы Марии» Якопо Пальмы-младшего, «Обращение Савла» Паоло Веронезе, «Рождение Иоанна Крестителя» Якопо Тинторетто, «Юпитер и Ио» Ламберта Сустриса, «Одиссей и Навзикая», «Блудный сын» Сальватора Розы. Самый дорогой токен: видео по мотивам ролика «Любимого города», созданное в десяти экземплярах. Каждому купившему его NFTill до 22 августа Линдеманн обещает выслать приглашение на ужин в Москве, оплатить визы, перелет и отель на двоих человек. На момент выхода текста ни один эрмитажный токен на платформе не продан.

Первым выпустив NFT, в названиях которого упомянут Эрмитаж, Линдеманн перешел дорогу музею в запуске эрмитажных токенов. На осень этого года намечен аукцион эрмитажных NFT на платформе Binance. Летом 2021-го музей выпустил первые пять NFT, где использованы изображения: «Мадонна Литта» Леонардо да Винчи, «Юдифь» Джорджоне, «Куст сирени» Винсента Ван Гога, «Композиция VI» Василия Кандинского, «Уголок сада в Монжероне» Клода Моне. Все NFT датированы в момент создания и подписаны Михаилом Пиотровским. На каждую картину создано по два экземпляра NFT: один из них хранится в Эрмитаже, а второй — представлен на аукционе, который пройдет на маркетплейсе Binance. Вырученные от продажи средства перейдут в Государственный Эрмитаж.

Глупость или гениальность: почему покупка картинки в интернете за $69,3 млн может стать лучшей инвестиционной идеей

«Мы создали в Эрмитаже специальный сектор защиты интеллектуальных прав музея. Сейчас наши юристы урегулируют отношения с платформой, где выложены токены Линдеманна. Речь идет не только об интеллектуальных правах, но об интеллектуальной агрессии, — прокомментировал ситуацию Пиотровский, — Это типичное свинство и хамство, так часто свойственное представителям так называемой креативной индустрии. А мы не представители креативной индустрии, мы представители фундаментальной культуры. С Тиллем Линдеманном нельзя иметь дела. Главный результат этой истории: мы не будем доверять многим другим, кто обратится с просьбой о съемке в Эрмитаже. Вопрос непорядочности важнее денег».

«Эрмитаж — один из первых музеев в мире, который столкнулся с недобросовестным использованием его прав на объекты в мире NFT. Несмотря на то что ни одна из стран мира пока еще не урегулировала на законодательном уровне порядок сделок с NFT, положения о заключении сделок везде одинаковы», — прокомментировала Forbes Life юрист, управляющий директор VOC Arts Ольга Калинина. По ее словам, в практике европейских судов любая сделка, связанная с передачей интеллектуальных прав, подлежит письменному заключению. Аналогичные правила действуют и в России. «Между Линдеманном и Эрмитажем был заключен лицензионной договор, по условиям которого использование исключительных прав в иных целях возможно только в случае уведомления Эрмитажа. В связи с чем продажу NFT с изображениями музея действительно стоит признать незаконной и отметить, что решение по этому делу, безусловно, станет прецедентным — сторона как минимум должна получить неустойку, предусмотренную договором», — убеждена Калинина.

С ней согласен Адам Беркер, старший юрист Mercuryo.io: «Согласно статье 1252 ГК РФ, истец может потребовать от нарушителей признать право музея как правообладателя, обязать господина Линдеманна и платформу twlvxtwlv прекратить нарушение авторских прав и опубликовать решение суда о допущенном нарушении, а также возместить убытки или выплатить компенсацию. Маркетплейс twlvxtwlv не имеет юридического лица в России, а у Линдеманна нет российского гражданства. Если ответчики откажутся исполнить решение российского суда добровольно, музею придется обращаться в суды стран, резидентами которых являются twlvxtwlv и Линдеманн, для признания решения и дальнейшего исполнения».

«Важно также отметить, что к текущему моменту ни один из NFT-токенов не был продан. Следовательно, музей еще не понес убытков в виде упущенной выгоды в понимании статьи 15 ГК РФ, — отметил Беркер. — Однако правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации в размере до 5 млн рублей по усмотрению суда или в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения тем способом, который использовал нарушитель».

«Между искусством классическим и современным нет никакой разницы», — Ян Фабр о том, почему в Эрмитаже он выставляется вместе Рубенсом

«Между искусством классическим и современным нет никакой разницы», — Ян Фабр о том, почему в Эрмитаже он выставляется вместе Рубенсом

Фотогалерея ««Между искусством классическим и современным нет никакой разницы», — Ян Фабр о том, почему в Эрмитаже он выставляется вместе Рубенсом»
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2021