К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Стратегия Юсупова: почему русский князь был коллекционером искусства новой формации

«Турок и казак»  Орас Верне
«Турок и казак» Орас Верне
В музее «Новый Иерусалим» до августа 2022 года проходит выставка «Французский вкус князей Юсуповых» — это живопись конца XVIII-первой трети XIX века, собранная Николаем Борисовичем Юсуповым и сохраненная его потомками. Куратор выставки Елена Шарнова рассказала Forbes Life о том, как покупали искусство 250 лет назад

В последние десятилетия в искусствознании растет интерес к социальной истории искусства. Теперь важны не только смена стилей или биографии художников, но и контекст: как поставлено образование, как функционирует арт-рынок, каким образом формируются коллекции. Апофеозом этого научного тренда стали международные выставки-блокбастеры, посвященные русским коллекционерам Серебряного века Сергею Щукину и Ивану Морозову. Но эти собиратели не были первопроходцами. Среди их ярких предшественников можно назвать князя Николая Борисовича Юсупова (1750-1831).

Государственный деятель, дипломат, в разное время — управляющий Оружейной палаты, директор Эрмитажа и Императорских театров, глава дворцовых стекольных шпалерных и фарфоровых заводов, — князь Николай Борисович Юсупов был одним из крупнейших коллекционеров своего времени. В его эпоху русские аристократы охотно украшали дома живописью и скульптурой, хотя по-настоящему в искусстве мало кто разбирался, и обычно знать ориентировалась на императорские собрания. Уникальность Юсупова состояла в том, что он опирался исключительно на собственный вкус (он был человеком образованным, знал иностранные языки, слушал лекции в Лейденском университете, много путешествовал). Он был коллекционером новой формации, в самом современном понимании этого слова.

250 лет назад жизнь коллекционера мало чем отличалась от нынешней. В Париже регулярно проводились большие художественные выставки, салоны, устраивались аукционы, к ним выпускали каталоги (если Юсупов что-то покупал, он хранил каталог торгов), западноевропейские антиквары привозили картины на продажу в Санкт-Петербург, существовала сеть консультантов и арт-дилеров.

 

За полвека Юсупов собрал порядка 550 произведений. Две трети его коллекции — старые мастера, остальное — современное искусство.  Некоторые его стратегии коллекционирования актуальны до сих пор.

Покупать то, что вышло из моды
«Испуганная купальщица» Франсуа Буше

Покупать то, что вышло из моды

Независимость юсуповского вкуса проявлялась в том, что он любил французских художников, в то время как в России со времен Петра I предпочтение отдавали голландцам и итальянцам. Именно французская живопись довольно широкого временного диапазона, с XVII по XIX век, составляла ядро юсуповской коллекции. Французский историк искусства Луи Рео (1881 — 1961) говорил, что князю удалось создать «истинный музей французского искусства».

Юсупов не боялся покупать вещи, казавшиеся старомодными. Он, например, был неравнодушен к стилю рококо, в его коллекции было немало художников этого направления: Никола Ланкре, Франсуа Лемуан, Карл ван Лоо и другие. И в этом необычность, потому что примерно с 1780-х  рококо совершенно не котировалось — в искусстве торжествовал классицизм. А Юсупов продолжал покупать и, кстати, недорого. У него была лучшая коллекция Франсуа Буше в России — восемь первоклассных полотен. И сегодня лучшие картины этого художника в российских музеях (например, «Геркулес и Омфала» и «Юпитер и Каллисто» в ГМИИ им. Пушкина) происходят из юсуповского  собрания.

На полотне «Испуганная купальщица» кисти Буше, представленной сейчас в музее «Новый Иерусалим», бог Скамандр преследует речную нимфу. Прелестная героиня кажется не испуганной, а заинтригованной. Розовато-красная драпировка подчеркивает нежный цвет ее обнаженного тела.

Обращать внимание на социальные феномены
«Урок музыки» Маригет Жерар

Обращать внимание на социальные феномены

После Великой французской революции женщины–художницы начали бороться за свои права: возможность получать художественное образование и выставляться в Салонах. Яркой представительницей этого прото-феминистского движения была Маргерит Жерар. Золовка ( то есть, сестра жены) известного художника Жана-Оноре Фрагонара, она с 16 лет брала уроки живописи, достигла недюжинного мастерства и смогла, оставаясь незамужней дамой, обеспечить себя материально исключительно занятиями искусством (и даже помогала своему учителю Фрагонару, который в конце жизни вышел из моды).

Юсупов активно покупал женщин-художниц: у него было три работы Жерар и восемь — Луизы Виже-Лебрен, любимой портретистки Марии-Антуанетты.

С еще одной женщиной-художницей — Анжеликой Монже (1775-1855) — связана самое дорогое приобретение князя. Монже была ученицей Жака Луи Давида (1748-1825) — художника N1 в наполеоновское время. В 1808-м году Юсупов хотел заказать Давиду картину, но последний поставил условие, что вначале князь закажет и купит картину Монже. В результате Николай Борисович вынужден был потратить 6 000 ливров на «Тезея и Пейрифу» кисти мадам Монже (сегодня это самая большая картина, хранящаяся в Архангельском, ее площадь 25 кв м, на выставку в музей «Новый Иерусалим» она не попала, потому что не прошла в дверные проемы), и потом еще 12 000 ливров на «Сафо и Фаона» Жака Луи Давида. 12 000 ливров примерно равнялись 4 000 тогдашних русских рублей. Для сравнения: в начале XIX века за 400 рублей можно было купить семью крестьян, а за 200 рублей — хорошую лошадь.

На выставке в «Новом Иерусалиме» представлено полотно «Урок музыки» Маригет Жерар. В середине 1780-х она ввела моду на картины в голландском вкусе. Маргерит интерпретировала манеру голландцев с чисто французским изяществом: урок музыки — не что иное, как форма ухаживания. Молодой мужчина указывает даме смычком на ноты, а его левая рука, в которой он держит скрипку, так близко касается стройного стана ученицы, что это больше напоминает объятие, а не урок.

Сохранять политический нейтралитет и фокусироваться на художественном качестве
«Клятва Горациев» Арман Шарль Карафф

Сохранять политический нейтралитет и фокусироваться на художественном качестве

Хотя князь Юсупов был обласкан всеми русскими императорами от Екатерины II до Николая I, при том, что он трижды руководил коронационными торжествами и его ни в коей мере нельзя заподозрить во фрондерстве, его художественный выбор подчас противоречил политическим обстоятельствам. В России не жаловали неоклассическую французскую живопись, усматривая в ней перекличку, а иногда и прямую иллюстрацию идей французской революции. Юсупов был единственным русским коллекционером, кто покупал в это время картины современных ему французских художников. Он обращался с заказами даже к таким политически ангажированным художникам, чье творчество прямо ассоциировалось с личностью Наполеона, как Жак Луи Давид и Антуан-Жан Гро.

На выставке в «Новом Иерусалиме» представлена работа Армана Шарля Караффа «Клятва Горациев» — однозначно отсылающая к одноименной картине Давида, но решенная по-своему. В картине прославляются добродетели республиканского Рима: честность, воинская отвага, верность долгу. Произведения подобного плана назывались «примерами доблести».

Не бояться подделок
«Жертвоприношение Ифигении» Жан Тассель

Не бояться подделок

Как и любой активный коллекционер, Николай Борисович иногда покупал подделки, многие вещи из его коллекции были переатрибутированы в наши дни. Но, поскольку при покупке учитывалось художественное качество произведений, то даже с новой атрибуцией вещи, если теряли прежнюю ценность, то и приобретали новую.

Так случилось с «Жертвоприношением Ифигении» Жана Тасселя. Юсупову картина досталась как работа Шарля Лебрена (1619- 1690), главы французской художественной школы эпохи Людовика XIV. Только в 1970-е выяснилось, что автор полотна имел гораздо более скромное положение в профессиональном цехе: Жан Тассель (1608-1667) родился и большую часть жизни прожил в городке Лангр в 300 км на юго-востоке от Парижа и интересен именно как художник нестоличного круга. На сегодняшний день это единственное его полотно в российских музеях.

Картина сильно пострадала во время пожара в Центре реставрации им. Грабаря в 2010-м году. Потребовалось 5 лет, чтобы привести ее в порядок. Реставрация была такой исключительной, что ее окончанию посвятили специальную пресс-конференцию.

Открывать молодые имена
«Турок и казак» Орас Верне

Открывать молодые имена

Эта стратегия — одна из самых распространенных среди коллекционеров: купить работы подающего надежды художника до того, как он прославится и цены на него взлетят. Жаль, что ждать этого момента подчас приходится столетиями.

Юсупов был первым русским покупателем Ораса Верне (1789-1863), он открыл этого художника русскому рынку. Картину Верне «Турок и казак» (1808) можно увидеть на выставке в «Новом Иерусалиме». На момент создания полотна художнику было 20 лет. В будущем Верне сделает блестящую дипломатическую карьеру, прославится как автор батальных сцен, несколько раз посетит Россию и спустя 30 лет напишет по заказу Николая I монументальное полотно «Инвалид, подающий прошение Наполеону» и получит за него 25 000 ливров.

Некоторые художники, приобретенные Юсуповым, обретали общественное признание спустя 200 и более лет.  Так случилось с Огюстеном Бернаром де Ниором (1756/57 – 1828/9), известным также как Бернар д'Ажесси, —автором картины «Амур и Психея» (1785) из юсуповской коллекции. Еще 50  лет назад его имя было практически неизвестно, французские историки искусства реконструировали его жизнь и творчество буквально на наших глазах, причем в качестве одного из эталонных произведений они использовали картину из усадьбы «Архангельское». Сегодня во Франции работает музей художника.

Достойно выставлять искусство
«Павильон Аполлона и обелиск» Юбер Робер

Достойно выставлять искусство

Усадьба «Архангельское» была куплена Николаем Борисовичем в 1810-м году, большая часть помещений дворца была предназначена для музея. Делая архитектурные перестройки и перепланировки, Юсупов учитывал не только удобство для себя, но и потребность в экспонировании коллекции. Специально для пейзажных серий Юбера Робера (1733–1808) он построил два восьмиугольных павильона. Эти залы, которые назывались  Северный и Южный Салоны Робера, вызывали ассоциации с садовыми беседками. И хотя «Архангельское» не было официальным музеем, оно считалось важной московской достопримечательностью и упоминалась во всех туристических путеводителях. Иностранцы, приезжавшие в Москву, считали своим долгом в имение попасть.

На выставке в музее «Новый Иерусалим» пейзажи Юбера Робера повесили не по кругу, как в «Архангельском», а на одной стене и направленно осветили (чего не возможно добиться в усадьбе, главная цель которой – сохранение исторических интерьеров в их первоначальной целостности), — и у зрителей появилась возможность подойти ближе и рассмотреть первые планы. На картине «Павильон Аполлона и обелиск», на переднем плане слева, художник изобразил себя и своего друга Жана Оноре Фрагонара. На обелиске, похожем на древнеегипетский, художник сделал надпись на латыни: «Юбер Робер обелиск этот создает и посвящает искусствам и друзьям искусств». Художник был знаменит своей ученостью, он подписывал работы не только латинскими буквами, но и древнегреческими.

Заказывать портреты родственников известным художникам
Никола де Куртейль. Портрет Сергея и Павла Колосвых

Заказывать портреты родственников известным художникам

Традиция собирать портреты существовала практически во всех дворянских семьях. Статус и финансовые возможности позволяли Юсупову приглашать для создания портретов самых прославленных мастеров своего времени.

На выставке в «Новом Иерусалиме» представлен портрет супруги Николая Борисовича — Татьяны Васильевны (1769-1841, урожденной Энгельгардт) , написанный Жаном Лораном Монье (1743-1808), придворным портретистом Людовика XVI. После Великой французской революции Монье покинул родину, поселился в России, в 1802-м стал академиком Императорской Академии художеств.

Что касается жены Юсупова, то она являлась племянницей князя Григория Потемкина и фрейлиной Екатерины II. Их брак был похож на династический: после рождения сына супруги разъехались, Татьяна Васильевна занималась воспитанием наследника, у Николая Борисовича было множество романов — на выставке присутствует портрет  его незаконнорожденных сыновей — Сергея и Петра Колосовых (Гирейских), от московской балерины Екатерины Колосовой (1796 - 1816) кисти Никола де Куртейля (1768-1830), также беженца из революционной Франции, прожившего последние 10 лет в «Архангельском».

Выставка в музее «Новый Иерусалим» подчеркивает важную миссию потомков Николая Борисовича Юсупова в сохранении его коллекции. Его сын Борис половину жизнь улаживал и отдавал долги, сделанные отцом в процессе собирательства. Его внук, тоже Николай, был известным музыкантом и коллекционировал музыкальные инструменты, в частности, приобрел скрипку Страдивари. Его правнучка Зинаида осталась в истории искусства героиней замечательного портрета кисти Валентина Серова. В 1890 году Зинаида Юсупова и ее супруг граф Сумароков-Эльстон составили завещание: если по каким-либо причинам их род прервется, собрание искусства в неделимом виде должно отойти государству.

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+