К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Одержимые концом света: кто такие выживальщики и чему у них можно научиться в кризисе

Дрю Миллер внутри хорошо укомплектованного укрепленного бункера в Вирджинии, США. (Фото Michael S. Williamson/The Washington Post/Getty Images)
Пока весь мир находится в состоянии шока, есть люди, которые точно знали, что нас всех ждет катастрофа, и готовились к ее наступлению заранее. Кто такие выживальщики, как образовалось движение сурвивализма и как формируется одержимость концом света — разбирает практикующий психолог Екатерина Давыдова

Большинство из нас в последние недели пытаются справиться со стрессом и неопределенностью. Одни испытывают повышенную тревожность, другие — раздражительность и агрессию. Нам требуется время, чтобы психика привыкла к новым обстоятельствам, когда все может измениться буквально за день. При этом есть целая категория людей, которые сегодня не просто чувствуют себя в своей тарелке, но и в буквальном смысле всегда готовились к тревожным дням. 

Весной 2020-го, когда началась пандемия коронавируса и во многих странах жители судорожно скупали туалетную бумагу, макароны и сахар, люди, считающие себя выживальщиками, спокойно занимались своими делами, окруженные запасами на долгие месяцы или даже годы. Для них долгосрочное хранение продуктов является абсолютной нормой, поэтому пережить один или два сезона, не выходя из дома, — было лишь психологической сложностью.

Выживальщиками, или сурвивалистами (от английского survival — выживание), называют людей, которые активно готовятся к таким ситуациям, как:

 

·   стихийные бедствия;

·   техногенные катастрофы;

·   кризисы, связанные с отключением электричества, дефицитом продуктов питания, воды и т. п.;

·   эпидемии;

·   или к еще более катастрофическим событиям: война (в том числе ядерная), столкновение Земли с метеоритом или извержение вулкана и последующая многолетняя вулканическая зима.

 

Считается, что сурвивализм зародился в США во времена холодной войны, когда многие хотели быть к готовыми к гипотетической ситуации исчезновения всех государственных благ и инфраструктуры. Сам термин «сурвивализм» был придуман в 1975–1976 годах в значении отработки навыков выживания в ожидании апокалипсиса или в страхе перед крахом государства и стал весьма популярным. По некоторым данным, в 2013 году около 3,7 млн американцев называли себя выживальщиками. В начале 2020 года цифры оказались в разы выше. Сегодня около 69 млн американцев говорят, что в случае чрезвычайных происшествий им не нужно будет ходить по магазинам, потому что у них уже есть все необходимое. Подготовка к выживанию — целая индустрия в США. Только продажи еды для выживания составляют более $400 млн в год.

Есть бушкрафтеры — те, кто чувствует себя в лесу как дома, могут приготовить «кашу из топора» и возвести непромокаемое жилище чуть ли не голыми руками

Степень вовлечения в сурвивализм может быть самой разной, начиная с накопления продуктов и бытовых товаров на случай непредвиденных обстоятельств, заканчивая строительством автономного жилища, обретением навыков самообороны и выживания в дикой природе. Традиционно сурвивализм основан не столько на теории, сколько на определенных практических действиях, включающих в себя:

·   Покупку  и хранение (в том числе в секретных местах) таких припасов, как топливо, лекарства, еда, инструменты и оружие. Это могут быть собранные рюкзаки с предметами первой необходимости (аптечка, компас, батарейки, нож и сублимированное питание). Или же расширенный формат хранения, когда полезными вещами заполняется свободная комната, чердак или гараж.

·   Строительство запасных жилищ, убежищ, бункеров автономно или коллективно с другими выживальщиками. Зачастую такие дома строятся в скрытых местах и оборудованы для существования «вне системы», то есть имеют собственный генератор энергии и способы связи, а также все необходимые припасы на определенный период времени.

·   Развитие полезных навыков. Например, изучение основ оказания первой помощи, выживания в дикой природе (разжигание огня, навигация без карт, охота, строительство укрытий и другое), самообороны и обращения с оружием, развитие силы и выносливости. Такие обучающие курсы являются местами сбора выживальщиков. Также существуют «фестивали», учения и разнообразные игры, где можно отработать полученные навыки в режиме реального времени.

Стратегия действий выживальщиков обычно планируется по двум сценариям. Так называемый «bug out», то есть, в случае наступления апокалипсиса, уход в сельскую местность, лес, горы, чтобы там автономно существовать, окопавшись на новом месте или же кочуя. И «bug in», то есть «капсулирование» в собственном жилище, где есть все необходимое.

Внутри сурвивализма существует множество течений. Есть препперы — это те, кто делает огромные запасы в гаражах и бункерах на случай техногенной катастрофы (от англ. prepare — готовиться). Американское реалити-шоу про препперов «В ожидании конца света», снятое в 2011-2014 годах, популярно до сих пор. Есть бушкрафтеры (от англ; bush — чаща) — те, кто чувствует себя в лесу как дома, могут приготовить «кашу из топора» и возвести непромокаемое жилище чуть ли не голыми руками. Существуют и так называемые сталкеры, которые проникают в запретные зоны, куда гражданским вход запрещен. Также выделяют партизан. Они в прямом смысле этого слова готовятся к войне: учатся обращаться с оружием и тренируются.

В целом философия субкультуры выживальщиков сосредоточена на идее индивидуального спасения — «каждый сам за себя». Сурвивалисты подчеркивают, что помощь находится в собственных руках, особенно если произойдет глобальная катастрофа, при которой социальные институты перестанут работать.

Если говорить о России, то здесь сурвивализм тоже весьма популярен и существует со своим сообществом и локальной терминологией. Например, «день Икс» местные выживальщики называют БП («Большой п...»), более литературно термин расшифровывается как «Большое Пришествие». Выживание по принципу ухода в сельскую местность с натуральным хозяйством называется «Домик в деревне». Набор, позволяющий в любой момент «быть готовым» к дислокации, который рекомендуется всегда носить с собой, обозначают как «Тревожный чемоданчик».

Сайты для выживальщиков предлагают разнообразные товары: уже собранные рюкзаки, где лежит все необходимое, чтобы продержаться несколько суток вне благ цивилизации, наборы еды сроком годности до 25 лет, средства для защиты от радиации, химические источники света, фильтры для обеззараживания воды и многое другое. Сообщества, насчитывающие десятки тысяч человек, дают конкретные рекомендации по тому, как действовать в экстремальных ситуациях. Например, при наводнении важно уделить внимание сбору пустых емкостей, которые послужат имитацией временного плавсредства, а также снимать все детали одежды, которые могут за что-то зацепиться в бурном потоке воды. Чай, помогающий от авитаминоза, можно сделать из сосновых иголок, а птичьи яйца в лесу нужно высматривать по поведению птиц: они резко взлетают с гнезда, но остаются кружить вокруг него. Можно научиться возводить автономный генератор энергии, работающий на дровах, пользоваться приборами, замеряющими уровень радиоактивности, и изготавливать топливные брикеты из опилок и газетной бумаги.

 
Руководитель курса выживания «Выживи в дикой природе», объясняет участникам курса, как разводить огонь в дикой местности. (Фото Christoph Schmidt/picture alliance via Getty Images)

Доктор, это нормально?

Психологические причины, по которым люди становятся выживальщиками, весьма разнообразны, а степень вовлечения в сурвивализм может быть как вариантом нормы, так и психическим нездоровьем, вплоть до расстройства. Все зависит от того, какое место занимает сурвивализм в жизни человека: хобби это или навязчивая идея, является ли это предметом интереса или следствием всеобъемлющих тревожных и параноидальных убеждений.

Посмотрим на вариант нормы, когда сурвивализм — это экстремальное хобби, «игра в выживание». Кто-то выбирает горные лыжи и прыжки с парашютом, выживальщики же предпочитают многодневные походы в дикие леса, где нужно копать землянку, рубить дрова и ставить силки на животных. Разнообразные подготовительные тренировки дают возможность ощутить себя живым, почувствовать пределы возможностей своего тела, развить смекалку, физическую выносливость и психологическую устойчивость. Кроме того, это позволяет снять стресс, побыть наедине с природой и переключиться. 

Когда человек готов к той или иной ситуации и знает конкретный алгоритм действий, у него нет паники, ведь с ним это «уже случалось», пусть даже в формате тренировки

Для многих, особенно людей более старшего поколения, навыки выживания — абсолютно базовые вещи, который должен знать каждый, как основы безопасности жизнедеятельности. Современные люди, живущие «в ритме большого города», питающиеся ресторанной доставкой, работающие в ноутбуках и отдыхающие в all-inclusive, могут иметь фантазию дистанционного управления реальностью. Тогда как отключение интернета, блокировка ApplePay или закрытие ресторанов может вызвать чувство беспомощности. Выживальщики с хобби в стиле «отработки уроков ОБЖ» более подготовлены к кризисным ситуациям. Они знают, как взаимодействовать с физическим миром непосредственно, а значит, не испытывают паники, если что-то виртуальное, технологичное выходит из строя.

«Игра в выживание» — это еще и способ снизить тревожность и не впасть в ступор в экстремальной ситуации. Ведь может случиться не только БП в виде ядерной катастрофы. Можно потеряться в лесу, машина может заглохнуть на безлюдной трассе, в туристической лодке может образоваться течь, а близкому может понадобиться первая медицинская помощь. Когда человек готов к той или иной ситуации и знает конкретный алгоритм действий, у него нет паники, ведь с ним это «уже случалось», пусть даже в формате тренировки. Примерно здесь проходит грань между здоровым увлечением сурвивализмом и ситуацией, когда вместо похода к психотерапевту для работы с тревожными убеждениями, человек прорабатывает все возможные жизненные риски, готовясь к апокалипсису. 

Условно грань нормы можно определить через вопрос: это я выбираю сурвивализм как свой интерес, у которого есть ограниченное место в жизни, или же эта идея всеобъемлюща и управляет мной? Для быстрой диагностики можно также заполнить шкалу тревожности Бека и определить степень выраженности тревоги. При зашкаливающих показателях полезным будет обратиться к специалисту (психолог, психотерапевт, психиатр) для интерпретации и дальнейших действий.

 

Гипотеза тревожности как ядра психики выживальщика подтверждается и некоторыми исследованиями. В этом случае чувство экзистенциального страха и беспредметной тревоги заставляет их готовиться по всем фронтам. При этом невозможность узнать, к какой именно катастрофе нужно готовиться или в каком масштабе, в сочетании с идеей неизбежности катастрофы, создает некий замкнутый круг, который изредка временно размыкается ощущением «достаточности подготовки». Здесь сурвивализм уже не безобидное увлечение, а скорее попытка совладания с невротическими симптомами.

Ученые говорят и о так называемой травмоцентрированной ментальности выживальщиков. Речь идет о том, что исторические травмы (войны, массовый голод, эпидемии) не проходят бесследно и остаются в бессознательной памяти, передающейся из поколения в поколение. Так возникают идеи патологического накопительства и установки вроде «не строить далеких планов, никому не доверять (особенно государству), полагаться на себя». Плюсом такого мировоззрения является способность быть в некоторой степени устойчивым в любой ситуации, минусом — тот факт, что выживальщики с травмой зачастую не могут строить долгосрочные планы, мыслят категориями «ночь простоять да день продержаться», живут в вечном самоограничении и не верят в счастливое будущее.

Выживальщики с травмой зачастую не могут строить долгосрочные планы, мыслят категориями «ночь простоять да день продержаться»

Патологический сурвивализм также ассоциирован не только с опытом поколений, но и с психотравмирующим опытом в жизни самого человека. Исследователи говорят, что такие люди могут быть фаталистами. Их успокаивает нахождение в группе единомышленников-фаталистов, а утешением может стать возможность приписать исчезновение человечества какому-то более крупному космическому порядку, например древнему пророчеству майя.

Социальные психологи говорят о комбинации чувства беспомощности в сочетании с недоверием к социальным институтам у истинных выживальщиков. Это может приводить к конспирологическим теориям, сконцентрированным вокруг идеи, что государство что-то скрывает от нас, а также появлению убеждения об эксклюзивном знании о событиях, к которым надо готовиться (ядерная война, заражение воды, чипирование, атака инопланетян и другое). Причем доказано, что те, кто больше всего верит в ту или иную конспирологическую идею, склонен больше всего к тому, чтобы стать ее амбассадором и «нести знание в массы». Ученые из Harvard Medical School также отмечают, что идея постапокалиптичного мира в целом привлекательна для человека начиная с раннего возраста. Дети фантазируют о таком мире, где «нужно отстреливаться от зомби и не надо ходить в школу», как о чем-то более близком к природе и естественном.

 Еще один комплекс идей, которые заставляют готовиться к концу света, — это сочетание следующих вещей:

 

— общего пессимистичного взгляда на постапокалиптический мир, веры в то, что конец света неизбежен, ресурсы будут ограничены, а люди будут отказываться от сотрудничества; 

— негативных убеждений о человеческой природе; 

— убеждений о необходимости конкуренции за выживание. 

Каждое из этих убеждений отражает такие личностные черты, как низкая доброжелательность, цинизм и высокий невротизм.

Таким образом, увлечение сурвивализмом может быть как результатом трансгенерационной травмы, повышенной тревожности и целого ряда невротических симптомов, требующих скорее контакта со специалистом по психическому здоровью, чем строительства бункера, так и безобидным хобби, которое не только дает смену деятельности и снижает уровень стресса, но и развивает новые навыки. 

 

Взять на заметку

Интересно рассмотреть, чему можно научиться у выживальщиков.

Стратегия долгосрочного хранения продуктов первой необходимости, используемая препперами (выживальщиками-накопителями), может не только оптимизировать траты, но и разгрузить психику. Ведь чем больше повседневных процессов автоматизировано и упрощено, тем меньше надо об этом думать, а значит, остается больше ресурса для других задач: общения с близкими, творчества и продуктивной работы.

У бушкрафтеров (выживальщиков в дикой природе) можно поучиться нативному развитию soft skills, физической выносливости и стрессоустойчивости. Причем не в теории, а на практике, что дает ускоренный эффект. Ориентация на местности по мху и следам животных за полчаса до заката натренирует быстроту реакций и адаптивность, необходимость группой возвести палатку в минус 30 — разовьет коммуникативные навыки, а принятие ванн в ледяном ручье — закалит организм. Дополнительный бонус: сон в собственной кровати с ортопедическим матрасом после ночлега на еловых ветках поверх снега будет особенно крепок и безмятежен.

Тренировки выживальщиков могут позитивно влиять на развитие креативности. Исследования демонстрируют, что гибридные виды деятельности на стыке работы и игры создают оптимальный контекст для творческой энергии. Таким образом, на выходных вы можете «поиграть» в пещерного человека, разжигающего огонь двумя камешками, а уже в понедельник к вам придет идея нового бизнес-продукта.

Кроме того, философия выживальщиков учит нас, что, на самом деле, мы можем приспособиться к чему угодно и чувствовать себя при этом, в общем-то, неплохо. У нас может быть устойчивость и ощущение контроля над ситуацией, пусть даже на своем локальном масштабе. Это ли не главное сегодня, в период всеобщей неопределенности и глобальных изменений, которые могут произойти в любой момент.

 

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+