К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Драма на троих: что такое «треугольник Карпмана» и как из него выйти

Фото Getty Images
«Треугольник Карпмана» в психологии — это модель взаимоотношений между людьми, играющими роли спасателя, жертвы и преследователя. О «треугольнике Карпмана» в личных отношениях и на работе, чем это опасно и как из него выйти — в материале Forbes Life

Эта психологическая и социальная модель взаимодействия между людьми была впервые описана американским психотерапевтом, доктором медицины и учеником Эрика Берна (основателя транзактного анализа) Стивеном Карпманом в 1968 году. Несмотря на то, что изначально Карпман назвал эту схему «драматическим треугольником», за ней закрепилось имя ее основателя. Что из себя представляет «треугольник Карпмана» и чем плоха такая модель взаимоотношений людей?

Что это такое — «треугольник Карпмана»

Стивен Карпман родился в Вашингтоне, его отец был психоаналитиком, работавшим в психиатрическом тюремном госпитале, а мать была соцработником в психиатрическом отделении госпиталя. После медицинской школы при Дьюкском университете Карпман обнаружил в себе страсть к диаграммам и теориям, что впоследствии привело его к транзактному анализу (психологическая модель, описывающая и анализирующая поведение человека. — Forbes Life). Он заинтересовался психиатрией и когда познакомился с создателем транзактного анализа Эриком Берном, стал у него учиться. В процессе обучения Карпман пришел к идее треугольника отношений, в основу которого легли позиции спортсменов (например, футболистов или баскетболистов) на поле, то есть игровые схемы, в которых есть нападающие и защитники. Карпман успешно применил эту диаграмму в работе с клиентами и когда рассказал о ней Берну, тот ответил: «Опиши ее, и люди будут тебя цитировать последующие 200 лет».

«Треугольник Карпмана» — модель ролевой игры, взаимоотношений между людьми, в которой задействованы три персонажа: Спасатель, Преследователь (или Тиран, Агрессор), Жертва, — рассказывает психолог-сексолог и гипнотерапевт Ольга Пантюшина. — Каждая роль имеет свой сценарий и свой набор характеристик, и вместе все три участника составляют единый деструктивный механизм, в котором их детские травмы, тревоги и психологические установки совпадают, как зубчатые колеса. Колесики крутятся, музыка играет, каждый участник выполняет свою роль».

 

Согласно теории Карпмана, во взаимодействии люди могут быть вовлечены в одну из ролей треугольника, причем роли и сама схема знакомы человечеству давно. 

«Схема взаимоотношений, которую мы знаем как «треугольник Карпмана», появилась вместе с человечеством. Ну или чуть позже, — говорит Екатерина Брост, психолог и гештальттерапевт. — Сейчас уже никто точно не скажет, когда люди начали играть в эту драматическую игру, которая точно не добавляет счастья в жизни и заставляет людей играть по одной и той же схеме».

Ольга Пантюшина объясняет поведение в треугольнике полученным в детстве опытом. «Например, ребенка делали постоянной жертвой через гиперопеку, то есть обесценивание его возможностей и его силы: «Давай я сама за тебя сделаю!» или «Давай помогу!», когда, в общем-то, никто о помощи и не просил. И ребенок усваивает это поведение», — говорит эксперт. В этом примере, ребенок — Жертва, а мама — Спасатель. При этом у Спасателя не всегда достаточно ресурсов, сил, и когда их мало, а как раз самое время спасать, мама может переключиться в Преследователя. «К примеру, утром ребенок собирается в сад и, так как за него обычно все делают, у него нет четкой организованности, он инфантилен и идет на поводу своих желаний. Вместо того чтобы одеваться, он играет. Мама приходит, начинает его одевать (спасает), тот крутится, и вот она уже на него повышает голос (преследует), ребенок плачет (еще больше уходит в Жертву), а может даже ее ударить или кинуть игрушку (сам становится Преследователем, а мама переходит в Жертву). Далее происходит угрызение совести, маму охватывает чувство стыда, и она снова включает Спасателя: «Прости, извини, ты моя деточка, давай помогу тебе одеться», — говорит Пантюшина. 

Три роли: Жертва, Спасатель, Агрессор

Жертва — главная фигура в «треугольнике Карпмана», потому что именно она запускает эту схему: провоцирует Агрессора и ищет Защитника. 

Один из характерных признаков поведения Жертвы заключается в том, что она большую часть времени жалуется на жизненные трудности и непреодолимые препятствия, но не ищет решений и возможностей, рассказывает Пантюшина. 

 

Жертва своими действиями «приглашает» Тирана ее наказать или обвинить, а Спасателя — защитить, отмечает гештальттерапевт Брост. При этом Жертва не такая беспомощная, как может показаться вначале, особенно, если вспомнить, как быстро она может перейти в любую другую роль: Агрессора или Защитника. «Роль страдальца нужна человеку для того, чтобы вытеснить агрессию, которую он не может в себе принять и которой он наполнен, — говорит Брост. — Жертва не признает, отрицает то, что обладает достаточными ресурсами, чтобы самой справиться с вызовами, которые ей кидает жизнь». У человека, который в большинстве своем выбирает по жизни роль Жертвы, всегда много жалоб, претензий, недовольства. Он стремится принижать свои достоинства и способности, критикует себя и обвиняет в собственных проблемах всех вокруг. «Часто Жертва просит совета, но не пользуется им. К примеру, она будет говорить, что испытывает проблемы на работе из-за того, что начальник самодур. На полученный со стороны совет уйти с работы, человек с легкостью найдет отговорку, мол, кому он нужен на новой работе или что он не может сменить место в силу каких-то других причин (кредиты, ответственность перед семьей и т. д.)».

У человека, включающегося в драматический треугольник Агрессором (Тираном, Преследователем), тоже есть чувство, которое он не может признать и вытесняет, — уязвимость. Ее он переносит на Жертву и таким образом становится Агрессором, говорит Брост: «Я не признаю свою слабость, слабым быть нельзя, поэтому нападаю на слабого». Тиран очень уязвим внутри, добавляет она.

«Преследователь путает вербальное насилие с силой, — говорит Ольга Пантюшина. — Для него характерны такие высказывания, как «Ты никогда не сможешь!», «Тебе не дано». Своим поведением, открытой агрессией и нападением он подкрепляет собственные убеждения, что без словесного принуждения и насилия нельзя обойтись. Так, например, объясняя насилие в семье, муж-абьюзер может искренне верить в то, что его «обязанность» — преподать жене урок».

Тот, кто чаще всего выбирает роль Спасателя, вытесняет собственное бессилие и обесценивает Жертву и ее способности, чтобы справиться с ситуацией. Для Спасателя его роль — это возможность почувствовать и проявить свою значимость и ценность. «Спасатель говорит Жертве: «Я знаю, что тебе нужно! Тебе точно это поможет!», — рассказывает Брост. Одновременно с этим Спасатель осуждает Тирана за его агрессию. 

Еще одним из характерных признаков Спасателя является его самоотдача процессу, максимальная включенность, добавляет Пантюшина. «Больше половины всей работы Спасатели делают за других, даже если об этом их не просят», — говорит она. 

В итоге каждый получает свои выгоды: Жертва перекладывает ответственность за свою жизнь на Спасателя, тот проявляет свою силу и порицает Тирана, который, в свою очередь подтверждает идею, что Жертва ничего не может сама. 

Где играют эти роли

«Треугольник Карпмана» можно встретить абсолютно везде, но, как отмечают психологи, чаще всего он проявляется в так называемых неблагополучных семьях, например, где один из родителей (или оба) страдают алкоголизмом. Драматический треугольник превосходно проявляется в созависимых отношениях, когда один из партнеров патологически включен в другого и не видит без него жизни, а тот, в свою очередь, может страдать какой-либо зависимостью (например, наркомания или игромания). 

Чаще всего люди стремятся занять позицию Жертвы или Спасателя, тогда как Тиран — наименее популярная роль. Зачастую человеку свойственно исполнять наиболее привычные роли, почва для которых формируется в дисгармоничных ситуациях уже в раннем детстве. У каждого есть свой триггер — крючок, на который он попадается. При этом есть механизмы смещения ролей, которые помогают сохранять контроль над ситуацией и поддерживать токсичную схему манипуляций. Иными словами, «треугольник Карпмана» — это долгая, если не бесконечная, игра.

Если у играющего роль Жертвы человека в окружении отсутствуют люди, которые готовы его спасать или преследовать, он обязательно сменит обстановку с целью найти других «игроков». «Такие люди в буквальном смысле нуждаются в том, чтобы их «зацепили», запустили конфликт. Они ищут того, с кем можно сыграть в эту игру, — отмечает Пантюшина. — Мы все периодически встречаемся с людьми, которые склонны скорее жаловаться, нежели решать проблемы. И они являются Жертвами, и они охотятся за Спасателями и Преследователями!»

Драматический треугольник встречается и в рабочих коллективах, и даже в очереди на кассу в магазине, уверяют психологи. Проявление этой схемы можно найти в любых человеческих отношениях, в любой коммуникации и даже внутри одного человека. «Чтобы пройти по всем ролям, не обязательно присутствие другого человека. В каждом из нас есть субличности и переход от одной роли к другой может быть в рамках этих субличностей», — отмечает Брост. Переход из роли в роль может осуществляться очень быстро, но можно и застрять на одной из позиций. «Пример: сейчас я себя ругаю последними словами (проявляю Тирана), например, за то, что наелась на ночь жареной картошки, — объясняет гештальттерапевт. — Через минуту чувствую себя слабой и несчастной, потому что не могу удержаться от соблазнов и набираю лишний вес (проваливаюсь в Жертву). И тогда я думаю, что же делать? Как себя «спасать» в этой ситуации (Спасатель): купить каких-нибудь волшебных таблеток от аппетита или для сжигания жира, поклясться на кулинарной книге, что это объедание на ночь было в последний раз?» 

 

Еще один вариант проявления Спасателя — объяснить самому себе, что проявление такого рода силы воли — это доводить себя до стресса, то есть, если захотелось на ночь наесться картошки, то себе в этом лучше не отказывать. Таким образом человек оправдывает свою слабость и признает собственную неспособность проявить волю и справиться с ситуацией. Это объясняется тем, что Спасатель, даже если это наша субличность, всегда считает Жертву безвольной и слабой, отмечает эксперт.

Как выйти из «треугольника Карпмана»

Драматический треугольник не встретить там, где люди обладают достаточно высоким уровнем осознанности, готовы к прямому диалогу и избегают манипуляций: как в свой адрес, так и в отношении других людей, отмечает гештальттерапевт. При этом выход из «треугольника Карпмана» — длительный процесс.

Чтобы выйти из драматического треугольника самостоятельно, нужно понять, что ты в нем находишься и какую роль выбрал. «Дверь на выход из игры — осознание, что она есть, — говорит Ольга Пантюшина. — Это не так банально, как кажется, потому что чаще всего эта игра проходит неосознанно. Далее могут быть специальные техники. Когда все осознали — применяем принципы «треугольника победителя» австралийского психотерапевта Эйси Чой. Это концепция–антитезис карпмановской диаграмме, которая замещает каждую роль: Преследователь становится Уверенным, Защитник — Заботливым, а Жертва переходит в Беззащитного. Благодаря описанным Чой механизмам человек справляется с собственными невыраженными чувствами и не ведет себя согласно известной схеме».

Екатерина Брост также отмечает важность понимания, что человека вовлекают в драматический треугольник. «Отследите этот момент, когда вас туда «приглашают». Это можно делать через собственные чувства, — говорит она. — Например, вы можете захотеть унизить человека в роли Жертвы. У вас может возникнуть желание начать обвинять и критиковать («Сам дурак, что потерял эту работу», «Головой надо было думать, прежде чем отдавать деньги в этот банк»). Тогда вы становитесь в позицию Агрессора. Если чувствуете, что это происходит, просто отойдите, не вовлекаетесь. Скажите себе, что вы не вправе никого судить и обвинять и каждый имеет право на ошибку».

Спасателя в себе можно распознать по желанию все решать за человека, напоминает гештальттерапевт. Например, товарищ потерял работу и жалуется на сложную финансовую ситуацию, а вы, как настоящий друг, начинаете помогать ему с поиском: кидаете ссылки на вакансии, обзваниваете знакомых руководителей, которые помогли бы ему устроиться, объясняет Брост. А затем вы можете заметить странную вещь: все ваши предложения друг начнет отвергать, объясняя это разными причинами, а вы чувствуете, что включены в его ситуацию чуть ли не больше, что он сам. Дальше классическая схема — вы почувствуете злость и раздражение на друга (перейдете в роль Тирана) или обидитесь за то, что он не оценил ваших стараний (войдете в роль Жертвы).

 

«Если чувствуете, что входите в состояние Спасателя, напомните себе, что другой человек — достаточно взрослый, чтобы справляться с трудностями, — советует Брост. — Вы можете помогать, когда вас об этом попросят и в той мере, в какой необходимо и в какой вы сами посчитаете нужным. Спросите у человека: «Чем я тебе могу помочь?» или «Тебе нужна моя помощь? Какая?». Он может ответить, что не нуждается в помощи или не знает, какая помощь ему нужна. Это его право, и когда понадобится, он к вам обратится».

С Жертвой дела обстоят сложнее, говорят психологи, потому что в этом состоянии для нее очень много вторичных выгод. Человек их, как правило, не осознает, но на него они влияют очень сильно. Одна из таких выгод — получить внимание, заботу, любовь и восхищение («Как ты только с этим справляешься!?»). И перестать быть Жертвой для такого человека — страшно: а вдруг окажется, что такой, какой есть, он никому не будет интересен. Для Жертвы с такой вторичной выгодой страшный сон — лишиться внимания и участия других в его жизни. 

При этом с состоянием Жертвы можно разбираться самостоятельно — для этого нужен достаточно высокий уровень осознанности и внутренней смелости, которая позволит двигаться сквозь страх и усваивать новые формы взаимодействия с людьми и с собой, отмечает Екатерина Брост. Но лучше делать это в сопровождении специалиста, который бережно проведет по этому пути, отмечает она. 

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+