К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

От Анны Дельви до аферистов из Tinder: почему мы так любим истории про мошенников

Элизабет Холмс, основавшая компанию Theranos, прибывает в суд, 4 ноября 2019 года (Фото Yichuan Cao / NurPhoto via Getty Images)
Истории про мошенников вызывают у нас противоречивые чувства, но при этом бьют все рейтинги просмотров. История Элизабет Холмс из Theranos экранизирована уже дважды, фильм про афериста из Tinder в начале года вошел в топ-10 самых популярных проектов на Netflix, а за историей Анны Делви, возомнившей себя богатой наследницей, следил весь мир. В чем глубинные причины популярности таких историй — разбирает практикующий психолог Екатерина Давыдова

Интерес к истории Элизабет Холмс, основавшей компанию Theranos, якобы делающей сверхбыстрые анализы по капле крови, не утихает с 2018 года, когда прошел громкий суд по ее делу. Холмс несколько лет убеждала общественность и инвесторов в реальности своего предприятия, добившись того, что компания оценивалась в $9 млрд. За скандальным разоблачением последовал документальный фильм «Изобретатель: Жажда крови в Силиконовой долине», снятый HBO в 2019 году, а конце прошлого месяца на платформе Hulu вышел сериал «Выбывшая», взявший за основу эту противоречивую историю о самой молодой женщине-миллиардере, продававшей инвесторам несуществующую технологию.

Не меньшее внимание получил «Аферист из Tinder». Документальный фильм о мошеннике побил рекорды просмотров на Netflix и сразу после премьеры набрал более 45,8 млн часов просмотров за неделю.

Огромная популярность была и у истории Анны Делви, осужденной в 2019 году в США за мошенничество на сумму более $275 000. Эмигрантка Анна Сорокина (настоящее имя девушки), приехав в Нью-Йорк, где никто не знал о ее происхождении, выдавала себя за богатую немецкую наследницу. Делви обманывала друзей, банкиров, юристов, жила в роскошных отелях, не платя по счетам, и в итоге была задержана. В 2019 году мы следили за судом над ней, а в 2022 году мини-сериал на Netflix «Изобретая Анну», созданный по мотивам ее биографии, попал в Google Trends и стал обсуждаемым шоу по всему миру.

 

В феврале появилась новость об аресте мошенников с русским следом, Ильи Лихтенштейна и его супруги Хизер Морган, — у них изъяли биткоины на общую сумму $3,6 млрд, предположительно украденные осенью 2016 года с криптовалютной биржи Bitfinex. И сразу же появилось заявление Netflix о планах снять очередной фильм про аферистов.

Факты подтверждают: спрос рождает предложение, а контент о мошенниках становится все более популярен. Но почему людям по всему миру так интересно наблюдать, как кто-то масштабно обманывает других, и в чем причина того, что нас увлекают истории грандиозных афер и последующих разоблачений?

Рассмотрим этот феномен через призму трех психологических понятий: эмпатии, проекции и тени.

Почему мы сопереживаем героям 

Начнем с эмпатии. Этот механизм обусловлен психологически и биологически. Желание следить за сюжетом и сопереживать связано с функционированием зон мозга, ответственных за репрезентацию эмоциональных состояний других внутри нашей психики. Наблюдая за персонажами фильмов, мы становимся психологически «связанными» с ними. Опыт на экране резонирует с нами даже телесно: в зависимости от происходящего у нас может усилиться потоотделение (если герою страшно), появиться мышечное напряжение (например, когда кто-то вот-вот может сорваться со скалы) или активироваться аппетит — при виде шикарного ужина на экране. 

Соприкосновение с эмоциями и поведением других, а также их воспроизведение важны для нас с эволюционной точки зрения. Младенцы, выполняя мимические имитации поведения взрослых, формируют свою внутреннюю реальность и учатся межличностному взаимодействию. Во взрослом возрасте эти навыки сохраняются в виде способности к эмпатии. Прорыв в понимании механизмов эмпатии наступил, когда были открыты скопления клеток определенного вида в премоторных отделах коры головного мозга (так называемые зеркальные нейроны). Именно они задействуются, когда мы задерживаем дыхание, наблюдая за тем, как персонаж убегает от погони.

 

Но почему так много людей хочет эмоционально соединиться именно с историями мошенников, создающих деньги из воздуха, и самозванцев, думающих только о своей выгоде? И здесь с объяснением поможет механизм проекции.

Ажиотаж вокруг фигуры афериста формируется по большей части проекциями так называемых теневых сторон личности зрителей

Простым словами, проекция — это психический процесс, с помощью которого люди приписывают другим объектам то, что находится в их собственном бессознательном. Такими объектами могут быть, например, проективные методики, широко принятые в психологической диагностике. Многие из вас наверняка видели в фильмах сцены, когда психотерапевт или психиатр предлагает пациенту абстрактные картинки, которые нужно интерпретировать, или незаконченные предложения, которые необходимо продолжить. Человек, рассказывая о рисунке или продолжая фразу, зачастую говорит о чем-то, что связано с его внутренней реальностью. На одной и той же абстракции один увидит стаю птиц, другой — драку двух людей, третий — отдыхающего на пляже.

Аналогичное происходит, когда мы видим персонажей. Существенное отличие абстрактной картинки от персонажа в том, что второй уже несет в себе смысловую нагрузку. А значит, мы будем проецировать на него свой бессознательный материал, связанный именно с этой темой.

Мошенники и аферисты как коллективная тень

Чтобы понять, что проецируется на вышеупомянутых мошенников, проанализируем впечатления зрителей от антигероев на примере афериста из Tinder. Просмотрев комментарии в социальных сетях, нетрудно заметить, что они условно делятся на три группы:

  •  «Молодец, мой герой!» и «А что, так можно было?»
    — относительно главного персонажа.
  • «Ну и наивность» и «Как можно было на такое повестись»




    относительно женщин, которые попались на уловки мошенника.
  • Сопереживание потерпевшим и сожаление, что аферист не наказан по заслугам.

Как мы видим, третья группа людей испытывает сострадание, чувство несправедливости и возмущение, то есть проецирует на сюжет свои представления о законе, добре и зле, соприкасаясь с сюжетом из позиции наблюдателя или потерпевшего, не допуская фантазии из позиции «как быть мошенником».

При этом первая и вторая группы резонируют с темными сторонами антигероя, возможно, испытывая некоторое восхищение аферистом или даже зависть к его свободе и тому, что кто-то позволяет себе такое поведение, тогда как правила закона и морали считают это неприемлемым.

Таким образом, ажиотаж вокруг фигуры афериста формируется по большей части проекциями так называемых теневых сторон личности зрителей. Схожим образом образуется интерес и к другим мошенникам, о которых мы сегодня говорим.

Упомянутое понятие «тень» изначально было введено всемирно известным швейцарским психотерапевтом Карлом Густавом Юнгом и широко используется психологами в мировой практике. Традиционно тень включает в себя личностно, социально и культурно не одобряемые черты, которые мы не можем себе позволить ввиду их неприемлемости. Теневыми качествами зачастую становятся открытое сексуальное желание, жадность, эгоизм, стремление к власти, гнев, ярость.

Учеными доказано, что в среднем люди произносят 1,65 лживой фразы в день, то есть мы все способны на обман

Есть три логичных варианта взаимодействия с тенью:

  1. Отрицание тени: «я не такой». Тогда то, что мы себе не позволяем, вытесняется, создавая напряжение в психике, но зато дает нам возможность быть максимально принимаемыми и одобряемыми социумом. В этом случае «под раздачу» могут попасть и вполне себе полезные качества: уместная хитрость, способность к здоровой конкуренции, желание много зарабатывать. Или же тень может начать «прорываться» иным способом. Такое происходит в случае пассивной агрессии, если мы не позволяем себе своевременно отстаивать границы более открыто.
  2. Идентификация с тенью: «я плохой, и мне с этим окей». Здесь комментарии излишни, так как часто эта позиция находится за гранью общепринятых морально-этических норм или даже закона.
  3. Социально приемлемая интеграция тени: «я осознаю, что я не святой, а во мне есть и плохое, и хорошее, и я рассматриваю все свои качества через призму их адекватности и вопросов морали».

Тот факт, что теневые качества есть во всех нас, подтверждается многочисленными исследованиями и экспериментами. Например, американскими учеными доказано, что в среднем люди произносят 1,65 лживой фразы в день, то есть мы все способны на обман. Можно вспомнить и знаменитый эксперимент Мигрэма 1963 года, в котором людям предлагалось наносить удары током актеру, имитирующему боль и страдание. Эксперимент показывает, что люди способны на максимальную жестокость, если обеспечить им соответствующие условия, например приказать и обеспечить безнаказанность. В 2017 году польские исследователи повторили эксперимент, результаты показали, что мы не сильно изменились. Нам вполне свойственна и жадность, существуют научные подтверждения, что она заразительна, тогда как щедрость не обязательно множит щедрость в ответ.

 

То есть мы носим в себе все те качества, которые есть у вышеупомянутых мошенников, просто в разной степени позволяем им быть и проявляться. Образ мошенника задевает наши темные стороны и вызывает разные чувства в зависимости от того, в каких отношениях мы со своей тенью: в отрицании, идентификации или в процессе интеграции.

Аферисты зачастую идут дорожкой «казаться вместо быть» в своем стремлении обладать благами. В этом и отражается внутриличностный конфликт большого количества людей: сколько можно «быть», а сколько — «казаться», и где грань в стремлении обладать, если речь идет о стыке морального и материального, этики и жажды наживы? Поэтому истории о мошенниках и становятся такими популярными, задевая вечную как мир внутриличностную дилемму. Это неудивительно, ввиду того что мы так много времени проводим в соцсетях, где «казаться» очень просто, а обладание редкой сумкой выставляется как достижение. Показательные примеры: стремление ретушировать себя обрело такие масштабы, что сегодня люди уже не верят, что на фото в социальных сетях нет фильтров (даже если их там и правда нет), одержимость идеями роскошной жизни и люксовыми брендами становится предметом все большего количества исследований, а образ блогера, который «просто показывает свою жизнь и на этом зарабатывает», — мечта многих.

Таким образом, нам есть о чем поразмышлять, изучая свои чувства относительно антигероев. Если в случае идентификации с ними (то есть своей тенью в их лице), остается лишь задуматься о долгосрочных последствиях, то в случае позиции «я не такой» может быть полезно проанализировать себя более прицельно, ведь в тень могут попасть качества, которые нужны нам в разумных пределах.

В некотором смысле образ антигероя может являться «темным зеркалом», в котором вы можете в гипертрофированном, негативно окрашенном виде даже увидеть свои потребности. Ведь что делают наши аферисты абсолютно нагло и бесцеремонно:

— Устанавливают свои правила. Например, аферист из Tinder решает, что не будет идти путем негласных социально-гендерных правил. Вместо этого он пользуется женщинами и наживается на них.

 

— Ищут легкие пути. Например, выбирая быстрое обогащение вместо тяжелого труда. Тогда как у многих из нас «комплекс правильного человека», живущего «как надо», и установка, что «деньги могут достаться только тяжелым трудом».

— Легко рискуют, а многим из нас сложно решиться на какие-то шаги и сделать выбор.

Может оказаться, что за жаждой больших денег кроется потребность в безопасности, за фантазией о стремительной славе — желание быть любимым

Аферисты абсолютно самоуверены, являясь при этом «оболочкой без содержания» —  а для многих обычных людей «синдром самозванца» является частью идентичности, даже при наличии значимых компетенций. Аферисты живут в потоке, а мы все планируем и оказываемся в ловушке погони за стабильностью.

То есть за безусловно негативными качествами антигероев в таком «перевернутом виде» могут скрываться наши вполне себе полезные желания и возможности: быть хозяином своей жизни, иметь легкость и удачу в достижении целей, смелость, уверенность в себе и уметь находиться в состоянии неопределенности.

Скажем «нет» романтизации

Одновременно с этим стоит отметить, что дурной пример, воспринимаемый буквально, без анализа и рефлексии, заразителен и может привести к плачевным последствиям. Например, можно вспомнить культ Чарльза Мэнсона, когда люди в буквальном смысле были очарованы его персоной, продолжая его дело, что в итоге привело к тяжким преступлениям и последующему заключению последователей. Или романтизацию образа Бонни и Клайда, до сих пор завораживающих многих людей своей яркой историей любви и независимостью от общественных правил, несмотря на все их разрушительные действия.

 

Идеализация мошенников и попытка идти путем «им можно, значит, и мне можно» — скользкая дорожка, которая может привести к деструктивным последствиям, начиная с уничтожения собственной репутации и заканчивая серьезными проблемами с законом, не говоря уже о вопросах чистоты души и совести.

Я и моя тень

Считается, что наиболее здоровый путь взаимодействия с теневыми аспектами личности — их интеграция. В этом случае мы можем размышлять о том, как встроить в свою жизнь нужные нам качества аферистов, очищенные от криминала, а также с учетом вопросов морали и их социальной приемлемости. Вот некоторые примеры взаимодействия с тенью:

  • Научиться балансировать между своими правилами и правилами общества. Не всегда мы должны соглашаться с предложенным, когда можем организовать по-своему. Полезной практикой будет начать с малого. Например, не стесняться попросить в ресторане приготовить блюдо именно так, как нужно вам, а не как решил повар, если ваша диета подразумевает какие-либо ограничения. Во многих ситуациях, подразумевающих долженствования, на самом деле, мы можем обеспечить себе больше комфорта.
  • Проявлять себя, не боясь мнения других. Безусловно, конструктивная критика бывает нам на пользу. При этом важно не идти на поводу у такого явления, как FOPO (fear of people’s opinions, или страх мнения других). Считается, что FOPO усиливается, когда человек начинает уделять меньше внимания тому, что делает его аутентичным (его собственные способности, таланты, ценности), и уходит в позицию соответствия тому, что другие могут подумать. FOPO связан с нашей социализацией, так как нам важно быть принятыми обществом, но при этом желание соответствовать может стать иррациональным и парализовать действия. Полезными прикладными шагами будут развитие уверенного поведения, например путем аффирмаций с фокусировкой на том, что вы умеете и на что способны, а также техники глубокого дыхания, посылающие в мозг сигналы, что вы не находитесь в непосредственной опасности.
  • Не бояться красивой маркетинговой упаковки наравне с содержанием, которое в нас есть. Уход в крайности в позиции «быть, а не казаться» может привести к тому, что специалист максимально профессионален, но при этом не востребован в той мере, в которой мог бы. Реалии современного мира диктуют свои правила: нам важно иметь и качественное содержание, и грамотную «обертку», чтобы быть конкурентоспособными. Помочь с этим могут как многочисленные курсы по развитию личного бренда, так и традиционная индивидуальная и групповая психотерапия.
  •   Становиться более гибким, приспосабливающимся к текущей реальности. Визионер и футуролог Юваль Ной Харари называет «гибкость» (flexibility) — словом нашей эпохи, а тот факт, что развитие soft skills сегодня необходимо всем, становится все более очевидным.
  •  Тренировать быстроту ума. Как мы видим из фильмов, мошенники и аферисты вынуждены делать мгновенный выбор, так как они нарушают закон и рискуют быть пойманными. Такие антипримеры показывают нам, что стремительность в принятии решений может быть весьма полезной. Чтобы этому научиться, мошенником становиться вовсе не обязательно, существует множество вариантов, как развивать этот навык иными способами, например полезным будет освоение спорта, требующего мгновенных реакций.

Наконец, не менее важным будет, в принципе, провести ревизию того, что скрывается за вашими теневыми потребностями. Может оказаться, что за жаждой больших денег кроется потребность в безопасности, за фантазией о стремительной славе — желание быть любимым, а значит, возможно, именно с этого и стоит начинать.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+