К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

«Место, где можно отдышаться»: как эмигранты создают сообщества и помогают друг другу

Фото Getty Images
С февраля 2022 года Россию, по некоторым подсчетам, покинули сотни тысяч людей. Forbes Life поговорил с эмигрантами, которые помогают соотечественникам адаптироваться за границей, и попросил рассказать о том, зачем они это делают и с какими трудностями сталкиваются

Все помогают всем

Число эмигрировавших после начала «спецоперации»* России на Украине россиян пока сложно подсчитать корректно. Так, весной пограничная служба ФСБ опубликовала отчет, в котором говорится, что с января по март 2022 года из страны выехало около 4 млн человек. В статистику попадают все — и туристы, и студенты, и те, кто отправляется в командировку, и те, кто покидает страну навсегда. Но тот факт, что эта цифра почти на 47% выше аналогичного показателя за прошлый год, позволяет предположить, что с конца февраля отток людей из страны увеличился. Согласно исследованию , которое провели создатели медиа для эмигрантов новой волны OK Russians, по политическим причинам с начала «спецоперации» страну покинули около 300 000 человек. Самыми популярными направлениями исследователи при этом называют Грузию, Турцию и Армению — туда отправляются около трети уехавших. Некоторые едут и в дальнее зарубежье — Израиль, США, Канаду, страны Европы. 

Куда бы ни отправились эмигранты, везде они сталкиваются  с одними и теми же трудностями: им нужно найти жилье, открыть счет в банке, записать детей в школу или детский сад, а многим — устроиться на новую работу. При этом не у всех на новом месте есть друзья или хотя бы знакомые, а значит, процесс адаптации может стать стрессовым, если не травматичным — особенно для тех, кто не говорит на языке новой страны. К счастью, на выручку приходят бывшие соотечественники — все чаще российские эмигранты за рубежом создают общественные организации, чтобы помогать друг другу. 

Одной из первых это стала делать создательница проекта «Ковчег», юрист Анастасия Буракова. В России она возглавляла правозащитную структуру «Правозащита Открытки» — сообщество юристов, которое предоставляло правовую защиту людям, подвергшимся преследованию за политическую и общественную деятельность. В августе 2021 года организация была распущена после того, как ее сайт заблокировал Роскомнадзор. Анастасия переехала в Киев, а в феврале — в дальнее зарубежье. В конце февраля Бураковой начали писать тысячи людей, в основном активисты и журналисты, с вопросами о релокации. Тогда она поняла, что проблема огромная и в одиночку она не сможет помочь всем. Так родилась идея проекта поддержки эмигрантов из России.

 

Анастасия Буракова не единственная, чья жизнь резко изменилась в конце февраля. Помогать бывшим соотечественникам, которые уезжают из России, начали самые разные люди: журналисты, маркетологи, топ-менеджеры крупных компаний. 

Писательница из Берлина Даша Суоми основала проект MentorMove. Он предлагает бесплатные консультации для людей из России, Белоруссии и Украины, которые ищут новую работу удаленно или за границей. Сейчас на платформе 140 специалистов из разных сфер: разработчики, маркетологи, рекрутеры, дизайнеры, программисты, менеджеры, преподаватели — и не только. У сообщества есть Telegram-канал с новостями и анонсом мероприятий по теме поиска работы.

Еще один Telegram-канал — «Удаленка и релокация» — помогает найти работу в IT-сфере по всему миру. Вакансии публикуют ежедневно, есть много предложений от работодателей, готовых помочь с релокацией на Кипр, в Чехию, Грузию, Армению, Сербию. А канал Oh, world!, который создала организатор мероприятий Александра Калачева, публикует эфиры с номадами (людьми, которые работают удаленно и кочуют из страны в страну) и гайды о переезде в разные страны. 

Александра создала свой канал в феврале, первые подписчики пришли к ней из чата по релокации из России, где было 100 000 человек. Сейчас канал разросся до 17 000 подписчиков — готовить контент помогают пять редакторов. 

Я подумала, что людям, особенно тем, кто бежит от преследования, нужно место, где можно отдышаться, понять, что делать дальше, легализоваться

«Я неправильно оценила масштаб»

«Я подумала, что людям, особенно тем, кто бежит от преследования, нужно место, где можно отдышаться, понять, что делать дальше, легализоваться, — вспоминает Анастасия Буракова. — Мы начинали с коливингов (домов для совместного проживания) и консультаций в Telegram-боте. Я попросила двух бывших коллег по правозащитной деятельности помочь мне. В первый день мы получили около 5000 вопросов, и стало понятно, что масштабы сильно больше, чем я думала». Вместе с ростом числа обращений активизировался фандрайзинг: другие люди начали откликаться и присылать деньги нуждающимся, предлагать бесплатные услуги. Так маленькая инициатива в считаные сроки разрослась в большой проект. 

 

Сейчас «Ковчег» предлагает коливинги в Стамбуле и Ереване (за все время в обоих городах сотрудники приютили порядка 300 человек), психологическую и юридическую помощь и тематические Telegram-чаты — по странам и профессиям. Кроме того, есть канал, в котором сотрудники проекта публикуют вакансии, новости о стажировках, стипендиях и другую полезную для эмигрантов информацию. 

В планах у «Ковчега» сделать центры диаспор — места, где можно будет создавать коворкинги, чтобы люди знакомились и начинали совместные проекты. Летом планируют открыть площадки в Ереване и Стамбуле, но, возможно, центры появятся и там, где уже сформировались активные диаспоры, — например, в Грузии, Германии, Казахстане, Италии, Канаде. В команде «Ковчега» работают шесть человек, все остальные —  например, миграционные юристы или психологи, которые берут людей на индивидуальную терапию, — волонтеры. «Групповую терапию оплачиваем, но не по рыночной цене: просто окупаем время людей. В целом нам пока хватает сил волонтеров, сейчас их около 430 человек», — говорит Анастасия Буракова. Проект полностью работает на фандрайзинге и довольно успешно: впереди есть деньги как минимум на месяц работы. 

При этом, по словам Бураковой, пожертвования идут неравномерно: сперва было больше, потом меньше. Люди привыкают к любому информационному фону, и сообщения об эмигрантах просто успели стать его частью. За 2,5 месяца «Ковчег» собрал около $100 000. На обеспечение работы проекта уходит в среднем $37 000 в месяц. Большую часть средств «съедает» аренда коливингов — на них тратится порядка $18-20 000 с учетом коммунальных платежей и расходов на мебель (в Стамбуле жилье, как правило, сдается пустым). Вторая по величине статья расходов — оплата работы психологов. Проект нигде не зарегистрирован. Для сбора пожертвований организаторы попросили дружественную европейскую НКО быть оператором средств. 

Когда все начиналось, я неправильно оценила масштаб. Я думала, что это будет пара сотен резюме, но их присылали так много, что мой телефон пиликал каждую секунду

Помогает эмигрантам из России найти работу и Наталья Вахонина, редактор проекта «Мы и Жо» о медиа и журналистике. Сразу после того, как в стране начали закрывать независимые СМИ, они с Александром Амзиным, руководителем проекта, поняли, что должны помочь подписчикам своего Telegram-канала — профессионалам преимущественно из русскоязычных медиа. Александр и Наталья решили собрать резюме всех тех, кто хотел уехать из России, и передать хедхантерам и владельцам компаний или стартапов, которые занимаются наймом людей за границей. «Когда все начиналось, я неправильно оценила масштаб. Я думала, что это будет пара сотен резюме, но их присылали так много, что мой телефон пиликал каждую секунду. За четыре дня я разобрала больше тысячи CV», — говорит Наталья Вахонина. 

Экс-директор по маркетингу Ирина Лобановская также признается, что ее гайд по релокации «Эмиграция из России в свободный Мир» оказался проектом более масштабным, чем представлялось  вначале: «Сперва я думала, что этими рекомендациями воспользуются человек сто. Потом появились десятки тысяч людей, потом сотни тысяч, а потом гайд охватил больше миллиона человек». 

 

Сначала гайд просто аккумулировал в себе всю информацию по эмиграции из интернета. Заполнять его контентом помогали волонтеры — они присылали тысячи сообщений в день. Теперь над проектом работает полноценная редакция из 12 человек — в том числе три редактора с юридическим образованием. Для читателей контент по-прежнему остается бесплатным.  

Очередь на первичное собеседование с консулом составляет около шести месяцев. Тем не менее чат помог десяткам людей — возможно, даже сотне. Многие уже переехали и нашли работу

 Эстер Голдберг, одна из администраторов Telegram-чата «Репатриация, шоб я так жил», где помогают перебраться в Израиль, рассказала, что объем аудитории в начале весны у них увеличился на треть. К сообществу присоединились больше тысячи человек. 

Сейчас, помимо Эстер, в чате восемь администраторов — проект в Telegram они ведут как волонтеры, в свободное от работы время. Все участники команды живут в Израиле, они эмигрировали в разные годы, поэтому у всех есть опыт репатриации. В основном они помогают собрать пакет документов для быстрой проверки в посольстве Израиля. Эстер говорит, что сейчас обычный процесс осложнен огромным потоком заявителей. Очередь на первичное собеседование с консулом составляет около шести месяцев. 

«Людей объединяет то, что они потеряны»

Все героини, которые занимаются помощью эмигрантам, делают это по разным причинам. Ирина Лобановская начала свой проект как способ снять стресс. У Натальи Вахониной другая мотивация: «Мы делаем это, потому что можем и потому что нам не все равно. Мы понимаем и свою ответственность перед медиасообществом, поскольку мы долго собирали его вокруг себя. Тем более мы можем гораздо больше, когда объединяем усилия с другими людьми». 

Анастасия Буракова признается, что ее вдохновили коллеги из «Дома единой Беларуси» в Вильнюсе. Это проект, объединяющий представителей белорусской политической и гражданской оппозиции, живущих в Литве. После протестов 2020 года они тоже помогали белорусским эмигрантам: организовали коливинг и сопровождение по легализации. Анастасия давно следила за работой коллег и всегда относилась к ней с большим уважением.

 

«Российские граждане, проживающие за рубежом, никогда не были по-настоящему сплоченными. Но на фоне большой беды люди наконец-то смогли создать сеть взаимопомощи и объединиться, в том числе на идеологической базе. К тому же людей объединяет то, что они потеряны, потому что не планировали отъезд. В этой ситуации очень важно наладить горизонтальные связи», — говорит Анастасия Буракова.

Создательница «Ковчега» добавляет, что чаще всего деньги на ее проект перечисляют те, кто эмигрировал давно. Зачастую эти люди занимают неплохие позиции в западных компаниях,  а теперь у них есть не только желание, но и возможность помогать — консультациями, жильем, деньгами.

Люди, которые помогают другим, более энергичные, лучше себя чувствуют и дольше живут

Социальный психолог Лариса Марарица считает, что есть несколько мотивов для безвозмездной помощи другим людям.

Во-первых, помощь другим снимает напряжение: когда мы помогаем, нам самим становится легче. В тяжелой ситуации, когда мы не можем ничего изменить глобально, это особенно важно. Такое деятельное состояние — одно из самых правильных. Люди, которые помогают другим, более энергичные, лучше себя чувствуют и дольше живут. 

Вторая причина заключается в социальном «давлении». Если в окружении человека волонтерство становится нормой, то он тоже чувствует стремление поддерживать других, потому что видит, что все вокруг делают то же. 

 

Третья причина в том, что, помогая другим, люди формируют социальный капитал. Мы живем и работаем не в одиночку, а сообществами. Если человек хочет сделать что-то серьезное в бизнесе или науке, ему нужно иметь команду, выстраивать связи с окружающими. Помогая другим в трудной ситуации, он получает друзей и союзников, которые, в свою очередь, помогут ему. Это очень правильная стратегия. К тому же уезжают разные люди, в том числе очень талантливые, — и мы не знаем, при каких обстоятельствах наши пути пересекутся в будущем. 

Горизонтальные связи и сеть знакомых 

«Когда формируются горизонтальные связи, формируется и гражданское общество», — убеждена Марарица. Ключевые работы философов в области социального капитала объединены общей мыслью: любые механизмы, которые приводят к формированию горизонтальных связей, — основа гражданского общества. Причем горизонтальные связи остаются, даже если заканчивается волонтерство, — то есть у них долгоиграющий эффект. Эти связи потом могут срабатывать в других ситуациях. 

Социолог Алексей Фирсов считает, что группы взаимопомощи объединяет не только стремление к взаимовыручке, но и ценностная основа. Эмигранты новой волны часто уезжают группами (кустами) — либо по профессиональному, либо по географическому признаку. В этом случае люди всегда склонны к взаимовыручке. Даже если эмигранты не были знакомы в Москве,  все равно через одно-два рукопожатия находятся новые связи. Образуется сеть знакомых, члены которой поддерживают друг друга. 

По мнению социолога, не все инициативные люди, которые составляли гражданское общество в России, уехали за границу

Впрочем, такие группы, возникают не только в среде эмигрантов. По словам социолога, недавно подобный всплеск стремления помогать друг другу случился во время пандемии. Когда люди находились в изоляции, а государство не могло (или не хотело) дотянуться до всех и каждого, возникли волонтерское движение и сеть взаимопомощи. Во время протестов 2012 года группы протестующих тоже активно помогали друг другу — в том числе разрешать конфликты с органами правопорядка. По мнению социолога, не все инициативные люди, которые составляли гражданское общество в России, уехали за границу. «Есть те, кто и сегодня формирует гражданское общество. Это люди, которые хотят жить в лучшей стране, готовы выражать общественную позицию и улучшать некие процессы, не обязательно политические», — считает Алексей Фирсов. 

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 57 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

 

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+