К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

«Советская Атлантида»: как сохраняют память об ушедших под воду городах

Калязинская колокольня (Фото Dmitri Lovetsky / AP / TASS)
Калязинская колокольня (Фото Dmitri Lovetsky / AP / TASS)
В советское время деревни и города в районах больших рек сознательно уничтожали, чтобы на их месте создать водохранилища и возвести гидроэлектростанции. Запускать «энергетические проекты» начали в середине 1930-х и продолжили в 1960-е. Всего затопленными оказались несколько сотен населенных пунктов. Forbes Life рассказывает, как потомки жителей разрушенных городов и деревень восстанавливают память о них и реставрируют уцелевшие памятники архитектуры

Киловатты электричества и личные трагедии 

 По данным научно-исследовательского университета «Московский энергетический институт» (далее — НИУ «МЭИ». — Forbes Life), предоставленных в распоряжение редакции, за полвека в бассейнах рек Волги и Камы был возведен каскад из 11 гидроузлов комплексного значения. Общая площадь водохранилищ — больше 25 000 кв. м. Главной артерией грандиозной водно-ресурсной системы стала Волга: на этой  реке создали восемь крупных гидроузлов. Образованные системы водохранилищ позволили перераспределять сток Волги в соответствии с требованиями народного хозяйства согласно временам года — и обеспечить электроэнергией всю европейскую часть страны.

«Когда в 1940 году построили Угличскую гидроэлектростанцию мощностью 110 000 киловатт, человеку стала подвластна Верхняя Волга протяженностью 1300 км, — поясняет научный обозреватель НИУ «МЭИ» Илья Семенов.  — Центральная энергосистема пополнилась недостающей электроэнергией, и глубоко сидящие астраханские речные корабли смогли доходить до самой Москвы. В тяжелую военную зиму 1941-1942 годов верхневолжские ГЭС давали до 3,5 млрд киловатт электроэнергии в час. Рыбинское водохранилище в то время было самым большим искусственным водоемом в мире и до сих пор остается самым крупным в Европе». 

По мнению эксперта, экономические, экологические и социальные последствия строительства и ввода в эксплуатацию Волжско-Камского каскада ГЭС трудно переоценить: «В годы Великой Отечественной войны Угличская и Рыбинские гидроэлектростанции обеспечивали бесперебойное энергоснабжение Москвы и оборонных предприятий центральной России. Выработка электроэнергии имела особо важное значение, поскольку в ходе битвы за Москву большинство электростанций Мосэнерго либо эвакуировали, либо они испытывали острый дефицит топлива».

 

Сегодня Волжско-Камский каскад ГЭС — уникальная система водохранилищ, позволяющая орошать более 2 млн гектаров засушливых земель Среднего и Нижнего Поволжья. Это почти половина всех орошаемых земель России. Волга и Кама снабжают водой тысячи предприятий и сотни городов, расположенных по берегам этих рек.

Однако, как это часто бывает, ради реализации государственной программы пришлось пожертвовать личными интересами сотен тысяч людей. Из-за строительства многочисленных ГЭС под воду в середине ХХ века ушли такие города, как Молога, Корчева, Весьегонск, часть Калязина и Пучежа — и не только. Нынешний Тольятти — тогда Ставрополь-на-Волге — был перенесен на новое место. Всего, по данным «РусГидро», в зону затопления попали девять городов. По другим данным, разрушены были также почти 700 сел и деревень, а покинуть дома вынуждены были 130 000 человек. 

«Моя мама родилась и проживала с семьей в деревне Шишкино Мологского района Ярославской области, — рассказывает Елена Старостина, дочь одной из жительниц затопленной деревни. — Рядом протекала река Пушма, стоял большой и богатый лес, где росли клюква, брусника, черника, голубика и всевозможные грибы. В семье были корова, лошадь, свиньи, много кур и гусей. Жили очень хорошо. В трех километрах от дома стояла церковь, куда в праздники приходили гости из всех ближайших деревень. Семья даже построила огромный дом, но пожить в нем успела всего пару лет — до затопления». 

Еще одна ушедшая под воду деревня, Ворона, стоявшая на реке Согожа, была крупной — примерно на 300 домов. Бабушка еще одного героя, Андрея Волкова, которая там родилась, вспоминала про «заливные луга, зажиточных крестьян и двухэтажный семейный дом». Все это тоже было перенесено в жертву ради «светлого будущего». 

Воды одного только Рыбинского водохранилища скрывают руины нескольких сотен населенных пунктов. По данным Музея Мологского края, в связи со строительством Рыбинского гидроузла в зоне затопления оказалось около 600 деревень — территории Ярославской, Волгоградской и Калининской (ныне Тверской) областей. А по данным Калязинского краеведческого музея им. И. Ф. Никольского, в Калязинском районе Тверской области в 1939 году было уничтожено 40 населенных пунктов. В некоторых из них жило по несколько десятков человек, а в самом крупном — 390. В одной лишь деревне Чаплино имелось 17 хозяйств.

 

Жителям деревень и городов пришлось спешно покидать родные дома. Кто-то селился на территориях по соседству, а кто-то уезжал в отдаленные части страны. Некоторые разбирали свои дома и тащили на себе — в буквальном смысле слова. «Бабушке было лет шесть, когда они переехали из родной Мологи в поселок Норское (окраина Ярославля). Дом разобрали и погрузили на телеги. Так и ехали: в одной телеге семья, в других — фрагменты дома, — рассказывает жительница Ярославля Ксения Пата. — Ночевали в лесу и берегли лошадей, которые ходили совсем рядом. На новом месте жительства воссоздали дом из родных бревен». Многие переселенцы перевозили только вещи, а дома заново отстраивали на предоставленных участках  либо селились в городских квартирах. По словам родственников очевидцев, государство выплачивало переселенцам компенсации, но они едва покрывали затраты на переезд и обустройство на новом месте. 

Калязинская колокольня (Фото Яны Сониной·Пресс-служба администрации Калязинского района)

«Советская Атлантида» в наши дни 

Потомки тех, кто жил в затопленных городах и деревнях, по мере сил стараются сохранять память об ушедших под воду домах, библиотеках, церквях, памятниках и улицах. 

В этом году 50-летие отметило землячество мологжан, одна из старейших общественных организаций в Ярославской области. Молога — самый известный из ушедших под воду городов региона. Он упоминается еще в летописях XII века. На юбилей приехала старейшая мологжанка Тамара Кухарук, которая в мае отметила столетие и давно живет в Иваново — из Мологи ее семью выселили в 1938 году.

 В деревне Петраково Ярославской области есть музей Рыбинского моря. В его экспозиции около 300 предметов и материалов, рассказывающих о геологическом прошлом крупного водохранилища и о затопленном Мологском крае. Самые интересные экспонаты — модели речных судов, которые использовали в этих местах на Волге задолго до появления водохранилища, и уникальный макет плота мологжанина-переселенца. 

В самом Рыбинске есть музей Мологского края. Посетители могут увидеть мебель, домашние вещи и церковную утварь, найденные в ходе археологических раскопок и экспедиций на водохранилище. Сами бывшие мологжане и их потомки дарят музею новые экспонаты. 

Историю затопленных деревень и городов продолжают изучать ученые и энтузиасты — годами они штудируют архивы и собирают воспоминания очевидцев и их потомков. Так, житель Рыбинска Владимир Веденин с детства знает, что его предки родом из Мологского края. Благодаря архивам он выстроил свою родословную до XV века, наработал базу данных и сейчас помогает потомкам жителей затопленных деревень собирать информацию о предках, находить документы и даже фотографии.

Колокольня в Калязине и храм в Крохино

Некоторые архитектурные памятники уцелели и во время затопления остались над водой. Сегодня их реставрацией занимаются энтузиасты со всей страны. 

Одна из самых известных таких достопримечательностей — колокольня затопленного Николо-Жабенского монастыря, стоящая на маленьком клочке суши прямо посреди Волги у города Калязина. Сам Калязин тоже пострадал: его исторический центр ушел на дно Угличского водохранилища. Но сохранилась 70-метровая колокольня, которую возвели при Никольском соборе в 1800 году. Сегодня, чтобы ее увидеть, сюда каждый год приезжают тысячи туристов. 

Вот что написал Александр Солженицын, побывав в Калязине в 1996 году: «Кто хочет увидеть единым взором, в один окоем, нашу недотопленную Россию — не упустите возможности посмотреть на калязинскую колокольню. Она стояла при соборе, в гуще изобильного торгового города... И никакой же провидец не предсказал тогда, что древний этот город, переживший разорения жестокие и от татар, и от поляков, на своем восьмом веку будет невежественной волей самодурных властителей утоплен на две трети в Волге: все бы спасла вторая плотина, да поскупились большевики на нее».

В конце 2021 года колокольню привели в порядок: укрепили фундамент, отреставрировали интерьеры, крест и часы. Строительная бригада трудилась под постоянными ветрами. Оборудование и материалы привозили к острову многочисленными рейсами: в теплое время — на баржах по воде, а в мороз — на снегоходах и даже на аэросанях по льду.  

 

Глобальную реставрацию удалось осуществить под эгидой правительства Тверской области и администрации Калязинского района. Острая необходимость спасать здание от разрушения назрела уже давно, но колокольня имела статус памятника федерального значения, каких в России тысячи. Чтобы региональное правительство выделило деньги на работы, понадобилось почти 15 лет. 

Другой важный пример того, как местное сообщество реставрирует памятники архитектуры из затопленных городов и деревень — история храма Рождества Христова  в Шекснинском водохранилище. Сохранить его изначально было сложнее, чем колокольню в Калязине, потому что храм не признан памятником архитектуры ни на каком законодательном уровне. Храм как бы ничей, но в то же время он культурное достояние.

Храм над Крохино (Фото Николаия Захарова·Пресс-служба администрации Калязинского района)

Это единственное здание, оставшееся от крупного села Крохино в Белозерском районе Вологодской области. Когда-то Крохино стояло на левом берегу реки Шексны, у ее истока из Белого озера. С конца XV века здесь была небольшая деревня, а уже в XVIII веке — городок Крохинский Посад с купеческими каменными и деревянными домами и небольшими заводами. В начале ХХ века Крохино потеряло свое былое значение и вновь превратилось в село, а в 1953 году стало известно о планах правительства затопить эти земли ради строительства Волго-Балтийского водного пути — жителей начали заблаговременно расселять.

В 1964 году местность затопили. Над водой остался лишь храм Рождества Христова, который сохранили как маяк зоны затопления. Храм представляет собой кирпичное двухэтажное здание в стиле позднего барокко, он был построен в 1788 году. Словно маяк, храм стоит посреди воды. Он часто появлялся и появляется на открытках, на картинах художников и даже в кино. Его можно видеть в картине Василия Шукшина «Калина красная» и в документальном фильме Леонида Парфенова «Цвет нации».

Храм простоял в водах разлившейся Шексны более 60 лет. Мимо него курсируют суда, а каждый проход корабля или баржи пускает волны, бьющие в стены. Поэтому здание медленно разрушалось — в один прекрасный момент у храма рухнул купол.

 

Однако зимой 2009 года у храма Рождества Христова началась вторая жизнь. Молодые энтузиасты из Москвы побывали на территории затопленного Крохино, прониклись его историей и решили заняться сохранением мемориального храма-маяка. Так сначала зародилась общественная инициатива, а позже появился благотворительный фонд «Центр возрождения культурного наследия «Крохино».

По инициативе руководителя проекта Анор Тукаевой на берегу Шексны каждую весну начали собираться волонтеры из разных городов России, чтобы поучаствовать в консервации крохинского храма. На профессиональном языке консервация здания означает его защиту от дальнейшего разрушения и фиксацию текущего состояния.

Первые годы волонтеры вручную строили и бетонировали дамбу, которая защищала храм от льда и  волн. Затем возвели контрфорс к северной стене паперти, восстановили кладку подмытых стен, установили маячки для контроля за деформацией здания. В 2015 году фонд провел инженерные изыскания и начал проектные работы, которые были реализованы в 2019 году. Теперь храм-маяк окружен шпунтовой стенкой и защищен противоледовой системой (пять ледорезов и пирс). В общей сложности к храмовой территории было доставлено 950 тонн песка. Так в Крохино появился искусственный остров площадью 1300 кв. м, созданный на частные пожертвования.

Волонтеры фонда трудятся каждый год — сезон длится с июня по октябрь. В Крохино также приезжают реставраторы, строители, инженеры, архитекторы и просто путешественники, желающие внести свой вклад в сохранения памятника. Все они живут в специально выстроенном волонтерском кампусе. Работы продолжаются благодаря пожертвованиям и краудфандингу. 

«Нынешнее укрепление предотвратит дальнейшее разрушение церкви и защитит ее от разрушительных ледоходов и штормов, — говорит директор благотворительного фонда «Крохино» Анор Тукаева. — Это позволит нам вести дальнейшие работы по консервации и сохранению храма в Крохино, чтобы создать здесь мемориал в память о затоплениях, произошедших в стране в XX веке, и сделать бывшее село доступным и знаковым местом для всех, кто ценит наследие и историю». 

 

 

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media Asia Pte. Limited. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2023
16+