К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Наш канал в Telegram
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях
Подписаться

Новости

Пальмы в усадьбе «Горки Ленинские»: как жила и выращивала цветы вдова Саввы Морозова

Аликс Дюваль. «Портрет неизвестной в образе Флоры» (Фото Музея-заповедника «Горки Ленинские»)
Аликс Дюваль. «Портрет неизвестной в образе Флоры» (Фото Музея-заповедника «Горки Ленинские»)
В подмосковной усадьбе «Горки Ленинские», известной как место последнего приюта Владимира Ленина (благодаря чему усадьба сохранилась практически в идеальном состоянии), до 22 октября идет выставка «Розы и Пальмы Зинаиды Морозовой». Зинаида Морозова, последняя хозяйка усадьбы перед революцией, увлекалась садоводством, что отразилось на ее художественном вкусе и выборе декора и искусства. На выставке в усадьбе показывают, как жила и что оставила после себя вдова Саввы Морозова

Усадьба «Горки» известна с XVI века, но ее территория была обитаема уже в IX-XIII веках — тут до сих пор возвышаются курганы оставшиеся от племен вятичей. Однако расцвела усадьба в прямом смысле этого слова только в начале XX века, когда здесь поселилась Зинаида Григорьевна Морозова-Рейнбот.

Загадочная смерть супруга, Саввы Морозова, владельца мануфактур, производивших ткани с цветочными орнаментами, сделала 37-летнюю Зинаиду Морозову, вероятно, самой богатой женщиной России. Текстильный бизнес Морозовых, по реконструкции Forbes, занимал третью строчку в списке богатейших людей Российской империи с состоянием около 40 млн рублей золотом (на всю семью).

Спустя два года Зинаида Морозова вновь вышла замуж за московского градоначальника Анатолия Рейнбота, который ради нее развелся с женой. Но вскоре из-за обвинений в казнокрадстве Рейнбот вышел в отставку. Решив изменить привычный образ жизни, Зинаида Морозова продает построенный Шехтелем по заказу Саввы Морозова готический особняк на Спиридоновке и переселяется в подмосковную усадьбу «Горки».

 

В новом доме Зинаида Григорьевна смогла показать свой «купеческий вкус» с гораздо большим размахом, чем в предыдущем московском особняке.Чем же еще заняться очень богатой и независимой женщине? Какую мечту исполнить? На этот вопрос отвечает куратор выставки Софья Багдасарова, сделавшая очень камерную, личную и женскую выставку про Зинаиду Морозову, о которой обычно вспоминают в основном в связке со знаменитой династией коллекционеров. (Интересно, что ни Савва, ни Зинаида не приглашали живописцев работать на себя и их портретов маслом не существует. Даже изображения усадьбы Горки можно найти только на фотографиях).

Садоводство привлекало Морозову, и оно быстро приобрело почти промышленный масштаб. Усадьба превратилась в прекрасный сад: бегонии, гортензии, папоротник, сирень, розы, гвоздики, резеда, орхидеи, хризантемы, астры поставлялись в 22 оптовых магазина Москвы. Судя по сохранившимся кассовым книгам, в 1914 году выручка от продажи цветов в Москве составлял от 784 до 2020 рублей в месяц, а чистая прибыль от 35 копеек до 444 рублей. Впрочем, доход для Зинаиды был не важен, ей нравился сам процесс ведения такого красивого бизнеса.

 

Именно растения—  в первую очередь розы и пальмы, — стали  связующей нитью выставки. Живые цветы постоянно использовались в повседневной жизни Морозовой и ее старшей дочери Марии, ими были наполнены сады, оранжереи, беседки и дома. Обстановка и детали интерьера, фарфор, картины. Кажется без цветов не обходился ни один предмет интерьера.

Над вкусами Зинаиды Морозовой и ее наивными притязаниями на аристократизм современники откровенно смеялись. Родившись в старообрядческой семье, Зинаида Морозова была крещена как «Зиновия», но это имя показалось ей слишком простым и позже, на манер аристократок Юсуповой и Волконской, она переделала себя в «Зинаиду». Максим Горький посвятил ей такие строки: «В спальне хозяйки — устрашающее количество севрского фарфора: фарфором украшена широкая кровать, из фарфора рамы зеркал, фарфоровые вазы и фигурки на туалетном столе и по стенам, на кронштейнах. Это немножко напоминало магазин посуды. Владелица обширного собрания легко бьющихся предметов m-me Морозова с напряжением, которое ей не всегда удавалось скрыть, играла роль элегантной дамы и покровительницы искусств».

Но выставка не только про то, как дамы украшали свой дом и наряды, — это одновременно рассказ про эволюцию цветочного орнамента: от строгих научных ботанических иллюстраций до спиралей модерна и сказочных цветов Коровина и абрамцевского «русского стиля». 

 
Блюдо с цветочной росписью
Музей-заповедник «Горки Ленинские»

Блюдо с цветочной росписью

Судя по фотографиям интерьеров и воспоминаниям современников, Зинаида Морозова обладала гигантской коллекцией фарфора и керамики. Однако, сохранилась лишь ее незначительная часть. Эта уникальная тарелка фарфорового завода Кузнецовых с инициалами Морозовых  — подарок от владельцев харчевой лавки в Москве, в которую Морозовы иногда заходили поесть. На ней есть надпись: «Отъ Общества служащихъ харчевой лавки».

По словам куратора выставки Софьи Багдасаровой: «Тарелка стала камертоном выставки, породила ее концепцию».

Архитектор выставки Софья Жукова добавляет: «Один из основных цветов тарелки — розовый, словно у пирожного макарони. Вместе с бледно зеленым тоном, он стал основным для нижних залов выставки».

Аликс Дюваль: «Портрет неизвестной в образе Флоры»
Музей-заповедник «Горки Ленинские»

Аликс Дюваль: «Портрет неизвестной в образе Флоры»

Зинаида Григорьевна себя так и представляла — подобно девушке в цветах на портрете художницы Аликс Дюваль. Морозова, как и многие ее современницы, отдала свое сердце стилю «неорококо», который воспевал изящество и роскошь французского XVIII века. Избыточный и сладкий, стиль «неорококо» создавал ощущение аристократизма и богатства, давал возможность сбежать от повседневности в розовый мир сказок про принцесс. Вернее, в мир «цвета пыльной розы» и «зеленого селадона» — такими терминами эстеты называли сложные оттенки.

От художественной коллекции Зинаиды Морозовой мало что осталось. Однако кое-чем те, кто вывозил экспонаты из усадьбы Горки в ХХ веке, пренебрегли. Как раз этот портрет и оставили, посчитав его примером «дурного» вкуса.

Мария Якунчикова: «Смерть и цветы», 1893 год
Музей-заповедник Василия Поленова

Мария Якунчикова: «Смерть и цветы», 1893 год

Драматичный  аккорд выставки — пять графических листов работы Марии Якунчиковой с изображением роз и черепа. Полное название данной работы: «Смерть и цветы [Череп на темно-зеленом фоне с розовыми цветами]».

Гравюры будто предсказывают, какими событиями 1917 года закончится это безмятежная цветочная жизнь. Серия впервые экспонируется вместе: четыре работы находятся в Поленово, одна — в частной коллекции Сергея Подстаницкого. Повторение «головы» в разных цветах напоминает о поп-арте Энди Уорхола, который появится многие десятилетия спустя.

Жан Гранвиль: альбом «Ожившие цветы», 1867 год
Государственный биологический музей имени Климента Тимирязева

Жан Гранвиль: альбом «Ожившие цветы», 1867 год

Жан Гранвиль — французский иллюстратор и карикатурист первой половины XIX века, особенно любивший превращать человеческие фигуры в животных, растения и другие объекты. За подобные эксперименты в XX веке его стали считать предтечей сюрреалистов.

На выставке — два листа из его сатирического альбома «Ожившие цветы». Карикатурист изобразил прекрасных девушек, каждую со своим характером, в виде ожившей розы и шиповника. Это — страницы из толстого альбома, похожего на ботанический атлас, в котором Гранвиль пародировал культ цветов в ХIX веке и бесконечные цветочные мотивы в массовой культуре. «Общество выражается в цветах» — гласит заглавие альбома.

Пьер-Жозеф Редуте: «Шиповник зловонный (Rosa foetida)»
Государственный биологический музей имени Климента Тимирязева

Пьер-Жозеф Редуте: «Шиповник зловонный (Rosa foetida)»

Жанр ботанической иллюстрации восходит еще к античным и средневековым манускриптам-травникам, однако на бытовых предметах научно правильно изображенные растения появились только в середине XVIII века. Спасибо стоит сказать англичанам, которые увлекались и искусством, и ботаникой, а по итогу стали помещать очень точные изображения растений на ткани и посуду.

Пьер-Жозеф Редуте — французский ботанический иллюстратор XIX века, прозванный «Рафаэлем цветов». Он пользовался покровительством королевы Марии-Антуанетты и рисовал ее цветы в Малом Трианоне. Редуте успешно пережил Французскую революцию и период Террора и «перешел» к императрице Жозефине. Сегодня созданные им альбомы цветочных иллюстраций, согласно аукционным продажам, входят в список самых дорогих книг мира.

Мы в соцсетях:

Мобильное приложение Forbes Russia на Android

На сайте работает синтез речи

иконка маруси

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06

На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети «Интернет», находящихся на территории Российской Федерации)

Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media Asia Pte. Limited. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2023
16+