К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Наш канал в Telegram
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях
Подписаться

Новости

 

О чем мечтают и почему ссорятся империи: история долгих отношений России и Турции

Николай Дмитриев-Оренбургский «Захват Гривицкого редута под Плевной»
Николай Дмитриев-Оренбургский «Захват Гривицкого редута под Плевной»
В современной России часто позиционируют Турцию как возможного союзника по самым разным вопросам. В историческом же контексте отношения между двумя странами еще с XVII века складывались намного более запутанно, чем может показаться. О том, как враждовали и о чем спорили две империи, в своей колонке для Forbes Life рассказывает историк Василий Легейдо

Начиная с войны 1676–1681 годов, по итогам которой впервые в истории установились официальные границы между Россией и Турцией, две империи регулярно враждовали из-за спорных территорий, политических и религиозных разногласий. 

В 1686 году Россия вступила в антиосманскую «Священную лигу», где также состояли Священная Римская империя, Венецианская республика и Речь Посполитая. Развернувший походы против Османской империи Петр I взял крепость Азов и продемонстрировал стратегические способности, однако, как это часто будет в дальнейшем, добиться окончательного триумфа так и не получилось: выход к Черному морю был закрыт для России. Тем не менее именно овладение Азовом фактически послужило поводом для расширения флота, ставшего одним из главных итогов правления Петра. 

В 1711 году Турция, куда после поражения в битве под Полтавой в ходе Северной войны бежал король Швеции Карл XII, объявила войну России с намерением вернуть Азов и отодвинуть границу с основным геополитическим противником от Черного моря. Османская империя одержала победу и навязала России мирный договор, по которому снова получала Азов, а также все земли на севере до реки Орели и на северо-западе — по реке Синюхе в месте ее впадения в реку Буг. К тому же Карл XII получал возможность вернуться в Швецию через Россию, а России предписывалось не вмешиваться во внутренние дела других государств, в частности Польши.

 
Пьер-Дени Мартин «Полтавский бой»

Несмотря на победу в войне 1710–1713 годов, в дальнейшем XVIII век ознаменовался политическим и военным кризисом в Османской империи: страну захлестнули коррупция, бюрократия и насилие. Правительственные чиновники больше беспокоились о личном благосостоянии, чем о реализации государственных интересов. «А радеют все турецкие министры болши о своем богатстве, нежели о государственном управлении», — писал посланник Петра I в Константинополе Петр Толстой.

Российский посол в 1730-х Алексей Вешняков отмечал, что в турецкой армии почти не осталось опытных солдат, а тирания и межведомственные интриги привели к преследованиям выдающихся полководцев. К концу XVIII века, когда в Османской империи к власти пришел султан Селим III, ситуация только усугубилась. 

«Как в центре султаната, так и в провинциях, административный порядок и административные нравы пришли в большое расстройство, — говорилось в одном из турецких исторических трудов, посвященных тому периоду. — Деньги и кинжал — вот чем можно было все купить, все сделать, всего добиться».

«Вечный мир, постоянная дружба и нерушимое доброе согласие»

В отличие от Российской империи, где модернизация военного ведомства произошла при Петре I, турецкие власти упустили момент для реформы. Этот фактор оказался ключевым в конце 1760-х и начале 1770-х, после того как султан Мустафа III начал очередную войну против России. Тогда российской армии удалось нанести туркам несколько болезненных поражений, уничтожить турецкий флот в Чесменской бухте и в 1774 году вынудить Османскую империю заключить Кючук-Кайнарджийский договор, по которому Крымское ханство получило полную независимость. В состав России вошел ряд территорий, ранее считавшихся турецкими, а в 1783 году к Российской империи присоединился и Крым. 

 

«Та война стала первым случаем, когда Оттоманской империи пришлось уступить территории, на которых проживали мусульманские подданные, христианскому государству, — рассказывает историк Александр Титов. —  С тех пор Турция неизменно чувствительно относится к этой потере». 

Война 1787–1791 годов, также начатая по инициативе Турции, лишь закрепила предыдущие достижения России. В ходе переговоров российской стороне удалось добиться полного удовлетворения своих условий, а императрица Екатерина II отказалась от контрибуции в семь миллионов рублей, оказав милость охваченной экономическим и политическим кризисом Османской империи. 

«Отныне и навсегда да пресекутся и уничтожатся всякие неприязненные действия и вражда, и да предадутся оныя вечному забвению, — говорилось в тексте Ясского соглашения. — Вопреки же тому да будут восстановлены и сохранены на твердой земле и водах вечный мир, постоянная дружба и нерушимое доброе согласие, сопровождаемое искренним, наиприлежнейшим и точным исполнением постановляемых ныне статей мирного договора». 

«Больной человек Европы» 

Краткосрочный период разрядки в отношениях двух империй на стыке XVIII–XIX веков достиг кульминации в 1799 году, когда страны сформировали оборонительный союз против Франции, где к власти благодаря государственному перевороту пришел Наполеон. В 1805-м Россия и Турция заключили новый Константинопольский договор о совместном противостоянии Франции, однако после поражения антифранцузской коалиции в том же году под Аустерлицем султан Селим III официально признал Наполеона императором. Тогда же Османская империя разорвала союзные отношения с Россией и Англией, что в 1806-м послужило поводом для начала очередной войны. 

 

Одним из косвенных инициаторов нового конфликта можно считать Наполеона: именно он подтолкнул турецкие власти к попытке взять реванш за череду предыдущих поражений. Под влиянием французских посланников Селим III лишил российские суда доступа в Черноморские проливы и сместил лояльное Санкт-Петербургу правительство княжеств Молдавии и Валахии. В ответ император Александр I ввел в эти области войска, а Турция объявила войну России. Конфликт продолжался до 1811 года и завершился решающим поражением Османской империи в Рущукском сражении, в котором российскими силами командовал генерал-фельдмаршал Михаил Кутузов.  

После победы над Францией российские власти активно поддерживали интерес интеллектуальной элиты к изучению восточных государств и народов. Президент Академии наук и министр народного просвещения Сергей Уваров представил «Проект Азиатской академии», где изучались бы страны соответствующего региона, в Казанском и Санкт-Петербургском университетах начали преподавать персидский, арабский и турецкий языки. Подобные тенденции могли способствовать установлению более тесных связей между государствами и народами, однако «оттепель» и на этот раз получилась недолгой, поскольку в 1820-х Россия открыто поддержала греческую войну за независимость от Турции. 

В сентябре 1829 года Россия склонила Турцию к подписанию Андрианопольского мирного договора, по которому Греция получала автономию, а в 1830-м Англия, Франция и Россия выступили гарантами полной независимости Греции. Турция согласилась со всеми условиями победителей в обмен на уменьшение контрибуций.  

Следующее десятилетие ознаменовалось новым поворотом в отношениях двух империй. В 1831 году заговорщики убили бывшего министра иностранных дел России и первого правителя независимой Греции Иоанна Каподистрию. С тех пор влияние России в Греции стремительно ослабевало, зато наметилось сближение с Турцией. Николай I согласился помочь султану Махмуду II и провести военную высадку в Малой Азии, куда вторглись войска поднявшего восстание египетского паши Мухаммеда Али. Российского императора не устраивали претензии на самостоятельность вассалитета, находившегося под влиянием Франции. Конфликт между Османской империей и Египтом закончился лишь в начале 1840-х, однако в 1833-м появление российских судов в Босфоре и высадка 14 000 солдат подтолкнули пашу к заключению перемирия. 

 

Перед выводом российских войск с территории Турции империи заключили договор на восемь лет. По его условиям Россия обязалась оказывать поддержку османскому султану в случае внешней угрозы, а тот взамен закрывал Дарданеллы иностранным военным судам по требованию Санкт-Петербурга. Между двумя империями сложились наиболее теплые отношения едва ли не за всю историю, однако после второго египетского кризиса в конце 1830-х и начале 1840-х обеспокоенная ростом влияния геополитического конкурента в регионе Англия добилась лишения России права закрывать кораблям других стран доступ к проливам. 

Одним из определяющих факторов для нового этапа российско-турецких отношениий стало укрепление представлений императора Николая I о России как об оплоте европейского христианства. В среде русских интеллектуалов в тот период сформировалось представление об Османской империи как о «служебной» державе, охранявшей славянские народы Балканского полуострова и Константинополь от посягательств западных государств. В российской политической элите начала оформляться идея об установлении контроля над Царьградом. С целью усилить давление на Османскую империю Николай I в июне того же года приказал вторгнуться в Молдавию и Валахию. 

После отказа вывести войска по требованию султана в октябре 1853 года Турция объявила войну России. Считается, что, именно обсуждая Восточный вопрос с британским послом накануне начала боевых действий, Николай I назвал Османскую империю «больным человеком Европы». Тогда ни российский император, ни его военачальники не сомневались в триумфальном исходе кампании. Начальный этап конфликта складывался для них успешно, однако неожиданно для Санкт-Петербурга Англия и Франция осудили агрессию и вступили в войну на стороне Турции. Этот случай стал первым в мировой истории, когда одни христианские державы выступили против другой в коалиции с мусульманской страной. Основной причиной подобного поворота стало категорическое нежелание Англии и Франции потворствовать укреплению российского влияния на Балканах и на Ближнем Востоке. 

Австро-Венгрия, которую Николай I считал верной союзницей, не вступила в войну, но поддержала антироссийский союз. К коалиции присоединилось Сардинское королевство, об аналогичных планах заявила Польша. Оказавшись в международной изоляции, потеряв почти 150 000 человек убитыми и ранеными, Россия фактически пошла на капитуляцию и в 1856 году подписала Парижский мирный договор, по которому утратила приобретенные еще при Екатерине II территории, лишилась статуса покровительницы христианских подданных Османской империи и права держать военный флот в Черном море. Провальная война обернулась тяжелым ударом не только по амбициям российской власти, но и по экономике страны. Европейские державы фактически задокументировали свое право вмешиваться в дела Турции под предлогом защиты христианского населения. 

 

«За скудное вознаграждение Россия заплатила громадную цену» 

Возможность взять реванш представилась России спустя более чем 20 лет, в 1877 году. Новая война, по словам историка Игоря Курукина, «во многом стала делом престижа». «После обидного поражения Россия желала заявить о себе и поддержала вспыхнувшее на Балканах восстание славян, — объясняет специалист. — Начало было удачным, но поход по Болгарии застопорился. Начались бои под Плевной и героическая оборона Шипкинского перевала от наступавших турок».

Виктор Викентьевич Мазуровский «Дело при селении Телише в 1877 году»

В Турции к концу 1870-х прошли военные и социальные реформы, армия взяла на вооружение немецкие, английские и американские орудия и оказалась готова к затяжному конфликту лучше противника. Тем не менее в конце 1877 года Россия все-таки одержала ключевую победу под Шейновом и Шипкой. Униженный турецкий командир Вессель-паша признал превосходство генерала Михаила Скобелева и отдал тому свою саблю, а Александр II, узнав об успехах своей армии, воскликнул: «Если суждено, то пусть водружают крест на святой Софии!» Однако европейские державы оказались не заинтересованы в окончательном разгроме Турции: английская эскадра вошла в Мраморное море и удержала российского императора от попыток занять Константинополь. Тем не менее по итогам войны Россия вернула утраченные в 1856-м территории на Кавказе и Южную Бессарабию, а также добилась наложения на Турцию контрибуции в размере 300 млн рублей. 

Несмотря на вроде бы успешное завершение войны, в действительности большинство исследователей считают ее итоги для России крайне неоднозначными. «Массовые мобилизации, лишившие деревню сотен тысяч наиболее трудоспособных рабочих рук, нанесли тяжелый удар крестьянскому хозяйству, — отмечает историк Валерий Степанов. — Военные расходы положили конец непродолжительному «профицитному» периоду и привели к хроническому бюджетному дефициту. Разразившийся на рубеже 1870-х и 1880-х финансовый кризис в очередной раз доказал несоразмерность военных нужд и денежных ресурсов страны». Аналогичной трактовки придерживается Барбара Елавич: «За скудное вознаграждение Россия заплатила громадную цену». 

Конец XIX и начало XX века стали периодом активного торгового и экономического сотрудничества между странами, но в 1914 году вражда возобновилась, когда германо-турецкий флот атаковал российские черноморские города. Даже в Первую мировую войну, несмотря на обострение революционных настроений и кризис монархии, Санкт-Петербург не оставлял надежду на приобщение Константинополя к своей «православной империи»: в 1915-м союзники договорились, что в случае победы столица Османской империи и проливы отойдут России. Турецкие же власти мечтали отомстить за поражение в 1878 году. 

 

Однако вместо триумфального возрождения одной из империй тот конфликт привел их обеих к окончательному закату. России пришлось выйти из войны после развала фронта. По условиям Брестского мира Турция вернула себе территории, которые утратила еще в XIX веке, но и сама потерпела поражение, которое закончилось тем, что силы Антанты оккупировали Константинополь и разделили Османскую империю. 

«Испытания Первой мировой подорвали силы соперников — оба и рухнули в 1917–1918 годах», — констатировал историк Игорь Курукин. 

Приход к власти в России большевиков, объявивших об отмене всех контрибуций, способствовал снятию напряженности в отношениях. В 1921 году советское государство заключило с правительством великого национального собрания Турции под руководством Мустафы Кемаля Ататюрка Московский договор о дружбе и братстве. На протяжении всего XX века страны больше ни разу не вступали в открытое противостояние. Сохранявшая нейтралитет во Второй мировой Турция скорее симпатизировала «оси», чем союзникам, но в феврале 1945-го, когда поражение Германии уже не вызывало сомнений, присоединилась к антигитлеровской коалиции. 

После окончания войны СССР предпринял попытку оказать давление на Турцию и реализовать цель, которую преследовали еще российские императоры: установить контроль над Черноморскими проливами и над некоторыми территориями. По словам историка Александра Титова, агрессивная политика Сталина в отношении Турции послужила одним из поводов принятия в США доктрины Трумэна, фактически направленной на сдерживание коммунистического влияния. Турция получила американскую военную поддержку, отказалась от нейтралитета и в 1952 году в ускоренном порядке присоединилась к НАТО. Москва сменила риторику и снова установила доброжелательные отношения со Стамбулом почти сразу после смерти Сталина. Однако с тех пор Турция, несмотря на критику установившегося в ней авторитарного режима, неизменно поддерживает тесные связи с Европой и США. 

 

История отношений России и Турции на разных этапах существования свидетельствует о том, что в международной политике нет места сентиментальности и братским чувствам — есть только прагматизм и преследование собственных интересов. Сколько бы соглашений о сотрудничестве ни заключали две империи и сколько бы раз их лидеры ни гарантировали друг другу взаимную поддержку, личные амбиции и территориальные претензии снова и снова сводили на нет любые надежды на мирное сосуществование. И в мире политических интриг, территориальных разногласий и этнорелигиозных конфликтов идея любого союза не может быть вечной. 

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

Мы в соцсетях:

Мобильное приложение Forbes Russia на Android

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media Asia Pte. Limited. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2023
16+