К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Нефть приблизилась к $100 за баррель: что будет с ценами дальше

Фото Alexey Malgavko / Reuters
Фото Alexey Malgavko / Reuters
Сценарий «нефть по 100» впервые за годы может стать реальностью. О том, что толкает сырьевые котировки вверх, и что может затормозить ралли, рассуждает управляющий «БКС Мир инвестиций» Виталий Громадин

В начале 2022 года одной из самых обсуждаемых тем стал рост цен на нефть. К середине февраля стоимость Brent вышла на уровень $95 за баррель, взлетев на 20% с начала года и почти на 50% за 12 месяцев. Сценарий «нефть по 100» стал реальным впервые с 2014 года. Увидим ли мы действительно такие значения, от чего зависит дальнейший рост цен на энергоноситель и как это учесть инвесторам?

Сначала рассмотрим основные причины столь впечатляющего роста цен на нефть. Тренд можно назвать закономерным в свете дефицитного состояния мирового рынка — динамика роста предложения нефти продолжает отставать от совокупного спроса. Рост промышленной активности в мире, восстановление авиатрафика продолжаются несмотря на распространение «Омикрон»-штамма коронавируса. Этот штамм повсеместно вытеснил свои аналоги, однако оказался куда менее смертоносен. Риск госпитализации при заражении «Омикроном» на 75% ниже, чем при его «предшественниках».

В качестве одной из причин сохраняющегося дефицита в начале года в Международном энергетическом агентстве (МЭА) называют сильное отставание добычи ОПЕК+ от собственных квот. В своем недавнем выступлении глава МЭА Фатих Бироль назвал цифру в 1 млн баррелей в сутки и призвал организацию сократить это отставание. Страны ОПЕК+ в свою очередь продолжают занимать консервативную позицию в отношении увеличения темпов добычи — в феврале альянс поднял суммарные квоты на 400 000 баррелей в сутки в соответствии с планом. Здесь важно отметить, что возможности ОПЕК+ отнюдь не безграничны — целый ряд стран-участниц альянса (Венесуэла, Ирак, Нигерия и др.) не могут нарастить свою добычу до разрешенного уровня в силу естественного снижения добычи, недоинвестирования отрасли, технических проблем с наращиванием нефтяного производства.

 

Стоимость «черного золота», несомненно, подогрела и разразившийся в прошлом году энергокризис в Европе и Азии, в результате которого резко подорожали газ и уголь. Многие потребители переключились на нефтепродукты как более доступную альтернативу, в ряде европейских стран были расконсервированы мазутные и дизельные электростанции. Спрос дополнительно поддерживается потреблением дизельного топлива в зимний отопительный период для выработки электроэнергии из-за чрезмерно высоких цен на газ и другие энергоносители. В цифровом выражении этот дополнительный спрос, по разным оценкам, может достигать 1-2 млн баррелей в сутки.

И конечно же, стоит учесть и рост геополитической премии в нефти на фоне осложнения отношений России с западными странами, а также перманентной нестабильности на Ближнем Востоке. Нефтяной рынок исторически очень чувствителен к геополитическим потрясениям: ключевым регионом добычи является Ближний Восток, а там всегда неспокойно. Сейчас нефть очень чувствительна к рискам срыва поставок, поэтому чутко реагирует на геополитический фон. Объемы запасов в хранилищах развитых стран вернулись к допандемийным уровням, что делает рынок более уязвимым к дальнейшему превышению спроса над предложением (запасы продолжат сокращаться).

Нет сомнений в превышении психологического уровня в $100 за баррель в случае дальнейшего осложнения геополитической напряженности, и тем более военного конфликта.  В США на этом фоне активно стараются найти альтернативные поставки на случай срыва экспортных объемов из России. Штаты отправили представителей договорится с Саудовской Аравией об увеличении добычи. Также рынок внимательно следит за переговорами Вашингтона и Тегерана о новой ядерной сделке. По последним сообщениям, стороны близки к соглашению. В случае успешного завершения переговоров могут быть сняты ограничения на иранский нефтяной экспорт, что в течение нескольких месяцев вернет на мировой рынок 1-1,5 млн баррелей сырья в сутки из Исламской республики. Это приблизит рыночный баланс к состоянию профицита и будет способствовать охлаждению котировок.

Примечательно, что в США, несмотря на ценовой up-тренд последних месяцев, мы не видим активного роста буровой активности. Дисциплина нефтедобытчиков, в частности американских сланцевиков, объясняется неопределенностью в регулировании из-за зеленой повестки, а также продолжительным игнорированием инвесторами этого сектора из-за увлечения перспективными технологичными историями. Менеджмент нефтяников больше внимания обращает на динамику котировок акций компании, чем на стоимость нефти. Это подтверждается сохранением количества ввода новых скважин в основном регионе добычи в США Permian на одном уровне с марта прошлого года, несмотря на рост нефтяных цен на треть за этот же период.

Впрочем, даже без учета широко обсуждаемого сейчас иранского фактора, существуют сомнения в устойчивости нынешних ценовых уровней в нефти, если принять во внимание замедление экономического роста в мире и курс на ужесточение монетарной политики мировыми ЦБ. Ожидаемое уже в марте повышение ставок ФРС может транслироваться в укрепление доллара на валютном рынке и тем самым оказать давление на номинированные в американской валюте котировки сырья.

 

Таким образом, с учетом всех факторов, на мой взгляд, более обоснованным для нефти марки Brent в 2022 году выглядит уровень в $80-85 за баррель. Такой уровень не включает в себя геополитическую премию, а обоснован дальнейшим возвращением спроса после пандемии (восстановление авиасообщения) и дисциплиной нефтедобытчиков (фокус на максимизацию денежного потока).

Какая стратегия в данном случае выглядит наиболее привлекательно для инвесторов?

По моему мнению, наиболее интересным вложением сейчас выглядят акции российских нефтегазовых компаний. Их котировки находились под давлением с начала года из-за той же напряженности в геополитике, тогда как американские компании на фоне возвращения интереса к сектору в среднем, напротив, выросли более чем на 20%. Ожидаемая дивидендная доходность для российского нефтегазового сектора выглядит очень привлекательно — на уровне 12%.  

При усилении геополитической напряженности нефть будет дорожать, что в свою очередь будет поддерживать акции. Российский нефтегазовый сектор гораздо менее чувствителен к санкционным опасениям, но в случае ослабления внешнеполитических рисков их акции также будут позитивно реагировать.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media Asia Pte. Limited. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2023
16+