Дерись или беги. Стоит ли оставаться в России в случае давления на бизнес

Forbes
Елена Ганжур Forbes Staff, Анна Касьян Forbes Contributor, Анна Сафронова Forbes Staff
Фото Eduard Korniyenko / Reuters
Владельцы кафе, ресторанов, технологических стартапов рассуждают о том, как бы они повели себя на месте основателя «Додо Пиццы» Федора Овчинникова

7 февраля основатель сети «Додо Пицца» Федор Овчинников рассказал на своей странице в Facebook, что его вызвали на допрос в ОВД по району Южное Медведково. Причина: заявление Екатерины Прониной, которая обвинила предпринимателя и его франчайзи в распространении наркотиков под прикрытием пиццерий (причем поставки идут якобы из Латинской Америки). «Это все кажется фантастикой? Латинская Америка? Пиццерии за границей для прикрытия? Я слушал все это и хотелось себя ущипнуть, чтобы поверить в реальность происходящего», — написал Овчинников после допроса. В том же посте он заверил, что его компания не перестанет вести честный бизнес в России: «Здесь. Что бы ни случилось».

Forbes попросил других российских предпринимателей порассуждать о том, как бы они поступили, окажись под давлением: уехали бы из страны или боролись?

Михаил Слободин, бывший генеральный директор «ВымпелКома». Подал в отставку, после того как был объявлен в розыск по делу о взятках должностным лицам. В настоящее время находится за границей

Все зависит от конкретной ситуации. Здесь нет универсального правила. И уезжать или не возвращаться — это очень непростое решение, которое надо принимать осознанно. В ситуации с Федором, скорее, надо бороться, и он выбрал правильную стратегию вынесения это в публичную плоскость. Судя по всему, там разборки между собственниками франшизы. Дело не имеет влиятельного заказчика и точно вне политической повестки. Поэтому шансы высоки, что все разрешится. Но это может быть скорее исключением, чем правилом.

Екатерина Макарова, сооснователь каршеринга BelkaCar

Если обвинения не имеют под собой никаких оснований, то надо уезжать. Последствия заключения могут быть любыми, и не всем удается сохранить здоровье, которое пригодится для семьи и для дальнейшей реализации. В случае с Овчинниковым и закладками — их могут оставлять в любых предметах, ресторанах и кофейнях, и ни одна система безопасности отслеживать это еще не научилась. Летом этого года злоумышленники запустили рекламу наркотиков в Instagram от лица BelkaCar, мы тут же среагировали, и поддержка Facebook все забанила. Но я была очень удивлена, когда мне начали звонить журналисты — они произносили названия наркотиков и просили о комментарии. Я таких названий даже ни разу не слышала.

Сергей Рыжиков, основатель «Битрикс» и генеральный директор «1С-Битрикс»

Есть такая пословица: бизнес стоит столько, сколько стоит его у тебя отобрать. Чаще с подобным бизнес сталкивается именно на почве конкуренции. Причем конкуренты выходят на поле, где госорганы могут быть задействованы вслепую: есть факты, и следователи должны собрать показания, понять состав преступления. Для меня вопрос бороться или остаться не стоит: нужно бороться. Мы давно знакомы с Федором, его поступки мне понятны. И я думаю, что большинство предпринимателей — честных, аккуратных, которые строят прозрачную компанию, — действовали бы примерно также, освещая инцидент в публичном поле.

Александр Ларьяновский, сооснователь и управляющий партнер онлайн-школы английского языка Skyeng

Риски столкнуться с преследованием есть всегда. Причем не важно, чем ты вообще занимаешься — никогда не знаешь, по какому поводу можешь стать объектом пристального внимания. Я просто научился жить с этим риском и иметь несколько планов на случай, если такое произойдет. Уезжать или остаться, бороться или сдаться — это выбор, зависящий от того, кто выступает против тебя и какие у тебя есть ресурсы на эту борьбу. Собственно, все как и в бизнесе: воевать с конкурентом или нет, объединяться или нет — зависит от диспозиции силы. Однако, чем хорош онлайн-бизнес — он менее чувствителен к геолокации сотрудника, чем оффлайновый. Поэтому в моем случае даже экстренная смена места жительства не сильно повлияет на деятельность всей компании.

Игорь Подстрешный, основатель сети бургерных Burger Heroes

То, что происходит с «Додо» похоже на недобросовестную конкуренцию. Кто подавал заявление — неизвестно, вполне вероятно, что это может быть даже несуществующий человек, просто договорились «сверху». Публичность всего происходящего может изменить ход будущих событий, и это способ добиться правосудия. Но на самом деле, бизнес — в голове, а не в активах. В активах — капитал, «плоды бизнеса». Если человек уже однажды смог сколотить капитал, то он сможет это сделать и во второй, и в 10-й раз вне зависимости от места своего нахождения. Создавать капитал (то, что мы называем бизнесом) — это определенный навык, определенный взгляд на мир. Поэтому с одной стороны никогда не будет поздно начать все сначала и неважно где, но с другой — за свой капитал стоит бороться. И я бы так и сделал, если бы оказался в подобной ситуации. Я всесторонне поддерживаю Федора — он мой хороший знакомый и, надо сказать, очень порядочный человек.

Анастасия Татулова, основательница сети кафе «Андерсон». В сентябре 2017 года публично пожаловалась на изматывающие проверки ее заведений правоохранительными органами

И у Овчинникова, и у меня свой бизнес, мы не наемные работники или чиновники: мы не можем все бросить и уехать. Я видела пост Федора и пока не очень понимаю проблему, потому что ситуация совершенно анекдотическая. Любому, кто хоть что-то понимает в юридических вопросах, ясно, что Овчинников в принципе не может отвечать за то, что происходит в пиццерии у его франчайзи. Это все равно, что нашли бы бомбу или закладку где-то в «Макдоналдсе», и вызвали бы его владельца. Поэтому абсолютно понятно, что Федору это не может грозить ничем. Потому что отвечать за это он не может никак. Я бы в такой ситуации никуда сейчас не пошла — везде отправила бы адвоката. Возможно, проще даже взять отпуск на две недели и уехать, а за это время адвокат разберется.

Михаил Перегудов, СЕО и основатель «Партии Еды»

Есть две самые важные вещи, которые необходимо сделать в такой ситуации. Первое — найти хорошего адвоката. Как правило, хороший адвокат — это бывший следователь. И второе — попытаться выяснить мотивацию тех следователей или работников правоохранительных органов, которые занимаются этой проверкой. Здесь может быть два варианта: либо они отрабатывают запрос как обычно, либо они кем-то дополнительно замотивированы. Это очень важно понимать, потому что от этого зависит то, как далеко они пойдут и как, какими методами дальше с ними работать. До момента заведения уголовного дела можно быть спокойным. Не нужно никуда уезжать, потому что идет доследственная проверка, и необходимо сотрудничать со следствием. После того, как вы выяснили мотивацию, можно принимать решение: оставаться или уезжать. Думаю, что в случае с Федором этот вопрос будет быстро улажен и ничего страшного не произойдет. И причин уезжать ему из страны я не вижу.

Новости партнеров