закрыть

Чувство вина: как москвич бросил работу топ-менеджера ради мечты о винодельне в Крыму

Фото DR
Рустам Акиниязов исполнил мечту тысяч офисных сотрудников — в 45 лет оставил пост топ-менеджера в крупной компании ради собственной винодельни в Крыму. Там же он запустил несколько ресторанов, которые приносят его семье около 5 млн выручки в месяц

Вместо взлетно-посадочной полосы Шереметьево Рустам Акиниязов теперь каждое утро окидывает взглядом свои владения — живописные холмы и долину реки Черная. Пять лет назад бывший коммерческий директор «Аэроэкспресса» оставил корпоративную карьеру ради давней мечты — открыть семейную винодельню в Крыму. Но запустить фермерский бизнес на полуострове оказалось не так просто: на поиски и выкуп подходящего участка ушло несколько лет. Чтобы прощупать почву и завести полезные знакомства, в 2015 году в Крым полетели родственники Акиниязова. Пока разбирались с землями для хозяйства, открыли на полуострове сначала винный бар, а затем еще два ресторана. Но о главной мечте не забыли: сейчас Акиниязов с женой, тещей, тестем и двумя детьми, одному из которых нет еще и двух недель, живет в Севастополе и готовит к запуску собственную винодельню.

Перейти на «темную сторону»

На первую серьезную работу москвич Рустам Акиниязов устроился в 17 лет — «чудом» взяли корреспондентом в газету «Авторевю», вспоминает он. Помогли хорошее знание английского и подшивка иностранных автомобильных журналов: родственники Рустама жили в Лондоне и каждый месяц снабжали подростка заграничной прессой. «В 90-е это страшно ценилось: интернета еще не было, — поясняет Рустам. — Подумать только: я решил обзвонить все тематические редакции и предложил им делать переводы статей». Редактор «Авторевю» взял смелого подростка сначала переводчиком, а потом и новостным корреспондентом.

«С моим приходом вазовские машины наконец-то стали упоминаться не только в шутках Comedy Club, но и в качественных федеральных изданиях»

В журналистике Акиниязов остался на долгие 15 лет: постепенно поднимался по нехитрой карьерной лестнице и в 2000 году стал шеф-редактором журнала «Автоспорт» (принадлежал ИД «Авторевю», закрылся в 2008 году — прим. Forbes). Через шесть лет редакторской работы 33-летний Акиниязов решил перейти на «темную сторону» — в пресс-службу АвтоВАЗа. «Я уже выполнял фактически функции главного редактора журнала и какого-то дальнейшего движения для себя не видел. А сфера пиара мне была понятна, я знал, что нужно журналистам, — поясняет он. — С моим приходом вазовские машины наконец-то стали упоминаться не только в шутках Comedy Club, но и в качественных федеральных изданиях». В корпорации его старания оценили и через год повысили до заместителя директора концерна по маркетингу — эту информацию Forbes подтвердил представитель АвтоВАЗа.

Еще через пару лет работы Акиниязов ушел из концерна вслед за своим начальником Алексеем Криворучко — тот с 2006 года занимал пост вице-президента по продажам и маркетингу АвтоВАЗа, а в 2010-м стал генеральным директором ООО «Аэроэкспресс». Акиниязова, хорошо зарекомендовавшего себя в маркетинге АвтоВАЗа, позвали сразу на позицию коммерческого директора.

DR

На новой работе он искал арендаторов (кафе, магазины) для терминалов «Аэроэкспресса» в Шереметьево, отвечал за разработку мобильного приложения и внедрение платежных терминалов. «Это было первое мобильное приложение в сфере транспорта, через которое можно было купить билеты и, считав с экрана qr-код, пройти на поезд. Тогда еще ни в метро, ни в электричках не было билетных автоматов, так что мы делали своего рода революцию», — рассказывает Рустам. Представитель пресс-службы «Аэроэкспресса» подтвердил Forbes, что Акиниязов работал в компании с июня 2010 года по октябрь 2016-го и «за этот период успешно реализовал ряд проектов».

Винный дауншифтер

Спустя пять лет работы в «Аэроэкспрессе» Акиниязов «подустал» от корпоративной карьеры и задумался о собственном бизнесе. Посовещавшись с женой и ее родителями, решил открыть винодельню. «Вино — страсть нашей семьи. Мы долго мечтали посадить виноград, делать собственное вино. И эта мечта привела нас в Крым», — рассказывает предприниматель.

Отец супруги Рустама Владимир Бельмас окончил полугодовые курсы сомелье в московской винной компании Simple Wine. Вместе с тестем Акиниязов приступил к поиску подходящего для виноделия участка. «Крым, а именно Севастопольский регион, обладает самым интересным, самым перспективным терруаром (климатические и ландшафтные особенности — прим. Forbes) для бутикового виноделия — производства высококлассного вина, которое делается полностью вручную, небольшими партиями», — считает Рустам. Объездив несколько районов, семья остановила выбор на участке в селе Родное, в 30 км от Севастополя.

Серийным ресторатором Рустам Акиниязов стал случайно. «Просто тесть удачно сходил в баню»

«Село находится практически на горе. Это не самые удобные для сельского хозяйства места, но для винограда они очень хороши. Как говорят виноделы, лоза должна страдать», — объясняет предприниматель. С этим согласен партнер консалтинговой компании Double Magnum Wine Consulting Роман Сердюк: «Перепад температуры в горах позволяет добиться равновесия между алкогольной и фенольной зрелостью (алкогольная зрелость определяется сладостью винограда и зависит преимущественно от получаемого тепла, а фенольная зрелость влияет на аромат и терпкость будущего вина и в первую очередь зависит от количества получаемого света — прим. Forbes). Но для таких участков необходим тщательный подбор сортов винограда».

Просто купить землю и засадить ее виноградом не получилось: сначала нужно было собрать необходимые для фермы 10 га. На это ушло почти четыре года. «Земля принадлежала бывшему колхозу «Память Ленина», и 30 лет назад паи размером 1-1,5 га раздали колхозникам. Кто-то из владельцев уже умер, кто-то кому-то передал по наследству, кто-то спился. Нам нужно было найти всех этих людей, со всеми договориться», — рассказывает Акиниязов.

По словам партнера консалтингового агентства Double Magnum Андрея Григорьева, часть крымских земель, пригодных для виноградарства, действительно принадлежала колхозам и в процессе приватизации была «распаевана», поэтому выкупить необходимый участок бывает трудно. «Технических и юридических тонкостей очень много, но позитивные факторы все же перевешивают — Крым считается одним из самых перспективных направлений для виноделия», — отмечает Григорьев. К тому же цена земли в разы ниже аналогичных участков в Краснодарском крае — 0,5-1 млн рублей за гектар в Крыму против 3-5 млн на Кубани, добавляет эксперт.

Совокупная стоимость всего участка Акниязова составила 15 млн рублей — хватило собственных накоплений и средств тестя. Правда, процесс оформления земли продолжается по сей день.

Средиземноморье по-русски

Чтобы решать вопросы с землей на месте, тесть Акиниязова Владимир Бельмас с женой Мариной оставили на менеджеров турагентство в Москве и переехали в Севастополь. «Решили тряхнуть стариной, вспомнить молодость», — смеется 53-летний Бельмас. Высадившись в Крыму, они поняли, что история с собиранием земель затянется надолго, и решили попробовать запустить небольшой винный бар. Это позволило бы разобраться в особенностях ведения бизнеса на полуострове и познакомиться с местными производителями вина. Опыт в ресторанной сфере у супругов был: в молодости Владимир прошел путь от официанта до управляющего рестораном «Невские берега» в Санкт-Петербурге.

Рустам занялся поиском помещения и общей стратегией развития, а Владимир — созданием винной карты. Семья арендовала 200 кв. м на одной из центральных улиц Севастополя. Запуск винного бара Wine Room обошелся в 10 млн рублей накоплений, оставшихся со времен «корпоративной жизни» Рустама.

«В советские годы в Крыму было 120 000 Га виноградников, из которых сейчас используется только 20-30 000 Га. Потенциал у региона огромный»

Вскоре после открытия концепцию заведения решили сменить. «Культура винных баров — таких, какие мы видим в столицах — пока что здесь не развита. Мы быстро поняли, что нужно переориентироваться на обычную ресторанную историю», — поясняет Акиниязов. Предприниматели наняли шеф-повара, добавили в меню стандартных блюд, а в винной карте оставили около 150 позиций, почти половина из которых — крымские вина. Среди основных поставщиков Wine Room — сосед Акиниязова по участку в селе Родное Павел Швец (винный бренд UPPA Winery), Виталий Маринчук (Yaylawine), Олег Репин и Сергей Бескоровайный («Бельбек»).

DR

С каждым виноделом предприниматели знакомились лично. «Севастополь — город маленький, все друг друга знают, поэтому с Рустамом и Владимиром мы быстро зазнакомились», — подтверждает Павел Швец. По его словам, начинающие предприниматели приезжали к нему на винодельню, смотрели, как все работает. «Рустам очень увлечен этим делом, очень рассудителен. Для него важны не финансовые показатели, а классный продукт», — считает винодел.

Ресторан вышел в прибыль с первого месяца работы, а к концу 2015 года, по словам владельцев, принес уже 20 млн рублей выручки и 2,5 млн рублей чистой прибыли.

Судьбоносная баня

Серийным ресторатором Акиниязов стал случайно. «Просто тесть удачно сходил в баню», — смеется он. «В баню» его и Бельмаса пригласил Павел Швец, на тот момент деловой партнер и хороший друг Рустама. В компании оказался управляющий отеля «Гомер» в Балаклаве Антонин Гуляев. «У меня [в отеле] было свободное помещение для ресторана, но времени держать его самому не было. Я искал арендаторов, но меня никто не устраивал», — рассказывает Гуляев. Он уже был постоянным посетителем Wine Room, место ему нравилось, поэтому он предложил Владимиру открыть еще один ресторан в Балаклаве.

Помещение в 80 кв. м вместе с верандой Акиниязов арендовал по ставке до 80 000 рублей в месяц — цена колеблется в зависимости от сезона. Открытие средиземноморского ресторана Marinara на побережье обошлось в несерьезные для ресторанного бизнеса 2,5 млн рублей: сэкономить удалось на кухонном оборудовании, которое предоставил Гуляев.

По словам Акиниязова, посещаемость Marinara сильно зависит не только от сезонности, но и от дня недели: в Балаклаву люди чаще приезжают на выходные. «В субботу и воскресенье там всегда много гостей, а в будние дни бывает потише. Но зато на неделе мы кормим завтраками постояльцев гостиницы, что тоже дает дополнительный доход», — рассказывает предприниматель. В прошлом году ресторан принес семье 7 млн рублей выручки и 1 млн рублей прибыли.

В ресторанный бизнес постепенно втянулись все члены семьи — жена Рустама Екатерина Бельмас стала отвечать за пиар и продвижение в соцсетях, теща Марина занялась финансовыми вопросами. Когда дело встало на поток, туристическое агентство в Москве Бельмасы решили закрыть.

Приучить к крымскому

Управлять из Москвы двумя ресторанами становилось все сложнее. Акиниязов, к тому моменту уже уволившийся из «Аэроэкспресса», задумался о переезде в Крым. «После увольнения я недолго развивал небольшой консалтинговый проект, потом несколько месяцев поработал директором по маркетингу в бизнес-школе «Сколково», но в итоге на чаше весов Крым перевесил», — рассказывает предприниматель. В сентябре 2018 года вместе с женой он переехал в Севастополь.

DR

Почти сразу подвернулась возможность открыть третье заведение. «Я не планировал, судьба подбросила», — в шутку оправдывается предприниматель. Он познакомился c владельцем местного ресторана Gras Cafe, который предложил Акиниязову выкупить бизнес за 5 млн рублей. Финансовая подушка к тому моменту уже истощилась, но предложение показалось настолько привлекательным, что Акиниязов взял сумму в кредит. О показателях Gras Cafe предприниматель пока не говорит — парк, в котором находится заведение, на реконструкции, что лишает ресторан львиной доли клиентов. «Пока здесь закрыт практически весь пешеходный трафик. Мы очень ждем окончания этой реконструкции. Вот она закончится, и будет нам счастье», — верит предприниматель.

Акиниязов так вошел во вкус, что нынешним летом открыл четвертое место — летнее кафе Pinsa Azzurro около своего первого ресторана Wine Room. На этот раз в необычном формате пинсерии. «Пинса — это здоровая альтернатива пицце, моя любимая тема. Тесто делается из трех сортов муки: рисовой, соевой и пшеничной. И очень долго расстаивается, до 72 часов. Когда основа для пинсы выпекается, она получается, как будто вся из пузырьков внутри. В отличие от обычной пиццы, в которой сначала кладут тесто, а потом начинку и пекут все вместе, пинса выпекается в два этапа», — поясняет ресторатор. Чтобы готовить правильную пинсу, шеф-повар Pinsa Azzurro даже съездил на стажировку в Москву к Джузеппе Дави, итальянскому шеф-повару ресторана Butler.

Запуск Pinsa Azzurro обошелся в 2 млн рублей, которые снова пришлось брать в банке. «Мы хотим опробовать эту концепцию, посмотреть, выстрелит или нет. Если людям понравится, будем искать полноценное круглогодичное место», — говорит Владимир Бельмас.

DR

Несмотря на успех в ресторанной сфере, семья не забыла о первоначальной идее открыть винодельню. В следующем году Акиниязов и Бельмас планируют заказать первый виноград в питомнике и высадить его на своем участке весной 2021-го. Разливать первое вино под собственным брендом можно будет через семь лет, надеются предприниматели.

По словам Андрея Григорьева из Double Magnum, рынок крымских вин будет активно развиваться в ближайшие годы. «В советские годы в Крыму было 120 000 га виноградников, из которых сейчас используется только 20 000-30 000 га. Потенциал у региона огромный», — констатирует эксперт.

«Я убежден в том, что потребление российских вин внутри страны будет расти и рынок российского вина будет расти. На нем обязательно появятся свои лидеры, выпускающие по-настоящему высококлассный продукт. И мы хотим оказаться в их числе», — с вдохновением подытоживает Рустам.

Страны-победители в войне санкций: кто выиграл от продуктового эмбарго

Новости партнеров