Проклятье самоизоляции: как избежать профессионального выгорания на карантине

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Замкнутое пространство квартиры, 12-часовой рабочий день, безрадостные выходные, прокрастинация и одиночество — верные спутники работы на карантине. Как избежать депрессии и выгорания, находясь в четырех стенах? Отвечает хедхантер Алена Владимирская

Forbes продолжает серию колонок Алены Владимирской — известного HR-специалиста, основательницы «Лаборатории карьеры Алены Владимирской», — в которых она рассказывает о жизни «белого воротничка» по имени Леонид, 37-летнего менеджера высшего звена в крупной российской корпорации. В девятом эпизоде карьерного сериала Леонид выгорает на удаленке, набирает лишний вес, решает начать карьеру с нуля, но потом снова чувствует себя незаменимым.

Наедине с собой

На восьмой день самоизоляции и удаленной работы у Леонида началась депрессия. Не просто меланхолия или прокрастинация, а настоящая депрессия со всеми вытекающими: экзистенциальными вопросами к самому себе, нежеланием вставать с кровати по утрам, полной апатией. После того как он составил список сотрудников, которых можно сократить, Леонид задумался, чего стоит он сам. Насколько он необходим компании? Что он может? Что умеет? В чем его незаменимость? Когда он в конце концов в последний раз работал руками? Писал код? Делал аналитику? Занимался маркетинговыми исследованиями? За что ему платят высокую зарплату? Почему его вообще до сих пор не рассекретили и не уволили? Ведь если быть честным до конца, то именно он и должен был возглавить «черный список», три дня назад отправленный руководству.

Леонид бродил по квартире, отключив все рабочие чаты, и размышлял о вечном. Пытался определить свое место в жизни. Понять свое предназначение. Ответить на гамлетовские вопросы.

Он ел все подряд, перестал бриться и не вылезал из халата. Он набрал несколько лишних килограммов и был в шаге от того, чтобы начать пить

Запертый в четырех стенах, он впервые за всю жизнь позволил депрессии себя одолеть. Лег на диван и начал гуглить курсы повышения квалификации для программистов.

— Я должен все наверстать и снова стать специалистом, — думал он. Я запишусь на курсы и начну все сначала. Я обязан стать незаменимым.

Но уже через полчаса Леонид увидел, что если он действительно начнет все с нуля, его зарплата сократится примерно в пять раз. Плюс неизвестно, найдет ли он подходящую вакансию — недостатка начинающих специалистов на рынке нет. Он снял с верхней полки стопку книг по мотивации, сдул с них пыль и погрузился в чтение. Книги не помогли. Тогда Леонид записался к психотерапевту — на курс по скайпу.

Он ел все подряд, гуглил, спал, потом снова ел и снова гуглил. Он перестал бриться и не вылезал из халата. Он набрал несколько лишних килограммов и был в шаге от того, чтобы начать пить. Он начал получать странное удовольствие от самоуничижения и самобичевания.

Так прошло два дня. На третий день Леонид решил все-таки заглянуть в рабочий чат и посмотреть, как идут дела в его департаменте.

Вирусная чистка: как понять, кого стоит уволить во время пандемии

Война удаленщиков

А в департаменте все пылало и ничего не работало. Коммерческий отдел ругался с продакт-менеджерами, менеджеры давили на программистов, а программисты отбивались как могли.

Подразделение, которым руководил Леонид, спешно готовило в выходу большой и важный проект. Полноценный запуск должен был произойти через полтора месяца, а пилотная версия была уже запущена. Не дождавшись окончания работ, коммерческий отдел начал продавать продукт раньше времени. Первый клиент появился очень быстро и был готов подписать большой и очень выгодный контракт, но с условием срочного внесения целого списка исправлений, уточнений и поправок. Все эти исправления по количеству временных затрат были сравнимы с еще одним новым проектом.

Продакт-менеджеры в панике писали Леониду:

— Мы не будем этого делать, потому что все это исправить — все равно что переделать с нуля! У нас нет ни времени, ни ресурсов! Где мы возьмем программистов?! Мы и так в сроки не укладываемся, а тут еще правок привезли целый самосвал. Нас же первых и уволят, если мы не выкатим все вовремя.

«Вы нам должны ноги целовать за то, что мы вам клиента привели, а не выпендриваться! Нас эти деньги на год смогут обеспечить»

Программисты находились в еще большей панике, потому что вносить правки придется именно им, и писали Леониду:

Вы там что, вообще охренели все?! У нас задач каждый день прибывает! Это кто все должен разгребать?! Если хотите успеть в срок, давайте нам еще шестерых. Или семерых. И еще два месяца, чтобы мы им рассказали, что вообще надо делать.

Коммерческий отдел тоже в панике, потому что налицо все признаки экономического кризиса:

— Да вы посмотрите вокруг! Вы вообще понимаете, что происходит?! Мы с вами можем остаться без заказов, без денег и без работы через месяц-другой, если так пойдет. Уже одно то, что такой клиент вообще появился, — это не просто удача, а настоящее чудо! Так что вы нам должны ноги целовать за то, что мы вам его привели, а не выпендриваться! Нас эти деньги на год смогут обеспечить!

До конца пролистав длинную ленту чата, Леонид понял следующее: коммерческий отдел прямо сейчас должен дать клиенту окончательный ответ, которого нет, потому что продакт-менеджеры не могут сказать, сколько им нужно времени на внесение критичных для клиента правок. Программисты вообще посылают всех куда подальше, потому что они программисты и прекрасно знают — без них тут вообще никто ничего не сделает. Они отказываются брать новые задачи и требуют под них новых сотрудников. А сами уходят рефакторить код.

Офис во время чумы: как организовать работу отдела на удаленке и не разорить компанию

Ручная работа

Работа департамента встала. Никто ни с кем не может договориться. Все всё валят друг на друга и друг друга ненавидят.

— Ну дела, подумал Леонид и начал разруливать.

— Коллеги, для начала давайте перестанем ругаться, — триумфально вернулся он в общий чат. — Коммерческий отдел прошу ко мне в скайп-конференцию — обсудим текущие дела и попытаемся понять, как нам не потерять нового клиента. Расскажете мне, чего он хочет.

Утратив навыки ручной работы, он приобрел самое важное умение — брать на себя ответственность и разруливать критические ситуации

После конференции Леонид устроил общую онлайн-встречу для коммерческого отдела и продакт-менеджеров, которым объяснил:

— Это и это мы точно можем сделать прямо сейчас. Так что эти продукты уже можно продавать. Вот это и это сможем сделать через полгода. Поэтому минимальный набор мы продаем сейчас, но за меньшую сумму. По остальному договариваемся на будущее. Будем делать постепенно, составим вместе с клиентом график, что мы сможем отгрузить через три месяца, что — через полгода, что  через год. Сейчас они заплатят меньше, но зато останутся с нами на ближайший год.

Продакт-менеджеры пытались сопротивляться, на что Леонид строго ответил:

— Так, все. Мы делаем так, как я сказал. Всю ответственность за это решение беру на себя. Вы посмотрите вообще, что у вас тут творится. Меня не было всего два дня, вы со всеми успели разругаться в хлам. Начинайте приоритизировать задачи, проявите смекалку, ускорьтесь, займитесь наконец делом. И если я еще раз уйду, а вы не сможете договориться с программистами, я вас всех уволю. Идите работать.

Дальше отдельная конференция для программистов:

— Ребята, я и сам программист, вы знаете. И я понимаю, что рефакторинг кода — очень полезное и увлекательное занятие. Но пока это слишком сильно напоминает итальянскую забастовку. Ведь у нас есть план, в котором написано, сколько часов в месяц мы тратим на рефакторинг. А все остальное — это уже ваша личная инициатива, и компания не обязана вам ее оплачивать. Все, что вам отведено на рефакторинг, вы уже использовали. Так что дальше действуем так: сегодня пересмотрим весь список поставленных вам задач, и с завтрашнего дня вы делаете то, что говорят вам ваши продакты.

Если почувствуете, что вечные вопросы о смысле жизни подобрались слишком близко — на пару дней абстрагируйтесь от рабочих процессов

Контракт был спасен. Продакт-менеджеры приоритизировали задачи таким образом, что программисты получили не больше, а меньше работы. Конфликт оказался погашен, все вернулись к нормальной жизни — насколько она может быть нормальной на удаленке.

Встав из-за стола, Леонид понял, что за несколько часов распутал тугой узел недопониманий и взаимных претензий, в который все завязалось в его отсутствие, и что на самом деле у него нет никаких причин для хандры и депрессии. Со временем утратив навыки ручной работы, он приобрел самое важное для любого управленца умение — брать на себя ответственность и разруливать критические ситуации. Он наконец осознал, в чем его профессиональная ценность и за что ему платят высокую зарплату. Успокоился, побрился и отменил назначенный на завтра онлайн-сеанс с психотерапевтом.

«Просто притворись лузером»: как получить больше денег и полномочий, не ввязываясь в интриги

Как выйти из карьерной депрессии и вернуть веру в собственную незаменимость?

Советы Алены Владимирской:

— не пытайтесь начать все сначала, уже состоявшись в профессии; еще раз оцените свои текущие навыки;

— если почувствуете, что вечные вопросы о смысле жизни и месте во Вселенной подобрались слишком близко — на пару дней абстрагируйтесь от рабочих процессов; а потом посмотрите, справились ли сотрудники без вас;

— помните, что умение брать на себя ответственность, не бояться принимать сложные решения и разруливать конфликты в большом коллективе и есть главное умение управленца.

Дополнительные материалы

Бесплатные тесты и отели под госпитали: как российские миллиардеры помогают бороться с COVID-19