«Полумеры, которые преподносятся как панацея»: бизнес о новом пакете поддержки от Путина и Собянина

Фото Валерия Шарифулина / ТАСС
Бизнес за прошедшие кризисные недели разучился верить обещаниям властей Фото Валерия Шарифулина / ТАСС
Владимир Путин и Сергей Собянин объявили о новых мерах поддержки бизнеса. Но предприниматели, несмотря на первые финансовые дотации, ожидаемо недовольны — они считают, что только введение ЧС и европейский опыт быстрой и прямой помощи способны изменить ситуацию в корне

Днем 15 апреля Владимир Путин обнародовал новый перечень мер поддержки для малых и средних предприятий — на этот раз в ходе совещания с правительством. Практически сразу после этого выступления мэр Москвы Сергей Собянин опубликовал на своем сайте список льгот для компаний столичного региона.

Самые значимые из обоих пакетов меры обещают компенсацию расходов на зарплаты компаниям, которые сохранили 90% штата, изменение механизма выдачи беспроцентных кредитов на зарплаты (75% долга будут покрывать гарантии «ВЭБ.РФ»), субсидирование уже существующих кредитов и отсрочку на полгода по выплате «тела» займов, взятых в Сбербанке. Также в список отраслей, наиболее пострадавших от коронавируса, включили торговлю непродовольственными товарами (подробнее о перечне мер можно почитать здесь).

«Подвешенное состояние с «каникулами» больше похоже на издевку»

Предприниматели, опрошенные Forbes, рады, что на них «вообще обращают внимание», но указывают на то, что сегодняшние, как и все предыдущие меры только создают видимость реальной поддержки, а на деле не оказывают никакой живой помощи. Например, безвозмездные компенсации на выплату зарплат будут рассчитываться исходя из размера МРОТ в 12 130 рублей в месяц на сотрудника — это «капля в море» реального фонда оплаты труда; а в доступность кредитов после безуспешных (несмотря на указ о беспроцентных займах на выплаты зарплат) походов в банки предприниматели не верят. 

Кроме того, чтобы получить озвученные льготы, нужно соответствовать целому ряду критериев, напоминает юрист международной юрфирмы «Ильяшев и партнеры» Максимилиан Гришин: подходить под определение микро-, малого или среднего предприятия, входить в список отраслей, наиболее пострадавших от коронавируса, согласно ОКВЭД, а для получения отсрочки по налогам, например, показать снижение доходов по налоговым декларациям более чем на 10% или убыток в 2020 году (притом что в 2019-м бизнес не должен быть убыточным). «Разумнее было бы ввести режим ЧС со всеми вытекающими для бизнеса возможностями компенсации убытков и не морочить людям голову. А нынешнее подвешенное состояние с «каникулами» больше похоже на издевку. «Мы вас сейчас закроем по щелчку тумблера, потому что у нас повышенная готовность, потом будем кому-то помогать. Но не всем! И для этого нужно соответствовать вот этому списку условий, —рассуждает Гришин. — Это полумеры, которые преподносятся как панацея».

Экономисты также отмечают риски нового пакета мер поддержки бизнеса. «Субсидирование процентных ставок (в размере ключевой ставки Банка России) может поддержать спрос на кредитование со стороны бизнеса, хотя переломить осторожное отношение и банков, и заемщиков к кредитованию в условиях такой высокой неопределенности будет сложно», — говорит экономист ИК «Ренессанс Капитал» Софья Донец. А наиболее эффективными, по ее мнению, могут стать новые меры, не имеющие прямого отношения к малому и среднему бизнесу, — дополнительное финансирование бюджетов регионов и помощь авиакомпаниям. Макроаналитик Райффайзенбанка Станислав Мурашов отмечает, что говорить об эффективности мер, опираясь на выступление президента, сложно, поскольку не прозвучали конкретные объемы и параметры помощи: «Власти больше настроены давать отсрочку по налоговым платежам и госгарантии по кредитам. Это проще для государства, так как не требует немедленного расходования средств по сравнению с прямой помощью бизнесу. Но бизнесу, по нашей информации, в большей степени нужны налоговые каникулы по НДС, а не отсрочки, а также больше прямой помощи».

Forbes спросил и у предпринимателей, что они думают о новых мерах поддержки и чего на самом деле ждут от властей.

«Дайте нам госзаказы, мы отработаем эти деньги»

Денис Кузнецов, основатель ГК «Фабрика люков и дверей Revizor»

Мы находимся в подвешенном состоянии уже почти месяц. Как вы думаете, у предпринимателей есть в принципе резервы до 18 мая дожить? Ладно, у нас предприятие работает, мы производим строительные материалы, люки, двери. Нам поступает денежный поток, мы можем людям хоть что-то платить. А другие, которые совсем закрыты?

Хотя оборот и у нас, конечно же, упал. Многие торговые сети, с которыми работаем, уже прислали письмо о том, что выплаты по нашим договорам отсрочены на три месяца. Это деньги, на которые мы планировали выплатить зарплату рабочим, и теперь они просто висят в воздухе. А на заводе (он принадлежит структуре РЖД) у нас вместо того, что пойти навстречу по арендным выплатам, задним числом прислали письмо, что повышают ставку на 10%.

Инициатива по выплатам тем, кто сохранил штат, хорошая и правильная. Мы почти никого не сокращали. Тяжелое время, но людей мы сохранили. Пока. Что будет в мае — неизвестно. Но выплаты в 12 130 рублей — я не знаю, кому это поможет. В Москве уровень зарплат гораздо выше. Это лучше, чем ничего, но честно могу сказать, не рассчитываю на эти деньги. Их наверняка непросто будет получить.

«То, что выплатят сотрудникам какой-то минимум, хорошо, люди хотя бы с голоду не умрут. А то, что куча предпринимателей обанкротятся?»

Я думаю, лучше бы ввели ЧС (режим чрезвычайной ситуации, который освобождает бизнес от ряда обязательств по выплатам. — Forbes), люди три недели дома пересидели бы, и потом заново все вместе перезапустились. А эти полумеры…

Я, конечно, понимаю, что правительству нужно экономить — просто так в текущей ситуации разбрасываться деньгами тоже неправильно. Но нужно понимать, что у предпринимателей нет подушки. Весь бизнес устроен так, что все зависит от потока денег. Поток встал. То, что выплатят сотрудникам какой-то минимум, хорошо, люди хотя бы с голоду не умрут. А то, что куча предпринимателей обанкротятся? Есть кредитные обязательства, арендные договора, налоги. Вот говорят, что будет отсрочка по налогам, но на самом деле их никто не убрал. Нам пришло 28 марта требование об уплате налогов. Сразу после выступления президента, на следующий день, пришло требование задним числом, 20-м.

Нам нужны реальные действия со стороны властей. Вот Анастасия Татулова озвучила правильные вещи на встрече предпринимателей с президентом, я с ней полностью согласен. Нужно заморозить полностью на этот год налоги. Обязать банки не только по кредитам на компанию приостановить платежи, но и по личным кредитам. Мы с женой дом купили в ипотеку — я не подхожу ни под какие программы, потому что у меня сумма больше 15 млн рублей, а еще кредит на машину. И что мне делать, когда доходов от бизнеса почти нет?

Либо дайте госзаказы предпринимателям. Мы же не просим халявы. Дайте нам заказы, мы отработаем эти деньги. Предприниматель — это такое существо, которое способно давать результат и действовать в условиях определенности. Просто обеспечивайте нас работой, дайте нам возможность работать, а мы дальше себя будем обеспечивать.

Насчет беспроцентных кредитов на выплату зарплат — эта озвученная президентом мера сейчас не работает. Ты приходишь в банк, есть распоряжение ЦБ, а они говорят: «Ничего не знаем, у нас нет никакой инструкции». Единственная отсрочка по кредиту, которую нам удалось получить, это в Сбербанке. Все остальные банки, где у нас счета, кредиты личные или корпоративные, нам отказали. Если теперь банки действительно будут давать деньги предпринимателям, то это здорово. А если это, как и в прошлый раз, будет фикция для галочки, то нет.

«Я сейчас без слез постараюсь вас умолять»: диалог основательницы кафе «Андерсон» с Путиным

«Нужно пройти все круги ада, чтобы получить минимальную помощь»

Сергей Абубекеров, владелец барбершопов Host в Коломне и Воскресенске

Введение непродовольственных товаров в список пострадавших справедливо. Но нужно думать обо всем малом бизнесе, который встал вообще. Рестораны могут хоть как-то поддерживать работу за счет доставок. Понятно, что это не те обороты, к которым они привыкли. Но другим сферам — например, сфере услуг — намного хуже.

В барбершопах после карантина будет пик посещаемости, вся отрасль быстро получит выручку — людям не терпится сейчас привести себя в порядок. Но потом будет спад. Да и дотянут до выхода из карантина не все.

Если говорить про сферу салонов красоты в целом, ни для кого ни секрет, что многие мастера трудоустроены неофициально. Я думаю, что только 20% трудоустроены официально по всему рынку, если брать Москву и область, не говоря уже про регионы. У всех мастеров оплата сдельная: сколько сделал процедур, столько и получил. То есть наша сфера мало что получит, если не сказать совсем ничего.

«Я не пойду и не буду выпрашивать  помощь у нас получить практически невозможно. Это игра, которая не стоит свеч»

Если говорить о льготном кредите на пополнение оборотных средств, то это классный пункт, который мне как предпринимателю очень нравится. Оборотных средств сейчас действительно нет. Последние накопления лично я потратил на выплату зарплат сотрудникам, на аренду и коммунальные платежи. Нам удалось договориться о скидке 50% в двух точках. Другие две точки мы вынуждены были закрыть — 12 человек потеряли работу. Оставшиеся накопления я держу на критические случаи для персонала, чтобы хоть как-то поддержать их, пока нет работы. На аренду за май денег уже не хватит.

Когда после карантина мы выйдем на работу, нам необходимо будет закупить косметику, расходные материалы, продовольственные товары, чтобы запустить процесс. На это денег не будет. Если бы это был четкий кредит, 5% для всех предпринимателей, я бы с удовольствием им воспользовался. Но как мы видим, это для списка системообразующих компаний — мы в них не попадаем. Но это был бы глоток свежего воздуха и большая помощь, чтобы стартануть.

Давайте будем реалистами. Путин предложил льготные кредиты, потом признал, что это было неэффективно. Положа руку на сердце, я вообще не знаю, кто получит эту помощь. Лично у меня малый бизнес, небольшой оборот 1 млн рублей в месяц. Я не пойду просить. Я представляю, сколько всего нужно сделать и какие круги ада пройти, чтобы получить минимальную помощь. Я не пойду и не буду выпрашивать, потому что считаю, что помощь у нас получить практически невозможно. Это игра, которая не стоит свеч. Мои друзья ходили в банк и им отказали. За тех, кто ее получит, я искренне порадуюсь.

«Первый хороший звоночек для бизнеса»

Илья Захаров, операционный директор химчистки Bianca

Нас всех обрадовал первый озвученный Путиным пункт про финансовые компенсации, которые будут выдавать тем, кто сохранил не менее 90% штата. Мы никого не сокращаем, но при этом есть часть сотрудников, у которых мотивационная часть строится на доплатах за закрытые заказы. Для нас эта финансовая помощь государства хорошее подспорье, чтобы выплатить сотрудникам некую материальную помощь в период сокращения заказов. В целом эта мера первая прямая финансовая поддержка малого и среднего бизнеса от государства, первый хороший звоночек. До этого были какие-то косвенные льготы. То, что эта поддержка будет в пределах 12 000 рублей на сотрудника, нас не смущает. На безрыбье и рак — рыба. Суммы, конечно, пока не сопоставимы с тем, что бизнес получает на Западе. Но мы и на это не рассчитывали, честно говоря.

Остальные путинские пункты в меньшей степени относятся к нам как к среднему бизнесу. К кредитам прибегать не планируем и вообще довольно негативно относимся к упрощению доступа бизнеса к кредитам на выплату зарплат. Любой кредит придется отдавать, это лишь отсрочка, а не какая-то помощь в моменте. Это запасной вариант на крайний случай.

«Суммы, конечно, не сопоставимы с тем, что бизнес получает на Западе. Но мы и на это не рассчитывали»

Мы розничный бизнес, у нас много арендных платежей. А тут нет каких-то однозначных каникул или отсрочек. Но помощь нужна скорее арендодателям. Вот такая мера была бы актуальной.

В собянинских мерах тоже есть положительные. Здание под производство находится у нас в собственности. Соответственно, мы немного сэкономим на налоге на имущество. Но опять же это не основная наша нагрузка. Основная аренда. А те льготы, которые Собянин озвучил для торговых центров, не соразмерны с их потерями. Налог, который они платят за землю, гораздо меньше тех денег, которые они получают за коммерческую деятельность. Не думаю, что компенсация 50% налога на имущество и земельных платежей приведет к тому, что ТЦ сделают арендаторам скидки.

То, что по ранее взятым кредитам городской бюджет возьмет на себя субсидирование процентной ставки до 6% годовых, — отличная мера. Она позволит нам экономить около 0,3% от нашего годового оборота. Весьма неплохая цифра.

Переобуться в воздухе: как бренд нанокосметики заработал 55 млн рублей за месяц на тканевых масках

«Все объявленные меры очень сложно использовать в реальности»

Дарья Сонькина, основательница пекарни «Дашины пирожки»

По поводу зарплат. Дело в том, что у меня сотрудники не все трудоустроены напрямую через мою фирму. У нас есть договор с компанией, которая нам предоставляет аутсорсинговые услуги, соответственно, сотрудники оформлены через нее. Мне, допустим, непонятно, будут ли мне компенсировать зарплату, которую я плачу компании, за то, что она мне предоставляет сотрудников. Потому что, грубо говоря, я работникам плачу не зарплату, а сервисный сбор (который все же идет на зарплату). И не одна я так работаю.

Я давно не видела зарплату в 12 000 или даже 20 000 (примерная сумма МРОТ в московском регионе. — Forbes) рублей. У меня сотрудник низшего звена получает от 35 000 и выше. Понятно, что компенсация лучше, чем ничего, но все-таки это неполная компенсация зарплаты.

У меня нет кредитов на бизнес. Потому что в свое время, когда я пыталась взять кредит на бизнес, мне сказали, что пищевое производство в банковской системе находится в высокой рисковой зоне, поэтому банки крайне неохотно дают кредит на производство. Соответственно, у меня есть только личные кредиты, которые закрываю с деньгами из бизнеса, потому что бизнес — это то, что обеспечивает меня финансами.

Пока я сталкиваюсь с тем, что все объявленные меры очень сложно использовать в реальности. Моя подруга, у которой детская спортивная школа, обращалась в Сбербанк, ей сказали, что у нее должен быть зарплатный проект в Сбербанке, иначе никакого кредита ей не дадут. Это было неделю назад, сейчас не знаю как.

Относительно 50% компенсации налога на имущество для собственников общепита — нас эта мера не касается, потому что наши арендодатели не владеют помещением, а сами снимают у города.

Конечно, [очередное выступление Путина] не оправдало моих ожиданий. Да у меня и не было никаких ожиданий — я семь лет в бизнесе и знаю, как это работает. Я приведу пример. У меня работают сотрудники из Киргизии — когда у них еще не было ни одной смерти от коронавируса, государство объявило режим ЧС, карантин, самоизоляцию и автоматически разрешило в течение полугода всем тем, у кого есть кредиты и ипотека, их не платить. И это не значит, что они будут платить это через шесть месяцев. Вот это достойная классная мера. То, что у нас происходит, только внешне выглядит как поддержка, но таковой не является.

«Мы кормим врачей, а заказы для них кормят нас»: как еда для медиков в Коммунарке спасает пекарню от разорения

«Мы висим где-то между небом и землей»

Дмитрий Нартов, гендиректор сети кинотеатров «Киномакс»

То, что озвучил и озвучивал ранее Путин, к сожалению, нам не поможет. Причина банальна. В начале декларировалось, что субсидии по налогам Фонда социального страхования (ФСС) получат малые и средние предприятия, либо предприятия, пострадавшие от коронавируса. Наша компания не относится к малым предприятиям, не попадает в категорию средних и в то же время не является крупнейшей и системообразующей. Мы висим где-то между небом и землей, поэтому не получаем скидок на выплату налога. Беспроцентная помощь на решение неотложных задач тоже пока мало к нам относится.

Что касается персонала мы его пока сохраняем, но с сокращением зарплаты на 50-60%. Даже если мы попадем сейчас в категорию тех, кому позволят кредитоваться под ноль процентов, кредит-то все равно придется отдавать. Отсрочки при нулевой выручке не помогают. Наша выручка упала на 100%. Пока существуем на то, что заработали в первой половине марта. Ведем диалог с кредиторами, но никто не дает больших отсрочек и скидок. Приведу простой пример: в марте я заплатил частично за электроэнергию в одном из кинотеатров, ко мне тут же прислали бригаду, чтобы полностью обесточить кинотеатр. Отсрочку в погашении задолженности нам дали ровно на неделю.

«Экономику формируют «Роснефть», «Газпром», «Русал», РЖД. В первую очередь поддерживают их, а во вторую — электорат»

Ни малые, ни средние, ни большие предприятия у нас в стране не формируют экономику. Ее формируют «Роснефть», «Газпром», «Русал», РЖД и так далее. В первую очередь поддерживают их, а во вторую — электорат. Остальной бизнес пока реальной поддержки не получает.

От президента хотелось услышать конкретики. А то он что-то пообещает, а потом злые губернаторы на местах рассказывают, что он совсем не это имел в виду и все у вас будет по-другому. Мои коллеги называют наше сегодняшнее состояние «Режим ХЗ»: что-то обещают, месяц расшифровывают, а потом оказывается не то, что ждали.

Понятно, что денег раздавать не будут  нам и не надо. Но было бы неплохо, если бы государство взяло на себя определенную долю затрат: выплачиваем мы заработную плату, дайте хотя бы в этот период не платить налоги ФСС. Это уже была бы колоссальная поддержка для нас.

Дайте беспроцентные кредиты торговым центрам. Сейчас никаких льгот от них добиться невозможно. Приходят ответы, как будто они сидят в танке: «Ничего не знаем, платите аренду дальше». Если мы в июне не откроемся, значит, перейдем к более жестким кардинальным действиям для сохранения бизнеса войдем в споры вплоть до судебных с кредиторами и арендодателями. Будет тяжело.

Собянинская отсрочка уплаты авансовых платежей по налогу на имущество организаций и земельному налогу для кинотеатров  конечно, очень хорошая мера. Под имущество у нас попадает все кинооборудование. В тот период, когда выручка нулевая, это хотя бы снизит расходную часть, связанную с налогообложением. Но требуется разъяснение налоговой. Не все, что сказал Собянин, принимают в действие наши налоговые органы. Придется еще пару недель подождать, пока им это разъяснят Минфин или другие организации.

«Нас наконец-то включили в список. Теперь мы еще поборемся»

Андрей Березенков, владелец бренда головных уборов, шарфов и других аксессуаров Pretty Mania

Я начало выступления не слушал, но все меры из прошлых пакетов знаю наизусть. Я подписывал кучу петиций «Опоры России», чтобы нас включили в список пострадавших от коронавируса отраслей. Если президент наконец-то обратил внимание на сферу торговли непродовольственными товарами это замечательно. Мы как малое предприятие, занимающееся продажей аксессуаров, теперь сможем рассчитывать хотя бы на отсрочки налоговых платежей по УСН. Буквально две недели нам осталось, чтобы не просрочить выплату этих налогов за 2019 год. Отсрочка уже неплохо. Выручка-то исчезла. Закрыты все примерочные, пункты выдачи, работает только бесконтактная выдача товара. Клиенты не могут убедиться в качестве, размерах, поэтому и не делают покупки. Платить налоги нечем.

В апреле мы получим убыток больше 1 млн рублей. Если бы нас не включили в список пострадавших отраслей, то вообще закрылись бы, а так — еще поборемся.

Несмотря на то, что тяжело, пока никого не увольняли и не собираемся. Договорились с сотрудниками о сокращении часов работы и зарплаты. Наверное, сможем рассчитывать на эту прямую безвозмездную помощь на решение неотложных задач. Но так как это один МРОТ на сотрудника, помощь скорее номинальная — это только малая часть того, что реально нужно бизнесу.

«Если бы нас не включили в список пострадавших отраслей, то вообще закрылись бы, а так — еще поборемся»

По поводу выдачи кредитов на зарплаты и обеспечение этих кредитов гарантиями Внешэкономбанка. Не знаю, как это будет работать теперь, но до сегодняшнего дня не работало. И не только потому, что у компаний не было гарантий ВЭБа. Право на кредитование зарплат имели только те компании, у которых были зарплатные проекты в банках. У нас, например, такого проекта нет — мы перечисляем зарплаты с нашего расчетного счета на расчетный счет сотрудников, а значит, и доступа к такой помощи у нас нет. Но даже если бы был, это бы не сильно помогло. Банки ограничивают сумму таких кредитов размером МРОТ на сотрудника. То есть сколько бы человек ни получал на предприятии, на зарплату ему по кредитным правилам выделят около 12 000 рублей. Этого совсем недостаточно.

А вот собянинская мера, связанная с поддержкой по кредитам, нам очень поможет. У нас основной [кредитный] партнер — Сбербанк. И там у нас сейчас три кредита. Отсрочка по оплате основного долга позволит всю выручку пустить на закупку товара на будущее. Без оборотных средств и доступа к кредитным продуктам нам не выжить.

«Мы валимся вниз, и предела не видно»: как российские турагентства выживают в условиях закрытых границ

«Кредитовать зарплатный фонд недостаточно»

Шай Грановский, владелец группы компаний «Живой кофе»

За выступлениями президента слежу всегда, особенно сейчас. Сегментировать отрасли на пострадавшие и непострадавшие неправильно — пострадали все без исключения компании, поскольку покупательная способность населения упала. В пакетах помощи впервые речь идет о господдержке в виде субсидии на выплату зарплат, это хороший знак. Но кредитовать зарплатный фонд недостаточно: во многих европейских странах и в США государство берет на себя функцию выделения денег населению через работодателя посредством субсидий.

Меры помощи избирательны: так, наши 20 кофеен смогут получить субсидию, а по нашему основному оптовому бизнесу мы поддержки не получим. Такая сегментация несправедлива. Мы производитель кофе и чая, и большая доля нашего бизнеса связана с поставками авиаперевозчикам и железнодорожному транспорту. То есть мы являемся поставщиками пострадавшей индустрии. Но если эти отрасли считают пострадавшими, тогда почему пострадавшими не считают их поставщиков, которые сильно зависят от своих клиентов? Ведь есть закономерность экономических цепочек: все взаимосвязано. Недостаточно вырвать одно или два звена из цепочки и только их поддерживать.

У нас уровень продаж снизился на 30-40%, а расходы остались. Я считаю, что нужно расширять меры поддержки на прямых поставщиков пострадавших отраслей. Кто входит в число таких поставщиков, легко увидеть по контрактам и системам ФНС: налоговая система в России работает изумительно, все операции можно проследить.

«Для исполнения поручений потребуется время, а бизнесу нужны прямые, простые и быстрые меры»

Мера Собянина по субсидированию ставки в 6% на нас позитивно отразится, если это до нас через банки дойдет. Сейчас ставка для компаний МСП существенно выше. Все остальные меры к нам не относятся. Насколько быстро банки смогут выполнить требования президента — это вопрос. Для исполнения поручений потребуется время, а бизнесу нужны прямые, простые и быстрые меры. Обычно механизм согласований сильно снижает эффективность мер.

Все бизнесмены выступают против беспроцентных кредитов, которые нужно возвращать. Если у бизнеса нет продаж, с чего он будет возвращать кредиты?

Меры поддержки должны быть более широкими и безусловными. Нужно просто дать деньги людям через работодателей на зарплаты и поддержать граждан. Нет принципиальной разницы между работниками государственных или частных компаний. Это люди! Если, к примеру, сотрудники государственной столовой сейчас сидят дома без работы, их поддержит государство, хотя у столовой нет выручки и платить зарплату организация не может, то и с частной столовой должна происходить такая же история. Если государство приостановило работу всех, то государство должно помочь всем работающим гражданам без разделения на частные или госструктуры.

«Пострадали те, кто в блатных не значится»: по каким отраслям на самом деле ударил коронавирус

«Нужно бросить бизнесу круг, чтобы он выплыл, а не веревку, которая тонет в воде»

Cергей Демин, владелец компании Mlesna (импортер зеленого чая)

Новые программы помощи — это полумеры и только первые шаги в сторону предпринимателей. Некоторые из объявленных мер уже действовали, например, ставку в 6% субсидировала Федеральная корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства (МСП). Кредитная поддержка большинству бизнесов сейчас не интересна — дохода нет, обороты упали, и отдавать кредиты будет просто нечем. Поддержка рассчитана на небольшое количество фирм, которые могут позволить себе взять финансирование. Практически все предприятия розницы сейчас закрыты, обороты супермаркетов снизились, поскольку количество покупателей уменьшилось и платежеспособный спрос упал. Из всех пакетов помощи единственной действенной мерой было лишь снижение страховых взносов для МСП с 30% до 15% — вот это реальная помощь.

Мы надеемся, что отсрочка по налогам перейдет в списание долгов компаний, которые уцелеют. Надеемся, что государство примет такое решение.

«Пусть дадут налоговые каникулы всем хотя бы на три месяца: это позволит бизнесу немного вздохнуть»

Еще одна нужная мера — это налоговые каникулы. Не надо их давать сразу на 1-3 года, как в некоторых других странах, пусть хотя бы дадут на три месяца: это позволит бизнесу немного вздохнуть.

Государство не торопится помогать малому и среднему бизнесу, а это надо сделать, поскольку этот сектор обеспечивает занятость. А сейчас, скорее, действует политика: посмотрим, кто выкарабкается сам, а там и мы поможем. Нужно бросить бизнесу круг, чтобы он выплыл, а не веревку, которая тонет в воде. Сейчас, скорее, создается видимость поддержки.

Нельзя поддерживать отдельные отрасли, пострадали все, поскольку все компании участвуют в цепочке создания добавленной стоимости. Почему системообразующим компаниям помогают, а нам не помогают? У нас выручка упала на 50-60%, поскольку магазины розницы сейчас закрыты. Продажи через интернет выросли, но они не компенсировали снижение традиционного ретейла. Сейчас мы работаем при низкой рентабельности, на импортную продукцию мы цены не пересчитали, исходя из нового курса рубля.

Сотрудников мы не сокращали. Я стараюсь сохранить коллектив — кадры мы собирали в течение 10-15 лет. Это самый главный ресурс. Известный лозунг — кадры решают все — работает в бизнесе: если у компании хорошие сотрудники, то и бизнес остается на плаву.

«Про нас никто не вспомнит»

Анна Азарнова, сооснователь культурно-образовательного проекта Follow Art (лекторий, экскурсии, туризм)

У меня бизнес больше похож на самозанятость или фриланс. И все, что я могу сказать,  про нас никто не вспоминает и не вспомнит.

При участии Яны Милюковой

Дополнительные материалы

Потрепанные состояния: как обеднели российские миллиардеры за время пандемии