Конец эры стартаперов: на каких условиях венчурные инвесторы теперь входят в проекты

Фото Макса Новикова для Forbes
Фото Макса Новикова для Forbes
Из-за пандемии венчурный бизнес перестал быть рынком стартапера, став рынком инвестора. Многие компании уже снизили свои оценки в разы, а фаундеры вынуждены мириться с тем, что их доля в бизнесе существенно размывается уже на ранних раундах финансирования, рассказывает венчурный инвестор и основатель фонда Fort Ross Ventures Виктор Орловский.

По мере развития ситуации в мире с COVID-19 инвесторы и технологические компании пытаются понять, как будет вести себя венчурный рынок. Пандемия, конечно, уже внесла свои коррективы на нем, и скорость этих изменений драматически быстрая. Но важны даже не сами изменения инвестиционного климата (венчурный бизнес перестал быть рынком стартапера, став рынком инвестора), а масштаб последствий для индустрии и направлений, в которых теперь будут развиваться новые стартапы. 

Беспрецедентный кризис

Такие события, в том числе и глобальные пандемии, случались и раньше, и мир, как правило, выходил из этих потрясений существенно измененным. Примером может служить «черная смерть», поразившая Европу в 14-ом веке. Масштаб COVID-19, к счастью, не столь впечатляющий. Но меры, предпринимаемые правительствами почти всех стран по истине беспрецедентны. Никогда еще миллиарды людей не оказывались на карантине так надолго. И это не может не привести к долгосрочным изменениям в обществе. Я говорю сейчас не только про краткосрочные и среднесрочные проблемы —  массовую безработицу, закрытие большого числа малого и среднего бизнесов в развитых странах. Фактически, многие индустрии, такие как туризм, нужно будет строить с нуля. Будет переосмыслено много аспектов жизнедеятельности в развитых странах в сфере здравоохранения и логистики, компании глубоко переосмыслят свои бизнес-процессы, по-другому станут относится к автоматизации, на повестку дня встанет вопрос работы распределенных и удаленных команд (то, что раньше было уделом стартапов), многие люди поменяют свои привычки, изменив отношение к работе из дома, командировкам, телемедицине, покупкам товаров и услуг онлайне, доставке продуктов питания и многому другому.

Никогда еще миллиарды людей не оказывались на карантине так надолго.

Приведу примеры. Yelp объявила об увольнении более 1000 сотрудников и уменьшила компенсации руководителей на 30-40%, а выручка компании, как ожидается, упадет на 56%. Airbnb ожидает сокращение выручки на 56%. Из-за массового ухода с рынка малого и среднего бизнеса Google и Facebook вместе потеряют более $50 млрд выручки в этом году (50% выручки Google составляет именно малый и средний бизнес).

Но многие стартапы, как это бывало и раньше, оседлают новые для себя ниши и паттерны поведения и будут пытаться капитализировать эти изменения. Ярким примером таких изменений в прошлый кризис может служить та же Airbnb. Компания запустилась в ипотечный кризис в США в 2007 году. Многие американские семьи во время кризиса столкнулись с ростом арендной платы и угрозой долгов по ипотеке. Последствия ипотечного кризиса в США повлекли за собой мировой экономический кризис, который заставил путешественников урезать бюджеты. В этот момент и сложились благоприятные условия для развития компании. Благодаря Airbnb почти половина клиентов сервиса смогли сохранить жилье за счет сдачи своих помещений в аренду, а путешественники получили новый формат проживания. 

Кто выиграл?

В отличии от прошлых кризисов этот был слишком внезапным и развивается с геометрической прогрессией. Вспышка коронавируса в одночасье ударила по множеству отраслей экономики от промышленного производства до туризма. Первым удар на себя приняли стартапы в индустрии путешествий и гостеприимства, пассажирских и грузоперевозок. С начала года уже объявили о закрытии такие компании, как Service, Hipmunk, Starsky Robotics и многие другие. Уровень доходов в этих индустриях упал на 50-90%.

Публичные рынки обвалились почти мгновенно — акции авиакомпаний (UA, Delta, American), круизных компаний (Norwegian, Royal Caribbean), кинотеатров (Sinemark) обвалились на 70-90%, акции Uber и Lyft упали на 50-60% от значений середины февраля. Кризис негативно повлиял на динамику доходов стартапов в большинстве индустрий — доходы очень быстро схлопнулись. Стартапы отреагировали на это увольнением большого количества работников. Например, стартап Lime — один из лидеров в области проката самокатов — сейчас пытается поднять раунд по оценке $400 млн, то есть его оценка упала с последних значений на 80%.

Инвесторы вышли из необязывающих соглашений (Term sheets) либо полностью, либо уменьшив оценки рассматриваемых компаний на 30-60%

Только небольшое количество индустрий имели обратную динамику доходов: телемедицина, онлайн и мобильные игры, инфраструктура для работы из дома (видео, проектное управление, мессенджеры), онлайн-кинотеатры и другие онлайн-развлечения, а также в некоторой степени роботизация бизнес-процессов и доставка с электронной коммерцией. Все это отражается в том числе и на оценке стартапов. Так, Notion — разработчик платформы для совместной работы — уже в кризис поднял $50 млн по оценке $2 млрд в то время, как предыдущая оценка стартапа была $800 млн. Но и эти компании проходят сейчас испытание на прочность — конкуренция в этих областях также усилилась, а компании испытывают экстремальные нагрузки. Чего стоит только заявление Instacart нанять на работу более 300 000 работников в то время, как и Amazon, и сам Instacart сотрясают забастовки сотрудников. 

Инвестиции на удаленке

Возвращаясь к венчурному бизнесу. Он, конечно, в полной мере ощутил на себе влияние кризиса. Начнем с того, что для венчурного фонда крайне важным является общение с компанией вживую. Нужно, что называется, посмотреть основателю в глаза, провести время с его командой. Сейчас это сделать невозможно. Не все могут и готовы перейти эту черту и начать давать деньги компаниям, чьих основателей они никогда не видели лично. Примерно 20% венчурных фондов решили не перестраиваться и ждут, когда можно будет начать работать со стартапами в привычном для них режиме, то есть они не будут инвестировать в новые, незнакомые им компании. Другие перестраиваются и используют для общения видеоконференции.

И компании, и инвесторы понимают, что, если раньше запаса кэша было достаточно на 10-14 месяцев, то сейчас этот запас должен составлять 20-24 месяца

Многие компании, находившиеся в стадии переговоров с инвесторами, их потеряли — инвесторы вышли из необязывающих соглашений (Term sheets) либо полностью, либо уменьшив оценки рассматриваемых стартапов на 30-60% и предлагают тем собрать в раунд больше денег. Из-за этого доли основателей и ранних инвесторов размываются сейчас в текущих раундах очень существенно. Со мной связывались компании, которые еще недавно надеялись поднять раунды по оценке $250 млн, и торговались с инвесторами, а сейчас готовы принять средства по оценке $100 млн. 

Особенно большое давление испытывают компании, находящиеся на раундах С-D. Им сложнее всего «схлопнуть» свои расходы, и они, как правило, раньше стабильно поднимали деньги. Меньшее влияние кризис оказал на ранние стадии pre-seed, seed, A. 

Лучшие компании все же поднимают раунды и привлекают в них денег больше, чем обычно. И компании, и инвесторы понимают, что, если раньше запаса кэша было достаточно на 10-14 месяцев, то сейчас этот запас должен составлять 20-24 месяца.

Сами фонды вынуждены резервировать больше средств для поддержки собственных стартапов, которые могут в текущих условиях не получить финансирования от новых инвесторов. Не смотря на все это, для ряда инвесторов, у которых на руках есть достаточно средств, сейчас открывается окно возможностей — больше денег в раунде и более низкие оценки дают возможность фондам поучаствовать в раундах лучших компаний с топовыми инвесторами.

Где произойдет технологическая трансформация?

Кризис, вызванный пандемией коронавируса, показал, какие области нуждаются в технологической трансформации и какие технологии будут востребованы не только сейчас, но и после кризиса. Это smart-технологии, которые сейчас получают поддержку от правительств многих государств. Кроме того, вирус уже изменил систему образования. В ближайшем будущем мы увидим, как изменится баланс в пользу дистанционного образования. Аналитики уже предсказывают рост рынка онлайн-образования в России до 60 млрд рублей. Учитывая дополнительное давление на систему здравоохранения, можно прогнозировать появление новых компаний, которые захотят выйти на рынок в кризис или сразу после него.

Многие стартапы в Долине, находящиеся на ранних стадиях, уже переквалифицировались и разрабатывают ПО для удаленной работы, видео-помощников, телемедицинские приложения — для них и для сильнейших выживших это тоже окно возможностей.

Последние новости о пандемии коронавируса можно узнать здесь