«Пришлось продать свою Audi»: как московский бизнес, который откроется 1 июня, пережил два месяца карантина

Фото Александра Демьянчука / ТАСС
Большинство предпринимателей за период карантина оценили преимущества бизнеса в онлайне Фото Александра Демьянчука / ТАСС
С 1 июня по распоряжению мэра Москвы Сергея Собянина часть столичного бизнеса сможет начать работу после двухмесячного перерыва. Четверть компаний не выдержала испытания карантином, а те, кто выжил, научились работать онлайн и не планируют возвращаться на арендованные площади

27 мая мэр Москвы Сергей Собянин на совещании с президентом России Владимиром Путиным заявил, что с 1 июня планирует разрешить работу части столичного бизнеса, который не предполагает длительного контакта с клиентами. В число таких компаний вошли непродовольственная торговля, химчистки и прачечные, ремонтные мастерские и автосалоны.

Оценить, сколько столичных предприятий откроет двери 1 июня, сложно, но речь идет о десятках тысяч субъектов, говорит член Совета московского отделения «Опоры России» и президент ГК «Диана» (химчистки и прачечные) Дмитрий Несветов. При этом существенная часть магазинов, химчисток и мастерских — по его оценке, около 20-30% — не пережила карантин.

«Этот кризис вызван не экономическими причинами — его спровоцировала эпидемиологическая ситуация и воля наших властей»

О быстром возвращении на докарантинные показатели говорить не приходится — почти все компании находятся в сложной финансовой ситуации, многие накопили долги. К тому же пандемия серьезно скорректировала потребительское поведение: чтобы съездить в открывшийся магазин, москвичам нужно будет оформлять пропуск, количество которых в неделю ограничено, а многие отказываются от покупок не потому что нет денег, а из опасения за здоровье, говорит Несветов. Такая тенденция может сохраниться даже после снятия ограничительных мер. «Этот кризис вызван не экономическими причинами — его спровоцировала эпидемиологическая ситуация и воля наших властей. Поэтому предсказать, как бизнес будет выбираться из ямы, очень сложно», — предупреждает предприниматель.

Forbes поговорил с представителями компаний, которые смогут начать работу с 1 июня, и узнал, что помогло им пережить два месяца карантина и как они планируют восстанавливать бизнес из руин.

Сапожник по WhatsApp

«Поначалу у меня была паника — я не знал, что делать и за что хвататься, откуда деньги брать. Потом в процессе включил мозг и понял, что кризис даже полезен: он натолкнул на идею и дальше делать ставку на онлайн», — делится уроками, извлеченными из карантина, Фарид Вагабов, владелец сети из пяти мастерских по ремонту обуви и одежды под брендами «Леда» и Clean&Care в Москве и Московской области. Его бизнес почувствовал на себе кризис в середине марта. Выручка всех точек одним днем упала на 25-30%, количество клиентов сократилось с 40 человек на точку до 25. Март компания закрыла с долгами в 500 000 рублей перед контрагентами и сотрудниками. Чтобы расплатиться с кредиторами, Вагабову пришлось продать свой автомобиль Audi A8.

«Поначалу была паника  я не знал, за что хвататься, откуда деньги брать»

«Люди ринулись в магазины скупать товары первой необходимости, поэтому все остальное и пострадало так сильно, — считает предприниматель.  Когда я в 20-х числах пошел подавать письмо о скидке в торговый центр «Планерная», мне сказали ждать очереди — у них таких, как я, еще 80 человек». Уже в апреле с введением режима самоизоляции, впрочем, с этим и другими арендодателями удалось договориться о льготах. Торговые центры «Планерная» и «Перловский» пошли на 100-процентную уступку по аренде, оставив за Вагабовым только коммунальные платежи. Собственники отдельно стоящих зданий снизили стоимости аренды на 50%.

Карантин предприниматель решил использовать, чтобы развить онлайн-направление. Оценивать объем ремонтных работ стали по фото, забирали и доставляли одежду и обувь клиентам силами двух курьеров. Работников закрытых мастерских Вагабов отправил в неоплачиваемый отпуск. В мае смог получить 12 130 рублей на каждого сотрудника от государства — по ОКВЭД компания попала в список наиболее пострадавших отраслей.

Сокращение расходов и «какой-никакой онлайн» спасли бизнес от банкротства, считает Вагабов: «Думаю, 20% моих коллег, которым не снизили аренду, вообще уже не откроются. Нам в этом смысле повезло. По его расчетам, в ближайшие месяцы на онлайн будет приходиться большая часть заказов. Офлайн-мастерские, тем не менее, он тоже планирует открыть: «Не открыться мы не можем, аренду-то с нас брать уже будут». Чтобы сократить расходы и работать хотя бы в ноль, предприниматель планирует ввести сокращенный рабочий день и договориться с арендодателями о минимальных скидках.

Без веры в офлайн

«Эти месяцы  это борьба за выживание», — емко характеризует состояние бизнеса во время режима самоизоляции Светлана Ефремова, основательница магазина минималистичных украшений «Сахарок». Трем ее московским точкам (на Патриарших прудах, в Artplay и ТЦ «Авиапарк») и магазину в Екатеринбурге пришлось закрыть двери для клиентов еще в конце марта. Выручка в первые недели самоизоляции сократилась в четыре раза.

Как запустить бизнес в Instagram с 30 000 рублей и заработать миллионы на украшениях. Бизнес-план магазина «Сахарок»

Остаться на плаву и «немного восстановиться» помог онлайн-магазин и активное ведение соцсетей бренда. За счет продаж на сайте в апреле доход «Сахарка» составил 2 млн рублей против 5-6 млн рублей в месяц прежде. В мае Ефремова рассчитывает выручить 2,5 млн рублей, при этом компания фиксирует минус на несколько сотен тысяч рублей. «Но он был бы гораздо больше, если бы мы не ужали наши расходы», — признает Светлана.

«Предстоит совместными усилиями восстанавливаться после удара. Всем придется чем-то жертвовать»

С одним арендодателем у «Сахарка» договор закончился накануне карантина, и Ефремова просто не стала его продлевать. С владельцем помещения на Патриарших разразилась настоящая война: «Он снизил нам на 50% аренду, но это все равно большие деньги  200 000 рублей в месяц. Я заплатила эту сумму за апрель, а в мае решила съезжать, предупредив за три месяца, как предусматривает договор. А он сказал нам, что на протяжении этого времени будет брать 100% стоимости из нашего обеспечительного платежа».

16 из 20 сотрудников магазинов добровольно ушли в отпуск за свой счет, двое остались работать на сборке заказов на Патриарших, еще двое взялись за помощь в онлайне. Эти шаги помогли вдвое поднять рентабельность бизнеса. «Кризис показал мне, насколько эффективно можно работать без офлайн-магазинов и расходов на аренду, — рассуждает Ефремова. — В онлайн все прозрачно: ты видишь каждое касание с клиентом, в режиме реального времени отслеживаешь все продажи. Это очень вдохновляет».

Открывать розницу в начале июня предпринимательница планирует в усеченном формате: «Подписываем сейчас договор по возвращению в Artplay. Ну и на Патриарших до конца июля доработаем». В офлайн она теперь не верит, поэтому из прежних четырех магазинов планирует оставить только два — в Artplay и Екатеринбурге. «Мы нашли [в онлайне] рычаги, которые работают, — рассылка, реклама у блогеров, хорошо продуманная система лояльности, — перечисляет Ефремова. — Я верю, что даже без офлайна мы восстановим наши объемы в течение трех месяцев».

Больше, чем книжный 

Значительная часть из 25 московских книжных «Республика» не откроется 1 июня, констатирует Анатолий Шутка, генеральный директор сети. Жертвой карантина пали точки, в которых не удалось договориться с арендодателями и которые невозможно открыть в новой концепции — ее руководство компании решило развивать после карантина. «Дальше нас ждет продолжительная работа с другими участниками рынка. Предстоит совместными усилиями восстанавливаться после удара, — считает Шутка. — Рынок изменился и к докризисному положению уже не вернется, всем придется чем-то жертвовать ради выживания и развития».

Еще до закрытия магазинов трафик в сети книжных начал стремительно падать: сначала на 50%, потом до 70% в среднем, а в отдельных точках до 90%. Ограничительные меры, по словам Шутки, и вовсе «обнулили розницу»: все «Республики» простаивали более двух месяцев, выручки и прибыли не было. «Фактически наш основной канал перестал работать, остался только интернет-магазин, и нам пришлось оперативно перестраиваться. Было тяжело», — признается гендиректор компании.

«Переход от неопределенности к похожей на нормальную работу ситуации  это уже прекрасная новость»

После закрытия магазинов покупатели устремились в интернет. Нагрузка на сайт выросла в десять раз. Оборот онлайн-продаж в апреле подскочил в семь раз, в мае в 8,3 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. «Онлайн-продажи, даже с учетом роста, позволяют лишь компенсировать затраты на погашение социальных обязательств перед действующими сотрудниками, ни о какой компенсации потерь от простоя розничных магазинов речи не идет. Такой длительный простой губителен для любого бизнеса», констатирует Шутка. Убытки компания не раскрывает.

Возможность снова открыть розницу руководителя «Республики» воодушевляет. «Пока сложно сказать, как будет развиваться рынок и все его участники дальше, но сама возможность перейти от неопределенности и ожидания к более похожей на нормальную работу — это уже прекрасная новость», — отмечает он.

После открытия розницы компания планирует изменить формат магазинов. В некоторых точках сети до карантина работали зоны для лекториев, отдыха и кофеен. По словам Шутки, именно такие магазины оказались наиболее устойчивыми к кризису  в них продолжали ходить «до последнего».

Первое после карантина массовое мероприятие в Москве может пройти в начале июня

«С учетом набирающей оборот диджитализации, которая только ускорилась за время самоизоляции, просто необходимость купить товар не заставит покупателя прийти в магазин. А вот новые впечатления, чувство причастности, клубная атмосфера, эмоции привлекают людей», — рассуждает управленец. Он решил трансформировать всю сеть, превратив все магазины в концепт-сторы.

Чисто доставка

«Лично я на позитиве прожил эти два месяца. Дикого негатива не было, потому что я считаю, что из любой ситуации есть выход, и просто компания должна быть гибкой, — рассуждает Илья Захаров, операционный директор химчисток Bianca. — Когда происходит трансформация рынка, а это по-другому не назовешь, нужно быть как хамелеон и очень быстро подстраиваться. Мы это и сделали».

В отличие от большинства компаний в сфере услуг, химчистки Bianca частично работали во время карантина: 17 из 45 пунктов продавали товары первой необходимости влажные салфетки, стиральные порошки, антисептики. Но выручки не хватало на покрытие основных расходов, поэтому компания сделала ставку на выездное обслуживание: курьер забирает вещи для чистки и безопасно доставляет после. Раньше эта услуга приносила до 15% выручки, сейчас 50% от объема докризисной выручки.

«Не исключено, что до 50% розницы мы закроем»

Доходы розницы это не спасло: они упали на 80%. Впереди было лето, низкий сезон, докризисные платежи грозили обернуться кассовыми разрывами. Захарову удалось договориться о скидках с арендодателями, а также снизить зарплаты и отправить часть сотрудников (менее 10%) по договоренности с ними в неоплачиваемый отпуск. Сыграло на руку и то, что конкуренты сократили расходы на рекламу в интернете, ее цена упала, и Bianca выгодно вложилась в маркетинг, увеличив приток клиентов в семь раз.

Открытие розницы с 1 июня, с одной стороны, даст компании дополнительный денежный поток. С другой — вернет на рынок конкурентов. Поэтому компания продолжит развивать выездное обслуживание, где конкурентов по-прежнему мало.

Физические точки приемки компании придется сильно проредить. «Не исключено, что до 50% розницы закроем. Нам неинтересно сейчас сидеть на рискованной аренде, потому что мы не знаем, что будет с рынком», — говорит Захаров. Придется отказаться от дорогого клининга и косметического ремонта точек. «Но корпоративы оставим. Людей надо вознаградить за усиленный труд. Они пахали, пережили тяжелый период и оставлять их без праздника нельзя», — добавляет управленец.

«Крутиться, несмотря ни на что»: как сделать бизнес прибыльным в разгар пандемии

Во время самоизоляции Захаров заметил спрос на уборку квартир, хранение крупногабаритных вещей, мелкие ремонты. В планах компании создать экосистему вокруг квартиры клиенты и в ближайшие год-два выпустить мобильное приложение, в котором все услуги будут доступны. «Мы хотим с человека снять весь этот геморрой, и нам это кажется очень перспективной историей», делится Илья.

Tesla вслепую

На бизнесе Алексея Еремчука, владельца автосалона Moscow Tesla Club, карантин внезапно сказался положительно. Несмотря на падение доходов населения, выручка от продаж Tesla выросла на 10%. Помогли отмена пошлины на ввоз электромобилей, которая вступила в силу в начале мая и, как следствие, снижение цен на электрокары.

Салон Еремчука закрылся в самом начале карантина — 25 марта, когда Владимир Путин объявил о первой нерабочей неделе. Два месяца Moscow Tesla Club работал в удаленном режиме и продавал машины онлайн. Не помешало росту выручки даже то, что компания отказалась от предпродажных тест-драйвов. «У нас аудитория современная и продвинутая. Эти людям нет необходимости приезжать в салон, чтобы купить машину», — говорит предприниматель.

«По Москве живущей соскучились — в последнее время приходилось наблюдать апокалиптичные картины»

Когда он понял, что дела идут в гору, даже отказался от положенной по закону субсидии в размере минимального размера оплаты труда — «есть компании, которым это нужнее». Уходя на карантин, Moscow Tesla Club отказался от офиса насовсем, а шоурум закрыл временно, но теперь и в него возвращаться не собирается: «Продавать онлайн оказалось выгоднее и удобнее». «Сотрудники в шоурумах не так эффективны, как при работе онлайн. Мы видим, как сотрудник работает, чем занимается, на сколько звонков отвечает, — объясняет Еремчук. — Благодаря этому эксперименту уволили двух неэффективных работников и заменили их новыми людьми».

С 1 июня для компании изменится только одно — можно будет проводить тест-драйвы. Еремчук уже подготовился: закупил дезинфицирующие средства, маски, перчатки для сотрудников и одноразовые чехлы на сидения. Для бюджета это оказалось незаметно — «дешевле, чем иметь уборщика в шоуруме». Единственным минусом сложившейся ситуации предприниматель называет психологический аспект самоизоляции. «Мы немножко соскучились по работе, где можно людей увидеть. По Москве живущей соскучились, потому что в последнее время приходилось наблюдать апокалиптичные картины. С июня в этом плане будет полегче», — воодушевлен предприниматель.

При участии Натальи Пешковой

Дополнительные материалы

«Теплицы» в ресторанах и перегородки повсюду: как мир возвращается к нормальной жизни