«Наконец-то вспомнили про малышей»: как план правительства по спасению экономики поможет небольшим парикмахерским и кафе

Фото Антона Новодережкина / ТАСС
Фото Антона Новодережкина / ТАСС
Представленный Михаилом Мишустиным план по выходу из «корона-кризиса» должен облегчить жизнь сотен тысяч малых предприятий в России: новые льготы помогут сократить налоговые платежи вдвое и не попасть в кредитную кабалу. Но этих мер все еще недостаточно для реальной помощи бизнесу, говорят предприниматели

К 1 июня правительство разработало план действий по восстановлению и росту российской экономики. 2 июня основные тезисы премьер-министр Михаил Мишустин представил на рабочей встрече с Владимиром Путиным. В полной версии документа от 31 мая, с которой удалось ознакомиться Forbes, есть и набор мер по поддержке малого и среднего бизнеса. В совокупности правительство готово выделить на эти цели свыше 1,3 трлн рублей — это вторая по затратам после инфраструктурных проектов программа плана.

Что нового для малого бизнеса?

Среди мер, изложенных в документе, есть и ранее не озвученные субсидии и послабления для небольших компаний и ИП. На этот раз правительство довольно много внимания уделило компаниям, работающим на патентной системе налогообложения, ранее они не могли претендовать на налоговые каникулы и отсрочку, которые полагались компаниям на других налоговых режимах.

«Если нам эти деньги компенсируют, будет приятно и, главное, справедливо»

Кроме того, в документ включено обещание поддержать компании, которые понесли расходы в связи с обеспечением санитарно-эпидемиологических норм (закупка рециркуляторов воздуха, масок, перчаток и пр.). А еще правительство вспомнило об ИП, которые вынуждены выплачивать потребительские кредиты в условиях существенной потери дохода из-за карантина — им предоставят кредитные каникулы на полгода, с апреля по октябрь 2020 года.

Почему это важно?

Льготы для работающих на патенте затронут ощутимую часть бизнес-сообщества, говорит руководитель центра экспертизы и аналитики «Опоры России» Иван Ефременков. По данным организации, в России на патентной системе работает около 340 000 компаний, еще порядка 1,8 млн использует режим ЕНВД, который в 2021 году будет полностью упразднен. «Многие ЕНВДешники перейдут на патент — налоговая нагрузка в этих системах сопоставима. Конечно, у патента есть ряд ограничений — вид деятельности, торговая площадь, но миграция все равно будет ощутимой», — считает Ефременков.

Закупки оборудования и расходников, которые теперь обязывает использовать Роспотребнадзор, могут обойтись одной точке в сумму от нескольких десятков до сотен тысяч рублей, говорят опрошенные Forbes предприниматели. «Нужно, чтобы все эти предметы были сертифицированы, абы что в Китае не закажешь. А за них сейчас дерут огромные деньги, и с каждой неделей все дорожает. Бесконтактные термометры уже, например, стоят как крыло самолета — тысяч двенадцать [рублей] штука», — перечисляет владелец мужских парикмахерских «СуперМен» Иван Алексеев. Для оснащения одного салона ему понадобится около 30 000 рублей, «и это без учета возможных расходов на костюмы для мастеров, бахилы и шапочки, которые тоже грозятся сделать обязательными». Соосновательница сети свадебных салонов «Мэри Трюфель» Александра Метелева оценивает свои затраты в 100 000 рублей, а условный ресторан, в котором работают 10 человек, по оценке Ефременкова, потратит 500 000 рублей за год только на одноразовые маски. «Конкретики в этом пункте мало, но если нам эти деньги компенсируют, будет приятно и, главное, справедливо», — резюмирует Алексеев.  

«Наконец-то в правительстве вспомнили про малышей, а то мы так и умерли бы — тихо и никем не замеченные»

Каникулы по потребительским кредитам для ИП могут помочь предпринимателям, чья выручка упала до нуля, не скатиться в еще большие долги для покрытия текущих обязательств перед банками. К тому же часто владельцы небольших компаний берут кредиты на развитие бизнеса под видом потребительских — последние требуют меньшего пакета документов и часто выдаются без залога в виде имущества или недвижимости, которых у ИП обычно нет. «Чем мельче бизнес, тем чаще он не заморачивается с предпринимательскими кредитами и берет простой потребительский, которым покрывает свои бизнес-нужды», — говорит сооснователь банка «Точка» Борис Дьяконов. По словам Ефременкова, выделить из общего объема кредитования малого бизнеса в России (по данным ЦБ, это 7,2 трлн рублей за 2019 год) потребительские кредиты ИП невозможно.

Все перечисленные меры затрагивают в основном малый и микробизнес, который пострадал от пандемии в первую очередь, у него, в отличие от более крупных коллег, нет запаса прочности даже на месяц работы вхолостую, говорит руководитель центра экспертизы и аналитики «Опоры России». «Наконец-то кто-то в правительстве вспомнил про малышей, а то мы так и умерли бы — тихо и никем не замеченные», — говорит Алексеев из «СуперМена».

«У нас гигантская проблема с оборотными средствами, а это поможет закупить хоть какие-то материалы»

Ефременков подчеркивает, что, по его информации, инициатива по внесению этих пунктов «пришла в правительство извне, поэтому нужно и дальше писать письма, давать комментарии и всячески говорить о бедственном положении бизнеса — это работает».

А разве это законно — взять кредит на ремонт, а пустить его на открытие своего кафе?

Де-юре это незаконно. «Такая практика является абсолютно порочной и в зависимости от обстоятельств может быть в дальнейшем квалифицирована как мошенничество в сфере кредитования либо незаконное получение кредита, — предупреждает Станислав Данилов, партнер коллегии адвокатов Pen & Paper. — В соответствии с требованиями закона все кредиты являются целевыми, а цель, указанная при подаче заявки, — существенное условие договора кредитования». Предпринимательские кредиты обычно крупнее потребительских и выдаются под меньший процент, но требуют большей гарантии платежеспособности заемщика — потому что риск того, что кафе обанкротится и его владелец не сможет выплачивать долг, выше, чем потеря стабильного дохода менеджера, который взял несколько миллионов на ремонт дачи в Подмосковье.

Тем не менее такая схема практикуется довольно часто, и обнаружить ее банку, активно выдающему потребительские кредиты, не так просто, говорит Татьяна Сатина, член правления и руководитель блока корпоративного бизнеса банка ТКБ. «Наш банк в плане выдачи потребительских кредитов консервативен. Мы практически всегда, несмотря на весомый портфель, знаем, кто наш клиент: просто физлицо Иванов Иван Иванович или понятное нам физлицо  собственник бизнеса Иванов, — уверяет она. — Но в целом по рынку, конечно, есть практика выдачи потребительских кредитов «уличным клиентам», которые используются потом для развития бизнеса. Она, на мой взгляд, несет высокие риски».

«Чем мельче бизнес, тем чаще он не заморачивается с предпринимательскими кредитами и берет простой потребительский»

Малый и микробизнес часто лишен возможности взять предпринимательский кредит, поэтому вынужденно идет за потребительским, говорят опрошенные Forbes бизнесмены. «Многие банки до сих пор не работают с ИП, не доверяют. Кредиты выдаются исключительно потребительские», — уверяет Андрей Березенков, основатель бренда головных уборов Pretty Mania. Сейчас у него 3 млн рублей, взятых в потребительский кредит под 13,5-15% годовых, и 1 млн рублей убытков за апрель. Александра Метелева из «Мэри Трюфель» рассказывает, что просто технически не смогла собрать все требуемые для выдачи предпринимательского кредита документы, потому что работает на патенте, отчисляя фиксированный налоговый платеж, и в ФНС подробную отчетность не сдавала.

«Когда я брал самый первый кредит, у меня почти не было оборота, а зарплату  сотрудникам нужно было платить. Поэтому я взял потребительский кредит  его одобряли без всяких бумажек», — подтверждает опыт коллег основатель башкирской компании «Первые съедобные ложки» Вадим Фаттахов, у которого сейчас 4,3 млн рублей займов в четырех банках по средней ставке 18% годовых. Ежемесячно он отдает банкам 170 000 рублей и в кризис вынужден «проедать» подушку безопасности, накопленную за предыдущие годы работы. «Эта подушка планировалась для развития. Грустно, что пришлось деньги потратить на то, чтобы просто держать бизнес на плаву, платить зарплаты и не потерять помещения», — вздыхает Фаттахов. 

«Это первая в моем случае адекватная мера от правительства. Вот за нее спасибо»

Часто предприниматели, оформившие потребительский кредит, который в итоге идет на развитие компании, делают это без злого умысла и просто «смешивают личные деньги и деньги бизнеса, не особо задумываясь», отмечает Дьяконов из «Точки». А многие честно делают на взятые миллионы ремонт, но, теряя единственный источник дохода в виде бизнеса, не имеют возможности вносить платежи.

Так или иначе, новая мера поддержки уравняет ИП в правах с ООО, которые развиваются на предпринимательские кредиты и получили отсрочку и каникулы в первых двух пакетах мер поддержки бизнеса. «Если действительно можно будет получить каникулы хотя бы до сентября, это поможет пустить в оборот деньги, чтобы закупить какие-то материалы. Сейчас у нас гигантская проблема с оборотными средствами, так что такая мера поддержки очень сильно поможет», — говорит Березенков из Pretty Mania.

С кредитами понятно. А тем, кто работает на патенте, новые льготы реально помогут?

Предприниматели говорят, что помогут. Судя по тексту документа, размер налога для таких компаний уменьшится на сумму страховых взносов, взносы в пенсионный фонд в 2020 году сократятся на 12 130 рублей (размер МРОТ), а в 2021-м не будет индексироваться (повышаться) сумма страховых взносов. «Каждый раз, когда мы слушали Путина, очень грустили — он объявляет и объявляет льготы, а мы продолжаем платить по обязательствам», — говорит Метелева из «Мэри Трюфель». Ее салон у метро «Маяковская» в Москве работает по патентной системе налогообложения, и за два месяца простоя предпринимательница не получила никаких льгот, кроме МРОТ на каждого сотрудника. С учетом предложенных правительством поправок за «пандемический» год она, по собственным подсчетам, заплатит на 50% меньше налогов.

Алексеев из «СуперМена» тоже говорит о значительном подспорье: из 60 000 рублей налога на патенте у него должны вычесть около 39 000 страховых взносов. «Хотя, как обычно, формулировка в духе «понимай как хочешь». Сами взносы уменьшат на 12 130 рублей. То есть из моего налога вычтется уже уменьшенная сумма страховых или полная? Не понимаю, — недоумевает он. — Как бы там ни было, это и правда первая в моем случае адекватная мера от правительства. Вот за нее спасибо».

Почему этого все равно мало?

Несмотря на положительный эффект от перечисленных в документе льгот, их недостаточно, чтобы оказать ощутимую помощь бизнесу в пандемию, говорят собеседники Forbes. Самым острым остается вопрос с арендными платежами — он никак не регулируется правительством, и владелец помещения может ставить арендатору фактически любые условия, говорит Алексеев. «Закон, который приняла Госдума, позволяет арендатору без штрафов выйти из договора аренды. Но мне от этого какая польза? Я вложил в помещение много миллионов, раскрутил его, «прикормил» клиентов. И теперь у меня есть возможность бесплатно все это бросить. Так себе привилегия», — рассуждает предприниматель.

«Они в бедственном положении, потому что им просто не повезло»

Ему удалось сократить сумму аренды с 250 000 рублей в месяц до 50 000 («люди хорошие попались»), но большая часть владельцев помещений, особенно крупные девелоперы и торговые центры, не идут на уступки. «Конечно, у них самих могут быть кредиты на эти помещения, семьи. Поэтому правительству нужно сесть и разработать адекватный механизм поддержки всех участников этой цепочки — и страдающих арендодателей тоже», — считает Алексеев.

Еще одним белым пятном в системе поддержки остается список особо пострадавших от коронавируса отраслей, напоминает Иван Ефременков из «Опоры России». По его оценке, под определение «пострадавших» попадают только около 30% компаний. «Предприятий, которые не попали в реестр, очень много, и почти все они вынуждены платить аренду и зарплаты в полном объеме. Они в бедственном положении, потому что им просто не повезло», — заключает эксперт.

Дополнительные материалы

В Москве открылись торговые центры: фоторепортаж