Ажиотаж, как перед Новым годом: сколько подмосковные салоны красоты успели заработать на бьюти-туристах из столицы

Фото ТАСС
Клиент в подмосковном салоне красоты 3 июня 2020 года Фото ТАСС
Подмосковные салоны красоты открылись на неделю раньше столичных заведений. За короткий промежуток они заработали на паломничестве истосковавшихся по стрижкам и маникюру москвичей столько же, сколько в ажиотажную предновогоднюю неделю

«Путешествием за ноготочками за город» называет главное для многих москвичей приключение первой недели июня гендиректор красногорского салона красоты LUX Юлия Савенкова. С 3 по 9 июня она и ее коллеги испытали приток клиентов благодаря тому, что власти Подмосковья раньше столичной мэрии дали «зеленый свет» региональным предпринимателям из сферы услуг.

«3 июня нам позвонило такое количество людей, что запись забили на месяц вперед», — вспоминает первый день работы Анна Алавердян, владелица салона «Адмирал Spa&Beauty» в 6 км от МКАД в Долгопрудном. За неделю ей удалось заработать около 1 млн рублей — вдвое больше, чем в среднем за такой же отрезок времени до карантина. Порядка 80-90% записей пришлось на клиентов из Москвы, которые пережидают карантин в области или настолько соскучились по салонным процедурам, что готовы были ехать за ними за город. «Прежде московские клиенты приезжали к нам по выходным, а сейчас — каждый день. Похоже на предновогодний ажиотаж. Такого старта после карантина мы не ожидали», — признается предпринимательница.

Бьюти-миграция москвичей в областные салоны красоты за неделю успела стать трендом, констатирует совладелица сети маникюрных салонов «Пальчики» Нина Литвинова. По ее оценке, явление коснулось 60% игроков в Подмосковье. По мнению Игоря Стоянова, основателя сети имидж-студий «Персона», на москвичах удалось заработать 30-40% игроков в области. «Москвичи избалованные. Подмосковью по качеству еще надо немного расти до Москвы», — считает он.

Сильнее всего эффект от истосковавшихся по стрижкам и маникюру жителей столицы сказался на сетевых проектах, с качеством которых клиенты были знакомы по точкам у дома или работы, предполагает Литвинова: «Они спокойно поехали за город в салоны тех же брендов. «Малыши» ощутили спрос намного слабее — через сарафанное радио».

Forbes изучил феномен карантинного бьюти-туризма, пообщался с его бенефициарами и подсчитал, сколько они заработали на лохматых и неухоженных москвичах.

Прогулка в комплекте

Анна Алавердян
Анна Алавердян

Салон красоты и СПА Анны Алавердян «Адмирал Spa&Beauty» работал и во время режима самоизоляции: мастера выезжали на дом к клиентам в масках и перчатках, измеряли температуру и сдавали тест на COVID-19. Как на разрешительный документ для такой формы деятельности предпринимательница ссылается на указ губернатора Московской области Андрея Воробьева, в котором для заведений из бьюти-индустрии оговаривалась возможность оказывать услуги «дистанционным способом». Но спрос был вялым — большая часть клиентов соблюдала карантин и ждала физического открытия салонов. За два месяца работы на дому бизнес «ничего не принес»: по аренде Алавердян удалось договориться на каникулы, но вырученные деньги уходили на зарплату сотрудникам.

2 июня администраторы «Адмирал Spa&Beauty» обзвонили постоянных клиентов и забронировали визиты примерно на неделю вперед. В сам день открытия, благодаря сарафанному радио и соцсетям, очередь и вовсе растянулась до начала июля. Почти все записи пришлись на жителей столицы, уверяет Алавердян.

Переобуться в воздухе: как бренд нанокосметики заработал 55 млн рублей за месяц на тканевых масках

Повышенный интерес москвичей она связывает, в первую очередь, с расположением на берегу Клязьминского водохранилища у лесопарка. Парки в Подмосковье открыли на несколько дней раньше столичных, и клиенты-москвичи решили совместить приятное с полезным. «Все истосковались по нормальным прогулкам, стали приезжать к нам и за прическами, ногтями или СПА-услугами, а заодно погулять рядом», — считает предпринимательница.

От требования Роспотребнадзора соблюдать в салонах дистанцию в 1,5 м «Адмирал Spa&Beauty» не пострадал, говорит Алавердян: площадь салона — 390 кв. м. Из-за бума заказов предпринимательница даже экстренно наняла дополнительных мастеров — двух стилистов и двух мастеров маникюра. Под них переоборудовали кабинеты, где прежде проводили менее востребованные процедуры — например, обертывание водорослями. Мастера «непопулярных» направлений сейчас посменно делают классический массаж.

«Дезинфицировать рабочие места перед каждым клиентом приходится по 30-40 минут»

Недельную выручку, близкую к 1 млн рублей, за аналогичный период салон прежде приносил только перед Новым годом, традиционно ажиотажным для индустрии периодом. Однако извлечь из московских запретов большую прибыль Алавердян не удалось: половина средств ушла на средства индивидуальной защиты, около 40% — на зарплату мастерам и аренду. «Мы строго соблюдаем все требования, но признаюсь, работать достаточно тяжело: материал, из которого сделаны халаты, такой, что в них очень жарко, — рассказывает она. — Да и дезинфицировать рабочие места перед каждым клиентом приходится по 30-40 минут. Без этой меры могли бы принимать больше людей, и зарабатывать еще больше. Но лучше так, чем вообще никак».

Стрижка в бикини

Юлия Савенкова
Юлия Савенкова

Юлия Савенкова, гендиректор салона красоты LUX, расположенного в 9 км от МКАД в Красногорске, беседует с Forbes урывками в выходной день. Причина — шквал заказов и новые правила работы, к которым приходится приспосабливаться. Салон, в отличие от «Адмирал Spa&Beauty», на домашних вызовах в карантин не работал: «Я решила, что лучше не рисковать. Были даже забавные случаи, когда клиенты настойчиво требовали, чтобы их приняли или приехали на дом, предлагали заплатить вдвое больше, но мы все же отказывались».

Савенкова открыла LUX 3 июня. Запись в лист ожидания в салоне вели еще во время карантина, и на момент запуска частичная бронь была сформирована на две недели вперед. За несколько дней, благодаря обзвону клиентов, удалось занять все свободные слоты вплоть до 15 июня. «До карантина мы буквально искали клиентов везде, где возможно, вкладывали много средств в рекламу, а сейчас они сами идут», — удивляется предпринимательница. Многим, по ее словам, даже приходится отказывать — трафик в связи с новыми условиями работы ограничен: «В кабинете может работать только один мастер, перерыв между визитами для дезинфекции и проветривания, замеры температуры, ведение журналов — все это занимает время».

«Шьем прямо в кинозалах»: как предприниматель из Калининграда спасает региональные кинотеатры от разорения

Если прежде большая часть записей в LUX приходилась на местных жителей, то на неделе посткарантинного бума каждый второй клиент оказался москвичом. Савенкова также связывает непривычный спрос, в том числе, с расположением салона в зоне отдыха — у Красногорского лесопарка, где «москвичи часто гуляют после процедур». «Проблемы в том, что приходится путешествовать за ноготочками за город, клиенты не видят: на днях к нам приехали с Проспекта Мира — сказали, быстро добрались, без пробок», — рассказывает предпринимательница. Она уверена, что москвичи вернутся в ее салон.

За неделю бизнес принес 350 000 рублей выручки и «около ноля» прибыли. Результатами Савенкова недовольна: доходы оказались на 30% ниже докарантинного уровня, прибыль — на 70%. Сокращение выручки связано с тем, что мастера меньше работают из-за рекомендаций Роспотребнадзора о 20-минутном перерыве между посетителями и дистанции в 1,5 м между столами. Прибыль упала из-за расходов на закупку термометров, рециркуляторов воздуха, масок и перчаток, одноразовых костюмов для мастеров, защитных экранов и дезинфицирующих средств. «Цены на эти товары взлетели во время пандемии, — вздыхает Савенкова. — Но деваться некуда, приходится покупать. Цены на услуги мы не поднимаем, пытаемся держать на уровне. Остается только выполнять требования и ждать [разрешения работать в прежнем режиме]».

Тяжелее всего новые правила даются мастерам, считает предпринимательница: находиться весь день в перчатках, с защитными экранами на лице и в одноразовых халатах очень жарко. «Наши сотрудницы уже предложили работать в бикини», — уверяет Савенкова. Но предложение не одобрила: «Мы все-таки не мужской клуб. Максимум в текущих условиях — легкая одежда из натуральных тканей под халатами».

«До карантина мы искали клиентов везде, где возможно, а сейчас они сами идут»

Несмотря на сложности, выходом бизнеса из карантина Савенкова довольна: «Нам удалось существенно расширить клиентскую базу, с которой мы в будущем сможем работать. Да и с этими мерами в салоне стало гораздо веселее: клиенты со смехом реагируют на внешний вид мастеров, на то, что мы измеряем у них температуру, записываем в журнал. Рассказывают, как мечтали попасть в салон красоты, и это придает силы и желание работать».

Игра в прядки

Марина Попова
Марина Попова

Соосновательница и директор федеральной франшизной сети из более чем 160 эконом-парикмахерских «Прядки в порядке» Марина Попова тоже ощутила влияние бьюти-туризма, но не так сильно, как премиальные салоны Алавердян и Савенковой. В четырех открывшихся 3 июня точках в Подмосковье (Подольск, Люберцы, Сергиев Посад, Серпухов) на жителей столицы пришлось около 5% клиентов. «За дорогой услугой, конечно, едут хоть куда, но за стрижкой за 400-500 рублей — единицы», — объясняет Попова.

Но и без «паломников» полная запись в «Прядки» сформировалась на две недели вперед еще до открытия. За все время со старта работы каждая подмосковная точка, по словам предпринимательницы, выручила по 300 000 рублей и принесла по 70 000 рублей прибыли.

«Новые правила не позволяют за день обслужить достаточное для прибыльной работы количество клиентов»

Бьюти-миграция не смогла нивелировать влияние на бизнес новых правил работы, констатирует Попова: «Если раньше в каждом салоне работало по восемь кресел, то теперь из-за ограничений с дистанцией между рабочими местами — четыре. Еще и временной интервал [минимум 20 минут между посетителями]. Не позволяет он за день обслужить достаточное количество клиентов для прибыльной работы». До кризиса, по ее словам, через одного мастера в среднем проходило 20 клиентов, сейчас — в лучшем случае десять.

Чтобы удержаться на плаву и выплачивать взятые за время карантина кредиты (по 0,8-1 млн рублей на салон), Попова порекомендовала франчайзи на 15-20% поднять стоимость парикмахерских услуг. Кроме того, работающие точки сети приостановили программу лояльности «Шестая стрижка — бесплатно». «Конечно, был негатив от постоянных клиентов, особенно по отмене программы лояльности, — признается предпринимательница. — Стараемся объяснять всем, что эта мера временная».

«Кофемашина по цене однушки»: как предприниматель из Москвы потратил 10 млн рублей на запуск кафе накануне пандемии, но не упал духом

Попова, как и Савенкова, недовольна «посткарантинной униформой», в которой должны работать сотрудники: «Даже за 15 минут в магазине руки в перчатках сильно потеют. Провести в них 12 часов сложно для персонала. А к одноразовым халатам и пеньюарам прилипают волосы». Из-за «эпопеи со средствами защиты», по словам предпринимательницы, усилия салонов сместились с качества услуги на рутину. «Клиенты ожидают на улице, зона ожидания в салоне отсутствует, как и чай и кофе. Мастера под постоянным контролем соблюдения норм, — перечисляет она. — Но если выбирать, работать так или не работать совсем, конечно, мы выберем первое».

К «Супермену» по записи

Екатерина Дарьина
Екатерина Дарьина

Точка сети барбершопов-лоукостеров «Супермен» в Реутове тоже предлагает дешевые стрижки, но приток москвичей, в отличие от «Прядок», ощутила «довольно сильно». «Клиенты активно едут из моих московских «Суперменов». Их у нас сейчас порядка 20%», — рассказывает Forbes владелица четырех франшизных точек сети (в Москве и Реутове) Екатерина Дарьина. Благодаря буму ее салон вышел на «уровень даже лучше новогоднего».

Барбершопы Дарьиной прежде работали без предварительной записи: «Это было частью концепции — люди просто приходили по необходимости и стриглись». От концепции пришлось отказаться: одним из условий Роспотребнадзора стал прием клиентов только по предварительной записи. «Это непривычно и для нас, и для постоянных клиентов, но что делать — приходится привыкать к новым реалиям, — вздыхает предпринимательница. — С другой стороны, это даже плюс: теперь у нас есть планирование доходов».

«Настоящий кризис наступит в сентябре»: что происходит с франчайзинговым бизнесом

Запись Дарьина начала вести по телефону. Слоты на стрижку на следующий день клиенты стали стабильно бронировать до 17:00 текущего дня.

Спрос на услуги с самого открытия превышал возможности точки, говорит предпринимательница: «Идет шквал звонков и от местных, и от москвичей. Но размер помещения не позволяет нанять дополнительных мастеров (по правилам могут работать только два мастера), поэтому зарабатываем не больше прежнего».

За неделю работы с двумя мастерами Дарьина выручила «несколько десятков тысяч рублей». Около 20 000 из них пришлось потратить на покупку средств индивидуальной защиты и дезинфицирующих средств. «Работаем, как в приемном отделении хирургии, — емко описывает предпринимательница. — К сожалению, еще и цены на маски, перчатки, халаты и дезсредства подскочили, и никто их не регулирует. Очень надеюсь, что все это временно».

Откусить столичный пирог

Московские салоны красоты рассчитывали на отложенный спрос — клиентов, которые два месяца терпели со стрижкой, окрашиванием волос или обновлением маникюра, говорит Нина Литвинова из «Пальчиков». «К сожалению, на этот спрос повлияли надомные мастера, которые продолжали ездить [по клиентам], и открытие подмосковных салонов [на неделю раньше столичных]», — вздыхает она.

По ее расчетам, 15-20% москвичей за время лага с областью успели посетить подмосковных конкурентов. С этой оценкой согласна и владелица сети столичных салонов красоты Legend New York Елена Махота. Еще 40-50% гостей, по оценкам экспертов, обслуживались в карантин на дому, и только 20-30% «с обросшими волосами и ногтями честно ждали открытия салона в Москве».

«Бьюти-туризм реально усугубил положение столичных салонов»

«Получается, рассчитывать в моменте мы можем только на эти 20-30%: никто со свежей прической не пойдет в салон по новой», — рассуждает Литвинова. При этом, по ее подсчетам, каждый салон красоты в Москве за нерабочий период в среднем накопил долгов на сумму от 1 млн до 2 млн рублей. Покрыть их рассчитывали примерно за полгода, но теперь «потребуется больше времени», признает предпринимательница: «Пик спроса, который мы ждали, размазался, поэтому и период выплаты долгов растягивается».

«Это [бьюти-туризм] реально усугубило положение столичных салонов», — соглашается основатель сети «Персона» Игорь Стоянов. По его словам, салоны и так рассчитывали на выручку на 40-50% меньше февральской, а бьюти-туризм «добавил еще минус 10%».

Проблема не только в недельном лаге в снятии ограничений, но и в том, что многие работодатели перевели сотрудников на удаленную работу или переместили офисы из центра на периферию, считает Стоянов. «Весь средний класс у нас живет в Подмосковье. В связи с тем, что центр сейчас опустел от офисов, а многие и не собираются туда возвращаться, люди будут просто пользоваться выходными днями и вечерами и ходить в подмосковные салоны, — прогнозирует он. — К тому же многие мастера уехали работать [частным образом] в Подмосковье. Это тоже разрушает отрасль в столице».

При участии Натальи Пешковой

Дополнительные материалы

В Москве открылись салоны красоты и парикмахерские: фоторепортаж