Право на отдых: как новый законопроект об удаленной работе изменит отношения сотрудников и работодателей

Фото Getty Images
Работодателю придется поломать голову над тем, как наладить контроль над рабочим временем сотрудников в новых условиях Фото Getty Images
​​​​​​​Просьбы подготовить еще пару отчетов в 8 вечера или отшлифовать презентацию на выходных перешли из разряда рабочего подвига в ежедневную рутину. Виноват в этом карантин, который стер границы между работой и досугом. Сможет ли новый законопроект защитить право сотрудников на отдых во внерабочее время? 

«Работать из дома не только удобно, но и круглосуточно». Такая ходила в начале карантина, то есть, простите, каникул, шутка. Спустя пару месяцев появился законопроект, который эти шутки сделал несмешными.

Наблюдая за публикациями коллег и друзей в сети несложно было заметить, что количество рабочих часов при переходе на дистанционную занятость увеличилось. Причина среди прочих — необходимость находиться на связи с работодателем и коллегами постоянно. Первые недели, первый месяц работы из дома были очень стрессовыми, а начальники — такие же люди, как и подчиненные. Поэтому где-то были перегибы и в общении, и в контроле.

Не всех эта ситуация устроила, и группа неравнодушных депутатов Государственной думы, среди которых значатся Владимир Володин и Сергей Неверов, а также члены Совета Федерации Валентина Матвиенко, Андрей Турчак и Андрей Клишас, вышла с инициативой защитить сотрудников от надоедливых руководителей, которые пишут, звонят и беспокоят заданиями в нерабочее время, законопроектом «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации в части регулирования дистанционной и удаленной работы».

Морально устаревший кодекс

Временная дистанционная занятость была востребована и ранее. И еще до карантина были прецеденты в судебной практике, когда недобросовестные работодатели в конфликтной ситуации фиксировали временную «удаленку» как прогул, а недобросовестные работники пытались убедить суд, что работали из дома с ведома работодателя, хотя разрешения не получали. Причина — все договоренности были устными.

Законопроект призван исправить такую практику и дать определение дистанционной работе, зафиксировать особенности заключения трудового договора об удаленной работе, а также разграничить периоды работы и отдыха сотрудника, который трудится вне офиса.

Пустые кухни, «ульи» для интровертов и бум коворкингов: как будет выглядеть офис после пандемии

Документ находится на рассмотрении в Госдуме, и до 16 июля этого года в проект могут быть внесены поправки, комментарии и дополнения. Законопроект с большой долей вероятности может быть принят в июле, так как действующая с 2013 года глава 49.1 Трудового кодекса о дистанционной работе морально устарела, достаточно сложна для применения, из-за чего ею пользуются минимальное количество работников и работодателей.

Вынужденная работа из дома подсветила не только отсутствие временных разграничений, но и недостаточную гибкость и ограниченные возможности применения информационно-коммуникационных технологий в трудовых отношениях работодателя и сотрудника «на удаленке». Бизнес и юристы позитивно восприняли инициативу: все надеются, что ТК зашагает в ногу с современными технологиями.

Самое неприятное — неопределенность. Новая нормативная инициатива поможет исправить сложившуюся ситуацию и дать людям ясность в части рабочего и нерабочего времени.

Работа без границ

Пандемия стерла границы рабочего времени и рабочих дней. Если в компаниях с западной корпоративной культурой не принято беспокоить сотрудника в нерабочее время или в выходные, то в российских — чаще всего эта этика просто отсутствует.

Руководители, пытаясь наладить эффективную работу на дистанции, обращаются к сотрудникам по рабочим вопросам в любое удобное для них время, не принимая во внимание, что поступающие сообщения и в 20:00, и в 23:00 многие воспринимают как обязательные к исполнению немедленно. В нашем коллективе, например, сотрудники знают, что это не требует срочного реагирования, ведь можно ответить утром. Но так происходит не в каждой компании, и часто права сотрудников на отдых нарушаются.

Руководители в постпандемичесом мире предпочтут авторитарным методам методы авторитетные

«Работник не обязан отвечать на запросы работодателя, сделанные в любой форме, вне времени, установленного порядком», — говорится в законопроекте.

Когда закон будет принят, нарушение этой нормы может послужить основанием для обращения в трудовую инспекцию и суд со стороны наемного работника. То есть невыполненное задание, поступившее от руководителя в нерабочее время, может стать поводом для разбирательства и выяснения отношений с работодателем.

«Будто хлебнула говна и закалилась»: как токсичные руководители разрушают свои компании

В законопроекте предусмотрен также важный нюанс, который для работодателя уменьшит бюрократическую нагрузку, а для сотрудника увеличит степень уверенности в своей защищенности. Предлагается предусмотреть возможность сотруднику с обычным трудовым договором временно работать за пределами офиса или рабочего места, находящегося под контролем работодателя. «Эти предложения будут иметь защитную функцию для наемного сотрудника, который работает удаленно давно и формально не может ссылаться на наличие у него дистанционной работы», — говорится в пояснительной записке к законопроекту.

Однобокое законотворчество

Инициатива законодательно закрепить взаимоотношения работодателя и сотрудника на дистанции — верный шаг на пути формирования цивилизованного рынка труда и устранения противоречий между сторонами. Вопрос в том, как эта инициатива будет реализована и исполнена на местах: мы любим с водой выплескивать ребенка. Законопроект защищает сотрудника, но теперь дискриминирует работодателя. Нигде в предложенном проекте не указано, каким образом работодатель должен осуществлять способы контроля рабочего времени. То, что ранее регламентировалось рабочим временем и физическим присутствием в офисе, теперь никак не озвучено, даже не рассмотрено в законопроекте.

Получается очень однобокое законотворчество — ведь работодатель не следит за сотрудником в рабочее время, даже не имеет пока представления о том, как это сделать. Если сотрудник весь день смотрел сериалы или занимался своими делами, то есть не работал, а руководитель написал ему вечером, чтобы проконтролировать результаты  данных с утра заданий, — как эту ситуацию разыграть? В домах у нанятых сотрудников камеру слежения не поставить, заставить всех сидеть с включенным видео на непрекращающемся Zoom-звонке не получится, да и элементарные перебои с интернетом могут быть техническим препятствием такого контроля.

Получается очень однобокое законотворчество, ведь работодатель не следит за сотрудником в рабочее время

Не факт, что это необходимо, если работа выполняется в срок и качественно. Но все же мы не можем ориентироваться только на сознательность и самоорганизацию сотрудников: многим просто необходимы контроль и вектор движения.

Очевидно, должна измениться природа взаимодействий. Для многих руководителей личное присутствие подчиненного в офисе зачастую приравнивается к эффективности, хотя на деле всем давно очевидно, что физическое присутствие на работе так же не имеет корреляции с эффективностью, как хорошие оценки в школе и денежная работа.

Офис во время чумы: как организовать работу отдела на удаленке и не разорить компанию

Какие-то намеки на решение проблемы в законопроекте есть. «Работник и работодатель устанавливают порядок взаимодействия, предусматривающий конкретное время выполнения дистанционным работником трудовой функции в пределах рабочего времени, установленного трудовым договором о дистанционной работе», — гласит текст. То есть все взаимоотношения прописываются по обоюдному согласию конкретно в каждом случае, в каждой компании с учетом удобства обеих сторон. Это прогрессивно, но вопрос контроля и учета времени никак не регламентирован.

Защитить начальника

К чему приведут изменения? Скорее всего, работодатель еще более тщательно будет фокусироваться на подборе персонала, его квалификации, востребованности функции каждого конкретного сотрудника, а также постановке четких и ясных целей, систематизации задач и регламенте их выполнения. Допускаю, что много времени и средств будет потрачено на обучение, поддержание квалификации — как обновление в айфонах, профпригодность будет систематически дорабатываться, избавляться от ошибок и синхронизироваться с сегодняшним днем.

От хаотичного способа взаимодействия придется перейти к стратегическому, структурному и пошаговому. Возможно, будут необходимы новые стандарты и регламенты для крупных компаний, но скорее всего они уже у заинтересованных в удаленной работе работодателей внедрены и успешно прошли все тестовые режимы.

Из отношений почти уйдет эго. То, что можно прокричать в офисе один на один, нельзя написать в электронном письме

Полагаю, появятся новые смыслы, которые заставят пересмотреть привычную иерархическую форму общения. С высокой долей вероятности могу утверждать, что благодаря законопроекту и образ руководителя серьезно изменится: теперь компаниям будут нужны те, кому (образно) не нужно кричать, чтобы их услышали.

«Кукушечка поехала»: к чему приводит излишний самоконтроль и как с ним бороться

Руководители в постпандемичесом мире предпочтут авторитарным методам методы авторитетные. Нужны будут лидеры, которых «выберут» сотрудники своим желанием или нежеланием подчиняться. Из отношений почти уйдёт эго. То, что можно прокричать в офисе один на один, нельзя написать в электронном письме.

Но работодателям, особенно в сегменте малого и среднего бизнеса, которые сами общаются с сотрудниками, не нанимая топ-менеджеров, и без закона нелегко. Иногда кажется, что другого выхода, кроме как попросить, настоять, приказать сделать работу во внерабочее время, чтобы хотя бы как-то вытащить бизнес из ямы трехмесячного локдауна, нет. И их тоже можно понять и нужно защитить. Так что революционными изменения, предложенные депутатами, могли бы стать, если законодательно будет закреплено право работодателя объявлять вынужденный простой, который серьезно ударил по бюджету почти всего небольшого бизнеса, поддержку которому никто не оказывал.

До 16 июля еще есть время для внесения дополнений, которые смогут сбалансировать права сторон и сотрут дисбаланс и дискриминацию как сотрудников, так и работодателей.

Дополнительные материалы

Как москвичи встретили первый день работы летних веранд. Фоторепортаж Forbes