«Это трудоголик, который десять лет отпахал»: как Анастасия Татулова привлекла сотни миллионов рублей в разгар пандемии

Фото DR
Анастасия Татулова Фото DR
Несколько сотен миллионов рублей, которые в обмен на 33% компании вложил в сеть семейных кафе «АндерСон» банкир Александр Лебедев с супругой Еленой Перминовой, спасли бизнес Анастасии Татуловой от разорения, позволили Лебедеву укрепить позиции на рынке общепита и стали «лучом света» для всей ресторанной отрасли

«Мы бросились спасать компанию и брались за все, что могло принести деньги, принимали любую помощь коллег-предпринимателей и гостей. Мы готовили обеды, пекли куличи, занимались доставкой, встали в сети с нереальной скоростью», — вспоминает разгар самоизоляции Анастасия Татулова, основательница сети семейных кафе «АндерСон». Эти локальные действия помогли компании остаться на плаву в течение трех карантинных месяцев, но не покрыть миллионные долги, в которые компанию погрузил локдаун. 

«Нам недоступна ни одна мера поддержки, и мы, как и многие, оказались один на один со своими проблемами и угрозой не выжить»

На помощь пришло неожиданное партнерство Анастасии с банкиром и медиамагнатом, бывшим участником рейтинга Forbes Александром Лебедевым. В начале июля он вместе с супругой Еленой Перминовой вложил «несколько сотен миллионов рублей» в сеть Татуловой. Зачем это нужно Лебедеву и спасет ли своевременная инвестиция бизнес одной из самых заметных предпринимательниц на российском рынке?

Наедине с угрозой

Пандемия заметно «прошлась» по «АндерСону»: из 52 точек, которые работали в сети до режима самоизоляции, сегодня осталось только 44. В первый месяц ограничений выручка, по словам основательницы, упала на 90%, компания увязла в долгах. «Я сняла со всех карт и депозитов все, что у меня было, сестра продала квартиру родителей, все деньги были брошены на затыкание возникшей дыры», — рассказывает Татулова. Она отмечает, что ей «здорово помогли» кредитные каникулы от Сбербанка, «потому что платить было вообще нечем», а также основатель сети магазинов «ВкусВилл» Андрей Кривенко, который «предложил помощь деньгами на закрытие кассового разрыва».

От полного краха сеть спасли уже налаженные поставки во «ВкусВилл» и «Утконос», за счет которых покупалось сырье и платились зарплаты минимальному количеству сотрудников, и новые контракты с «Перекрестком», «Азбукой вкуса», «Лентой», Metro и «Самокатом», которые удалось заключить за три карантинных месяца. Поступала помощь и от московских властей: они предоставили арендные каникулы для предприятий из пострадавших отраслей, чьи точки располагались на городских площадках, а также обеспечивали контрактами на поставку питания врачам в больницы, перепрофилированные под лечение коронавируса. «АндерСону» достались Госпиталь для ветеранов войн №2 и Московский научно-практический центр наркологии. О том, какой убыток накопила компания из-за пандемии, Анастасия не говорит («пока непонятно — цифры окончательные будут к концу года»), но отмечает, что выручка после снятия ограничений в этом году на 50% ниже, чем за тот же период в 2019-м.

Субсидий из федерального бюджета «АндерСон» не получил вовсе, уверяет Татулова: «Критерии отнесения к реестру малых и средних предприятий не изменили и постановление о возможности смены ОКВЭД не приняли. Таким образом, нам оказалась недоступна ни одна мера поддержки, и мы, как и многие, оказались один на один со своими проблемами и угрозой не выжить». При этом предпринимательница подчеркивает, что «на старте пандемии помогло личное вмешательство [первого вице-премьера] Андрея Рэмовича [Белоусова] — быстро принятый закон о запрете банкротства предприятий в пострадавших отраслях и личное участие его и его помощников в возникающих сложных ситуациях с ФНС».

«То, что у нас McDonald’s — системообразующее предприятие, так это у нас в стране государственные приоритеты такие, а не «Петрушка» неудачная»

Выбираться из кризиса предпринимательница решила с помощью инвесторов. О том, чтобы привлечь в компанию акционеров, она задумалась еще в начале 2019 года, когда «АндерСон» вышел в первую сеть — «ВкусВилл». «Мы поняли, что это совершенно другой бизнес — со своими объемами, технологиями, особенностями построения производства. Он отличается от хореки (HoReCa — от англ. hotels, restaurants, cafe — индустрия гостеприимства. — Forbes) кардинально и требует при серьезном подходе больших вложений», — объясняет Анастасия.

«Меня разорили чекисты»: Александр Лебедев о войне с банкстерами и запуске русской Tesla

В декабре 2019-го Татулова заключила предварительное соглашение (term sheet — документ об основных условиях сделки. — Forbes) с одним из инвестиционных фондов на продажу 24% компании за несколько сотен миллионов рублей. Но 5 апреля, за неделю до подписания, фонд заморозил сделку в одностороннем порядке из-за пандемии. «Фонд практически не вкладывался в российский бизнес, они работают на американском рынке и там потеряли несколько проектов, которые обанкротились в самом начале пандемии, — рассказывает Анастасия. — Сделка, которую мы готовили восемь месяцев, не состоялась, и мы оказались в довольно сложной ситуации, так как уже рассчитывали на эти деньги и начали реорганизацию фабрики».

Название фонда она не раскрывает, но уточняет, что он уже владеет долей в «АндерСоне» на улице Льва Толстого. Судя по данным СПАРК, это кафе Татулова вывела за периметр сделки с Лебедевым: 40% зарегистрированного по адресу ООО «Форте» принадлежит лично Татуловой, а 60% осталось за ООО «Литератор», которым, в свою очередь, на 100% владеет зарегистрированный на Кипре Standbrook Limited.

Спасение утопающего

Из затруднительной ситуации помогло выйти предложение Лебедева, с которым Татулова была на тот момент знакома около полугода — «через общих знакомых в комьюнити «Сколково», уточняет банкир. «Это [партнерство] здорово нам помогло. Но жертву из меня делать не надо, это точно не так», — подчеркивает Анастасия. К альянсу она относится «как к большому везению»: «Ведь это везение, когда неожиданно потеряв одну сделку, ты получаешь другую, причем своевременно и с крутым сильным интересным партнером, коим, несомненно, является Лебедев».

Александр Лебедев с супругой Еленой Перминовой
Александр Лебедев с супругой Еленой Перминовой

Совладелец британских Evening Standard и Independent, Лебедев интересовался рынком общепита давно. С 2017 года он развивает собственную сеть точек здорового питания «Петрушка», а его супруга — модель и блогер Елена Перминова — ЗОЖ-пекарню «Лен & Гречка Bakery». Лебедев даже заявлял, что планирует победить McDonald's, открывая «десятки тысяч таких кафе не только в России, но и в Америке, Африке, Индии, Китае».

Но амбициям не суждено было сбыться: за три года работы «Петрушка» открыла всего три точки в Московской и Тверской областях и в Крыму. Сам предприниматель неудачей такую динамику не считает и объясняет, что «это пока благотворительный проект». «Мы непрофессионально занимаемся [своими кафе], потому что недостаточное количество времени тратим. У нас производство не организовано, у нас все кустарно, ремесленно, очень большие затраты. Поэтому «Лен & Гречка» на уровне безубыточности работает, а «Петрушка» вообще [работает в убыток]», — признает в разговоре с Forbes Лебедев. 

«Для Татуловой это возможность спасти бизнес, преодолеть кризис на фоне последних событий и развиваться дальше»

Татулову финансово неуспешный опыт инвестора не смущает: «Петрушка» кормит малообеспеченное население практически по себестоимости. При этом проект очень хорошо сделан». По словам Анастасии, «аналогичные проекты по здоровому питанию в других странах поддерживаются государством — не перед выборами ваучеры выдают, а выдают их малообеспеченным людям, чтобы они тратили их на здоровое питание». «А то, что у нас McDonald’s — системообразующее предприятие, так это у нас в стране государственные приоритеты в отношении здоровья нации такие, а не «Петрушка» неудачная», — резюмирует она.

«Я сейчас без слез постараюсь вас умолять»: диалог основательницы кафе «Андерсон» с Путиным

Риски, связанные с общественно-политической активностью Татуловой, Лебедева не пугают  Анастасия произнесла знаменитую критическую речь на встрече бизнеса с Владимиром Путиным и не раз высказывалась о недостаточной помощи предпринимателям во время пандемии со стороны государства, после чего ее исключили из всех правительственных комиссий по вопросам малого и среднего бизнеса. «Она правильный профессиональный разговор поддержала с президентом, президент ее услышал. Что-то было сделано, что-то не сделано. Но она никакой такой общественной деятельностью постоянно не занимается, она пашет на самом деле. Она реально трудоголик, человек, который десять лет отпахал», — подчеркивает партнер основательницы «АндерСона».

«Я этим поневоле много занимаюсь, характер такой. Не могу мимо пройти, если вижу, что беда и бардак, — объясняет свою позицию Татулова. — Мне после выступления [перед Путиным] очень много пишут разные предприниматели разных индустрий со всей страны. В почту, на сайт «АндерСона», в Facebook, в WhatsApp. Пишут свои проблемы, я стараюсь помочь, чем могу.  Обращаюсь к знакомым чиновникам, звоню тем, кто работает в ведомствах профильных, прошу помочь, и в большинстве случаев получается сдвинуть горы». Малый и средний бизнес в России, по ее мнению, «находится в очень уязвимом положении, всегда виноват и всегда должен, поэтому без помощи сложно выжить».

При этом Анастасия подчеркивает, что она не единственный лоббист интересов предпринимательского сообщества: «Таких, как я, много. Это и руководители профильных ассоциаций, и мои друзья в разных местах  в ОНФ, Общественной палате, Совете Федераций, Госдуме, — которые тоже помогают, доносят эти кейсы до власти, пытаются уговорить принять системные решения, а не частные». «Я считаю, что это должно быть безусловным и постоянным приоритетом государства, не на словах, а на деле, — развивать бизнес не нацпроектами и созданием корпораций, а реальными механизмами и снижением давления. Но пока так как есть, вручную. Неравнодушными людьми во власти и бизнесе. Ну хоть так», — резюмирует основательница «АндерСона». 

DR
DR

Портал для акционера

Вложения в «АндерСон», по словам Лебедева, — это в первую очередь желание помочь месту, которое любит он сам и его семья: «Это лучшая детская сеть кафе в стране. В регионах, понятно, есть проблемы со средним чеком, но в Москве это прямо выдающаяся история, да я даже в Европе не знаю аналогов. Сделано с большим вкусом, качеством, и есть несколько дивизионов, включая фабрику-кухню, есть поставки в сети, которые очень быстро развиваются».

По мнению Сергея Миронова, основателя агентства оптимизации ресторанного бизнеса «РестКонсалт» и сети ресторанов «Мясо & Рыба», дело не только в любви  для Лебедева это элемент продуманной инвестиционной стратегии: «АндерСон» — сильный раскрученный бренд, который сейчас, в трудное для себя время, готов принять помощь, пустить акционера. У Лебедева есть свободные деньги, он, видимо, готов потерпеть немного и подождать прибыли, поэтому инвестиция дальновидная». Эксперт предполагает, что долю банкир приобретал, скорее всего, с дисконтом — «полгода назад «АндерСон» стоил значительно дороже». «Я надеюсь, что ход с моей стороны продуманный, и это не благотворительность», — не отрицает Лебедев.

Он получил 25% в ООО «Андерсон-Франчайзинг» (еще 8% — Перминова) и 1% в управляющей компании сети ООО «Людвик». Точную сумму сделки партнеры не разглашают, обозначая только диапазон в «несколько сотен миллионов рублей». В разговоре с изданием The Bell гендиректор «Infoline-Аналитики» Михаил Бурмистров оценил стоимость «Андерсон-Франчайзинга» в 500 млн рублей с учетом долга. Но сумму сделки, исходя из такой оценки компании (около 165 млн рублей за 33%), Татулова в разговоре с Forbes назвала «в разы неверной». По ее словам, оценка «АндерСона» и до пандемии, и в состоявшейся сделке — свыше 1 млрд рублей.

Как получить чек от миллиардера? Стартапы, в которые вложились участники списка Forbes

«Для Анастасии Татуловой это возможность спасти бизнес, преодолеть кризис на фоне последних событий и развиваться дальше. Сейчас очень многие игроки ресторанного рынка оказались на грани банкротства, но заведениям, ориентированным на детей, особенно сложно — пока что в закрытых помещениях запрещена работа детских комнат и площадок», — считает Миронов из «РестКонсалт». С ним согласен директор консалтинговой компании Restteam Алексей Кислов: «Татуловой это даст возможность избавиться от кассовых разрывов, погасить задолженности и сохранить сеть».

DR
DR

Рыцарь рынка

В формировании меню и прочих вопросах оперативного управления новые партнеры принимать участия не будут — это прописано в договоре, рассказывает Анастасия. Того, что акционеры могут влиять на стратегию бизнеса, который она в одиночку развивала десять лет, Татулова тоже не опасается: «Я вообще мало чего боюсь по итогам этих месяцев. [Появление партнеров] может дать бренду новый толчок в развитии, это новый взгляд, что всегда полезно. Плюс к этому Лена [Перминова], например, обладает отличным вкусом и вниманием к деталям, огромной аудиторией в Instagram (2,2 млн подписчиков. — Forbes). А Александр — человек с незаурядным умом и желанием мир изменить, причем у него это получается. Я вообще считаю, что он российский Илон Маск, он, например, сейчас электрокорабли на верфи в Питере строит. А в Крыму в Алуште электрозаправки городу поставил сам и электромашины купил. Почему я должна этого бояться, а не радоваться?»

«Я этим поневоле много занимаюсь, характер такой. Не могу мимо пройти, если вижу, что беда и бардак»

У Лебедева уже есть как минимум несколько нестандартных идей по развитию сети. Например, партнерство с «Союзмультфильмом», совместно с которым банкир предложил открыть кафе в павильоне киностудии на ВДНХ. Стороны действительно ведут переговоры о новом заведении, но подробностей о его стоимости и дате открытия нет, рассказал Forbes представитель «Союзмультфильма». «У «АндерСона» большая лояльная аудитория, которую он сможет привести на площадку к партнеру, а «Союзмультфильм» способен дать кафе приток новых людей и хороший медийный охват. В целом «АндерСон» и «Союзмультфильм» — это лучшее сочетание брендов, которое вообще можно представить», — оценивает перспективы проекта Миронов.

В ближайших планах — открыть еще одну фабрику-кухню, которая позволит наладить экспорт продукции, увеличить объем поставок в сети и помочь быстрее распространять франшизу. Строить фабрику с нуля или использовать уже существующее здание под Москвой, которым владеет Лебедев, партнеры пока не договорились. «Взгляды разошлись. Поэтому две построим», — смеется Татулова.

Курс на здоровое питание, которое пропагандируют Лебедев и Перминова, и уже приобретенная «АндерСоном» лояльная аудитория должны стать успешным миксом, который поможет компании не только быстро выйти из посткарантинного кризиса, но и «стать сетью №1 по здоровому питанию в России не позже 2024 года», по традиции амбициозен Лебедев.

«В ресторанный бизнес очень давно не приходило инвестиций. Еще до закрытия в связи с пандемией, в конце прошлого — начале этого года, мы фиксировали уход инвесторов с рынка, никаких заметных сделок не было. А теперь появился серьезный игрок, который готов вкладываться. Это позитивный сигнал для всех нас, луч света для рынка», — резюмирует Миронов.

При участии Ильмиры Гайсиной

Дополнительные материалы

Самые успешные рестораны Москвы. Рейтинг Forbes