Дауншифтеры поневоле: почему застрявшие на островах россияне не спешат возвращаться домой

Фото DR
Денис Кондратьев Фото DR
Тысячи россиян, улетевших зимовать в теплые страны, из-за пандемии коронавируса оказались заперты на курортах. Но прожив в заточении несколько месяцев, многие решили остаться на островах навсегда: жить на Бали, в Доминикане или Таиланде дешевле, а главное приятнее, чем в Москве, уверяют новые дауншифтеры

Закрытые из-за коронавируса границы спровоцировали новую волну островной эмиграции: москвичи и петербуржцы, которые никогда не думали о том, чтобы сменить офис в престижном бизнес-центре на приморское кафе с плохим Wi-Fi, пересмотрели свои ценности. Несколько месяцев спокойной жизни без пробок, «хмурых российских лиц» и плохой погоды убедили их в том, что эффективно работать можно и за пределами Садового кольца.

Forbes поговорил с несколькими «дауншифтерами поневоле» и выяснил, как заточение на курортах изменило их профессиональные судьбы.

Построй свою судьбу

«В Петербурге ты ходишь постоянно в форме, не имеешь права присесть, когда тренируешь человека, ко всем обращаешься на вы. Здесь я подъезжаю на байке к вилле, тренирую интересных людей, вместо дорогих кроссовок шлепанцы», — сравнивает нынешний формат работы на Бали с докарантинным прошлым 32-летний фитнес-инструктор Денис Кондратьев.

По образованию Кондратьев психолог: несколько лет занимался частной практикой в Санкт-Петербурге, но в 25 лет начал испытывать проблемы с лишним весом  «разжирел до 107 кг». Благодаря диете похудел на 30 кг и пришел в фитнес-клуб «заниматься телостроительством». «Параллельно меня все начали спрашивать: «А как я похудел? А как я расту? А что я ем?», — вспоминает Кондратьев. Он решил это монетизировать устроился инструктором в сеть Fitness Family в районе Рыбацкое, чтобы «давать советы за деньги». С карьерой психолога расстался просто: люди приходили «плакаться над нюансами в жизни», но решать их не хотели. «В фитнесе проще: пришел толстеньким, мы его похудели  все довольны. Видишь результат своей работы», — объясняет Кондратьев.

После трех лет в Fitness Family Денис стал инструктором в более крупной сети Alex Fitness, но задержался там ненадолго: в 2018-м решил «найти своего человека» и подал заявку на участие в реалити-шоу «Дом-2. Остров любви». Прошел кастинг, уволился из Alex Fitness и отправился на Сейшелы, где проходили съемки. На острове Кондратьев нашел себе девушку, и вместе с ней через два месяца вышел из проекта. «Думал, будем строить отношения в реальной жизни, но не получилось. Через две недели разошлись. Она сказала, что я мало зарабатываю», — вздыхает он.

«Тут банально не нужно покупать обувь практически, ты можешь жить в одних тапках»

Вернулся из «Дома-2» Кондратьев зимой, «в мертвый фитнес-сезон». На волне популярности после участия в реалити-шоу начал подрабатывать ведущим в петербургских караоке и клубах. Затем вернулся к привычному делу устроился инструктором в сетевой клуб SportLife, параллельно в проекте Fitness Course начал читать лекции для будущих фитнес-тренеров.

На одной из таких лекций Кондратьев познакомился с петербуржцем Никитой Бондаренко, вместе с которым решил организовать фитнес-тур. «Я рассказывал на своих уроках, как было бы классно устроить фитнес-тур где-нибудь на Бали. И вот как-то раз один из моих учеников [Бондаренко] говорит: «Слушай, идея классная, я готов найти инвестора«», — вспоминает Кондратенко.

Инвестором, который вложил в проект «Жги на Бали» 500 000 рублей (на условиях возврата инвестиций с процентами через несколько месяцев), стал его приятель Бондаренко. На эти средства партнеры слетали «посмотреть, что такое Бали», нашли подходящую виллу для проживания будущих участников тура, продумали питание и программу тренировок. Остаток вложили в создание сайта фитнес-тура и онлайн-рекламу пяти запланированных поездок.

В конце октября 2019 года стартовала их первая 10-дневная программа для нескольких человек. До декабря Кондратьев и Бондаренко провели еще четыре таких выезда и заработали, по собственным словам, в общей сложности 700 000 рублей. Около 600 000 из них, правда, пришлось отдать инвестору.

Второй номер: почему Ольге Бузовой сложно превращать славу в деньги

Кондратьев «решил попробовать остаться на Бали на зимовку» и нашел русскоговорящих клиентов для персональных тренировок, которые приносили по нескольку десятков тысяч рублей в месяц.

К марту зимовавшие на острове клиенты разъехались, денег стало не хватать. Бондаренко уехал в Россию к семье, да и сам Кондратьев думал лететь обратно из-за истекающей визы, которую каждые два месяца нужно было продлевать: платить пошлину $35 и вылетать за границу Индонезии. «Это дополнительные траты, а денег и так было немного, — признается тренер. И тут — бац! — и закрывают границы». Для Кондратенко это стало облегчением: власти Индонезии объявили режим чрезвычайной ситуации и «разрешили остаться всем, не продлевая виз», вспоминает он.

Пока границы закрыты и действует «вирусная отсрочка» продления визы, есть время наработать клиентскую базу, чтобы выйти на «нормальный уровень заработка», заключил тогда Денис. Он начал регулярно публиковать посты об индивидуальных тренировках в Telegram-чате «Бали чатик», у которого почти 20 000 подписчиков, и рекламировать свой Instagram-аккаунт (сегодня 16 000 подписчиков).

«Мне дало это одного клиента, от которого потом пришел его товарищ, потом еще и так далее. «Сарафанка» тут работает просто в сумасшедшем объеме», — уверяет Кондратьев. Со временем он обзавелся пятью клиентами, которые договорились с ним на регулярные тренировки на 3-4 месяца вперед.

«В России упаднические настроения, обнуление, еще что-то. А тут позитивная энергетика»

В марте Кондратьев заработал порядка 50 000 рублей, в мае — уже 100 000. «Это тот же заработок, что у меня был в России, но при меньших усилиях и куда меньших тратах, — рассуждает тренер. — Тебе банально не нужно покупать обувь практически, ты можешь жить в одних тапках». Существенна и экономия на съемном жилье и одежде: «В Питере нужны куртки, пуховики, костюм Under Armour за 15 000 рублей, если ты позиционируешь себя как нормального тренера. А здесь все люди равны: миллионеры, топ-блогеры выглядят точно так же, как ты. Никто не пытается выпендриваться».

На Бали свой ритм жизни, к которому Кондратьев пока не привык. «Ты назначаешь встречу или тренировку, а твой клиент спокойно может на нее вообще не прийти, — признает он. — И это нормально: тут все считают, что если вдруг ты не попал куда-то, то это остров тебе не дал, ты еще не готов». Такое отношение к пунктуальности сказывается на заработке, но возвращаться в Петербург тренер все равно не планирует. Он уже подал документы на социальную визу, чтобы остаться на острове и после открытия авиасообщения. «В России упаднические настроения, обнуление, еще что-то. А тут позитивная энергетика и есть все, что мне нужно: заработок, интересные знакомые, друзья», — говорит он. За время изоляции он познакомился с девушкой, которая, как и он, прилетела из России до закрытия границ: «В общем, начал пускать корни в этот остров».

Из Gett под пальмы

«Как настоящий предприниматель я привык к состоянию тотальной неопределенности. Это помогает оставаться в хорошем настроении, что бы ни произошло»,  рассказывает Виталий Крылов, на полгода застрявший с семьей и сотрудниками в Таиланде.

Виталий Крылов
Виталий Крылов

Крылов — бывший генеральный директор сервиса вызова такси Gett в России. Он оставил кресло топ-менеджера, чтобы развивать собственный бизнес  сервис для поиска работы PapaJobs (в Gett на запрос Forbes об уходе бывшего топ-менеджера не ответили). На сайте основанного в 2017 году PapaJobs до сих пор висит объявление о том, что он «готовится к запуску проекта, чтобы вы могли найти работу своей мечты», судя по данным СПАРК, убыток проекта за 2019 год составил 34,5 млн рублей при выручке в 9,2 млн рублей. Сам Крылов состояние бизнеса не комментирует.

В начале 2020-го он придумал еще одну предпринимательскую инициативу: запустил стартап Razborki онлайн-курсы для женщин по психологии, предпринимательству, стилю и хобби. Развивать проект решил за границей. «В феврале мы всей командой запаковали чемоданы и поехали в Таиланд на остров Панган. Была идея провести пару месяцев в Азии и вернуться», обьясняет Крылов. Помимо семи сотрудников, в путешествие с билетами в один конец отправилась семья Виталия: жена, мать и двое детей.

Как квиз «Мозгобойня» превратился в бизнес с выручкой 350 млн рублей в год и обогатил сотни предпринимателей из регионов

Практически сразу после их приезда в прессе начали появляться новости о пандемии. 26 марта в Таиланде ввели чрезвычайное положение, закрыли общественные места. «Первая реакция — улететь. Но волновала сама поездка: чтобы добраться в Россию, нужно было ехать с несколькими пересадками в загруженных аэропортах. Был риск заразиться, — объясняет Крылов. — На Пангане же не было ни одного случая заражения». Взвесив все за и против, предприниматель и его команда решили остаться.

На фоне пандемии онлайн-образование стало быстро набирать популярность, поэтому Крылов с головой ушел в работу, чтобы «не упустить момент и оседлать волну». В работе ничего менять не пришлось: «Кроме огромных варанов и трехметровых питонов, которых мы встречали, все было штатно. Много работы и большие планы».

«Зима? Только не в Питере, пожалуйста!»

За полгода курсы, по словам предпринимателя, прошли 100 000 человек, выручка компании увеличилась в пять раз (точные финансовые показатели он не раскрывает). Команда за время самоизоляции разрослась до 25 сотрудников из разных стран, но расходы остались примерно на том же уровне — помог отказ от офиса в Москве.

Таиланд оказался одной из самых спокойных в плане роста числа заболевших стран в мире. По словам Крылова, это мотивирует многих иностранцев остаться и «переждать вероятную вторую волну». Но сам предприниматель и его команда задерживаться под пальмами не планируют: «Прямо сейчас мы пытаемся улететь в Москву. Задача осложняется тем, что авиаперевозки работают нестабильно, рейсы постоянно отменяются». Крылов не уверен, что стабильное авиасообщение между Россией и Таиландом установится в ближайшее время, поэтому планирует использовать обходной путь: из Бангкока полететь в Амстердам, оттуда в Минск и далее на перекладных в Москву.

Тяга к Родине обусловлена практическими интересами. Крылов уверен, что создавать проект удаленно можно на ранних этапах, а дальше без костяка компании в офисе не обойтись «иначе не выстроить эффективную работу и правильную коммуникацию». Вдохновившись быстрым ростом Razborki, он планирует создать «аналог Netflix для онлайн-курсов». А пока остается дауншифтером поневоле.

Тоска по посудомойке 

«Пандемия? Окей. Комендантский час? Славненько. Зато вокруг приятные соседи-экспаты, пальмы, пляж, океан, бассейн под домом, свежие фрукты и работа онлайн. Какой смысл улетать в туманные российские перспективы?»  рассуждает Елена Печенькина (настоящая фамилия  Горепекина), застрявшая в Доминикане.

Елена Печенькина
Елена Печенькина

Елена называет себя «режиссером путешествий»: она владеет турагентством Cookie Travel и одноименным онлайн-магазином товаров для путешественников. Работает одна — сотрудников в штате нет.

«Зима? Только не в Питере, пожалуйста!» — решила Печенькина осенью 2019-го и начала планировать зимовку у моря, чтобы «проникнуться духом транкилы (от исп. tranquila, спокойствие. — Forbes) и ритмами бачаты». Она нашла работу заместителем коммерческого директора в частной резиденции, которая состоит из 100 вилл, трех многоквартирных домов, двух ресторанов, бара, спортзала и развлекательного центра. Собиралась пожить за границей с декабря по апрель, а туристический бизнес вести удаленно.

Все шло по плану до середины марта, «пока в мире не объявили пандемию». Печенькина успела купить билет в Россию на конец апреля, но ее рейс отменили. Закрытие границ Елена встретила спокойно: по ее мнению, Доминикана — идеальное место для самоизоляции.

«Если кто и подводит, то только доминиканский интернет»

В апреле ее рабочий контракт в резиденции истек. Туристический бизнес из-за падения отрасли пришлось отправить на «карантикулы». На помощь пришли друзья из Киева, которые предложили Елене должность директора по коммуникациям в их проекте  онлайн-центре психологического развития и коучинга Марты Марчук. Это помогло сохранить доходы на докризисном уровне. При этом расходы сократились  благодаря отсутствию «ресторанно-тусовочной части» и скидке на аренду доминиканской квартиры.

Печенькина легко перестроилась на удаленную работу. Утро она посвящает себе: занимается йогой, завтракает, идет на пляж, работает по дому, катается «на надувном единороге в бассейне». Рабочий день начинается в 11:00 (в это время в Москве и Киеве 18:00). Елена проводит онлайн-встречи и совещания, работает с командой до 16:00 по местному времени (у собеседников в Киеве уже 22:00). Дальше, когда Европа засыпает, разбирается с задачами в спокойном режиме. Вечером скидывает коллегам отчет и комментарии по проделанному за день и отправляется ужинать на океан.

Почему россияне продолжают летать в командировки, несмотря на пандемию

Команда стартапа, в котором занята Печенькина, раскинута по трем континентам. «Все привыкли, что я сижу на совещаниях с мокрой головой после душа, потому что 15 минут назад пришла с пляжа. Команда ответственная, пожары тушить ночью не приходится. Если кто и подводит, то только доминиканский интернет», — отмечает Елена.

Россия пока не восстановила авиасообщение с Доминиканой, поэтому речи о возвращении не идет. Туристический бизнес Печенькиной на длительной паузе: предпринимательница планирует его возродить «через годик-другой».

Елена хотела бы съездить на родину во второй половине осени, чтобы повидать родных и друзей, и снова вернуться в Доминикану: «Я скучаю по близким, по квартире и посудомойке. По быстрому интернету, бесконтактным платежам и возможности заказать что угодно одним кликом 24/7». Но в целом опыт вынужденного дауншифтинга она считает «восхитительным»: «Сколько-нибудь лет спустя я расскажу внукам, какие приключения были актуальны в бабулину молодость. А они будут слушать, удивляться и спрашивать: «Бабуль, ты уверена, что по миру самолеты не летали, а все люди в масках ходили? Звучит как фантастика!»

Сочи. Перезагрузка

Те, кто не успел до закрытия границ улететь на острова, довольствуются офисами под пальмой в пределах России. Юлия Кушнир, владелица брендингового агентства St.Martin, посреди карантина в Москве улетела в Сочи «перезагрузиться» и решила там осесть. «Я тут встаю без будильника в 10 утра, завтракаю, провожу летучку, иду на пляж с ребенком, потом снова работаю, а вечером встречаю закат на сапах (вид водного спорта, в котором нужно плыть на доске для серфинга стоя и помогать себе веслом. — Forbes)», — описывает свой график Кушнир. По ее словам, за три месяца в Сочи у нее «произошло столько событий, сколько в Москве за год не было».

Кушнир родилась в Сургуте, образование получила в Петербурге, затем два года провела в Испании и еще два в Москве. Первый бизнес салон свадебных платьев «Будуар» в Петербурге она запустила в 2012 году. Спустя четыре года решила продать проект конкурентам: «С рождением сына времени на развитие шоурума стало не хватать».

После декретного перерыва Кушнир вместе с мужем запустила свой бренд свадебной обуви JK. За полгода ей удалось продать через сети «Мэри Трюфель» и One Day 1000 пар с наценкой 4000 рублей за пару. Но и этот проект долгосрочным не стал: из-за антироссийских санкций и роста курса евро производить обувь стало нерентабельно (комплектующие закупались в Испании и Португалии), и в конце 2018 года супруги закрыли проект.

«Сочи скоро треснет»: как курорт переживает беспрецедентный наплыв туристов

Параллельно с JK Кушнир запустила авторские курсы по построению успешного бренда. Со временем ее консультации «распространились в маркетинг-тусовке», ее стали приглашать в качестве «специалиста по креативным концепциям продвижения брендов». Юлия решила монетизировать спрос и открыла брендинговое агентство St.Martin. К тому времени на аккаунт Кушнир в Instagram былои подписано 6000-7000 человек (сейчас  29 000). Через эту аудиторию и нетворкинг она нашла заказчиков на ребрендинг  производителя экологичной мебели Kvikk, турагентство TopRiders и др. В 2019-м агентство и трехмесячные онлайн-курсы по брендингу (проводятся раз в полгода), по словам Кушнир, принесли ей порядка 30 млн рублей выручки.

Юлия Кушнир
Юлия Кушнир

К началу карантина Кушнир осталась вдвоем с ребенком в Москве. «В какой-то момент я подумала, что <...> просто сойду с ума в закрытой квартире», — признается предпринимательница. Месяц она прожила в съемном загородном доме в Подмосковье с подругой, но прийти в эмоциональное равновесие это не помогло: «Сначала стали отваливаться какие-то проекты по брендингу, потом нам пришлось съехать из красивого панорамного офиса в «Москве-Сити». На меня нашло состояние: «А пошло оно все!»

«В Москве гораздо дороже качественно отдыхать, а тут достаточно выйти на пляж — и тебе хорошо»

Доходы агентства с марта по май, по словам Юлии, составляли около 800 000 рублей в месяц втрое меньше прежнего. Она решила устроить «выездную перезагрузку». Так как границы с другими государствами были закрыты, выбор пал на Сочи. «Буквально за полчаса, посоветовавшись со своим психологом, я приняла решение полететь, арендовала квартиру и взяла два билета в один конец. Мне просто нужна была встряска», — объясняет Кушнир.

Смена обстановки пошла на пользу и самой предпринимательнице, и бизнесу. В нестабильной ситуации, когда «клиенты боятся тратить деньги», она решила сделать ставку на курсы по брендингу: расширила их антикризисными советами и подняла цену на 10 000 рублей.

На курс записалось около 80 клиентов, Кушнир заработала порядка 3 млн рублей. В Сочи она придумала еще один продукт  бренд-аудит для малого бизнеса, он тоже «идет в гору».

Штат St.Martin из шести человек по сей день работает удаленно. На эффективность сотрудников это повлияло позитивно, говорит предпринимательница: «Я и в Москве старалась уйти от погони за дедлайнами: хороший креатив в истерике не рождается. Сейчас с новыми идеями и успеваемостью даже лучше, все разъехались по домам и работают в своем ритме оттуда». Тем не мене, сама Юлия в Москву прилетает почти каждые выходные — для встреч с теми, кто «беспокоится, что все онлайн, и мы ни разу не виделись».

Возвращаться в «рабочую столицу» насовсем, впрочем, Кушнир не хочет. Она даже решилась на покупку квартиры в Сочи. «Нервный побег из Москвы показал, что я хочу тут остаться. Здесь хорошо, спокойно, очень много свежего воздуха, — рассуждает предпринимательница. — Тут я трачу меньше денег: в Москве, например, гораздо дороже качественно отдыхать, а тут достаточно выйти на пляж — и тебе хорошо. В таком состоянии и новые идеи лучше появляются, и работается продуктивнее».

Дополнительные материалы

Страны, которые ошиблись: кто возвращает карантинные меры из-за нового скачка заражений COVID-19