«Человек буквально забывает, как дышать»: почему выгорание топ-менеджеров особенно опасно для компании

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Коронавирус поставил на грань выживания тысячи компаний по всему миру. Чтобы вытащить бизнес из кризиса, многие руководители работали по 16 часов в сутки, пытаясь нагнать докарантинные показатели. Острая стадия кризиса прошла, но последствия этой гонки начинают проявляться только сейчас: многие топ-менеджеры переживают признаки жесткого выгорания, которое может свести на нет все достижения их команд.

С началом пандемии усилия всех топ-менеджеров в России и по всему миру были направлены на то, чтобы поддержать, сплотить и найти дополнительную мотивацию для членов своих команд. Необходимо было эффективно выстроить онлайн-работу, переосмыслить цели и задачи, а зачастую полностью перестроить формат работы и скорректировать стратегию, что называется, на ходу. Пандемия потребовала нешуточной мобилизации, и к началу лета многие руководители по всему миру поймали себя на мысли, что работают по 14–16 часов в сутки, не оставляя мыслей о бизнесе и по выходным, и начали находить у себя признаки эмоционального и профессионального выгорания.

Топ-менеджеры не выгорают?

Исторически сложилось так, что рассуждая о процессе выгорания, мы больше обращаемся к проблемам профессионалов начального и среднего уровня. Считается, что топ-менеджеры имеют принципиально другой уровень выносливости и осознанной самомотивации и, следовательно, гораздо более устойчивы к воздействиям внешней среды. Отчасти это правда, но ведь и пандемию с всемирным карантином нельзя назвать ожидаемым явлением. Оказалось, что всемирный кризис и долгая неопределенность способны подкосить даже самых стойких, призванных спасать от выгорания других, искать для них все новые способы мотивации в условиях растущей неопределенности и даже очевидной угрозы неблагополучия.

Выгорание — это отчасти попытка отказа от реальности, которая становится слишком тяжелой, иногда невыносимой и, увы, чрезмерно затратной. Это не избегание, не игнорирование. Это желание убежать от того, что не наполняет, а скорее опустошает, причем никакими деньгами это восполнить невозможно.

Нет человека, который может вообще не отдыхать и ни в чем не нуждаться, кроме высокой EBITDы

Чем отличается выгорание руководителей и сотрудников? И действительно ли оно отличается?

На самом деле, процесс выгорания не связан ни с уровнем ответственности, ни с ролью, которую человек занимает в компании. Выгорание — это процесс, который может случиться с любым  человеком, и лишь конкретные обстоятельства будут предопределены уровнем ответственности, рангом и профессией в целом.

Процесс выгорания — это сочетание накапливаемой усталости и постепенной потери интереса к работе, в самых тяжелых случаях — вообще ко многому происходящему в жизни. Зачастую эти аспекты могут быть взаимосвязаны — например, происходят какие-то неурядицы в личной жизни и человек теряет интерес к работе из-за того, что приоритеты резко изменились. Плюс, он сильно устал и не хватает сил на процесс полноценной жизнедеятельности. Однако сегодня мы рассматриваем более частный случай – когда выгорание происходит без влияния причин за пределами работы.

Несмотря на то, что предпосылки и процесс выгорания для всех людей примерно одинаковые, разница между руководителем и сотрудником все же существует. И заключается она в том, кто за этим выгоранием приглядывает. В некоторых, самых продвинутых компаниях, как западных, так и прозападных российских, все больше внимания уделяется такому аспекту корпоративной культуры, как well-being сотрудников — их общее состояние, психологическое и физическое. В таких компаниях, которых, к сожалению, пока меньшинство,  топ-менеджеры вовремя начинают обращать внимание на симптомы выгорания своих людей. Но  кто же следит за самим топом? Получается, что никто. Никто, кроме него самого. Если он осознает это, как свою задачу, разумеется.

Спасение утопающего

Руководитель должен постоянно сам себя контролировать и наблюдать за своим состоянием. Для этого необходимо обладать очень высоким уровнем самоосознанности и понимать, что с ним происходит каждую минуту. Важное лирическое отступление — чем выше самоосознанность человека, тем лучше он понимает не только процессы, происходящие внутри самого себя, но и процессы внутри своих сотрудников и окружающих его людей в целом. В то же самое время, если человек сам не очень хорошо себя понимает и осознает, он не сможет почувствовать и понять других людей.

Несмотря на то, что эксперты уже несколько лет говорят о психологии, усталости и выгорании, многие руководители гонят от себя эти мысли, считая, что с ними не может случиться то, что периодически случается с их подопечными. Однако любой из нас – в первую очередь, живой человек, а у человека есть определенный запас прочности. Он будет разным у людей с разной осознанностью, выносливостью, здоровьем, наконец. Но он все равно конечный. Нет человека с бесконечным ресурсом, который может вообще не отдыхать, не перезагружаться, не переутомляться, ничего не чувствовать и ни в чем не нуждаться, кроме высокой EBITDы.

Я горю или «подгораю»?

Официальной статистики, насколько мне известно, не существует, но судя по инсайтам от общения в бизнес сообществе, в последние месяцы становится все больше топ-менеджеров, которые озабочены своим состоянием.  Что ожидаемо – мы столкнулись с весьма масштабным и непредсказуемым «черным лебедем». А это значит, что люди слышат определенные звоночки внутри себя, но многие еще не научились их правильно определять или идентифицировать с приближающимся выгоранием. 

Одно можно сказать точно: если слушать и слышать себя — это не так сложно, как может показаться. Посмотрите, прислушайтесь, ведь важно вовремя обнаружить у себя первые признаки выгорания, чтобы срочно начать с ними работать.

Какими они бывают чаще всего?

Раздражительность. Приходит как-то человек в универмаг, выкладывает на прилавок наполовину сдутые разноцветные шары и говорит6 «Хочу вернуть». — «Что случилось, бракованные?», – интересуется продавец. «Нет. Просто не радуют».

Первое из приближающихся состояний я бы так и назвал — «шарики не радуют». Это когда ничто происходящее на работе уже не приносит удовлетворения, даже если такового заслуживает. Человек начинает метаться, как тигр в клетке, потому что ему кажется, что бизнес летит в тартарары вместе с экономикой страны, мира, Вселенной (ненужное зачеркнуть). При этом у него все больше нарастает раздражение в адрес всех окружающих, которое он порой уже не может скрыть. Зачастую ему даже начинает казаться, что только он один из всех радеет за общий интерес, а остальным нет никакого дела до того, что происходит в компании, хотя в ситуации такого перегрева это наверняка «кривое зеркало» восприятия, искажающее реальность.

Директивное управление. Человек, которому это было совершенно несвойственно, вдруг начинает постоянно заниматься микроменеджментом. Буквально вникать в каждый мельчайший вопрос, решая, куда переставить кулер или покупать ли чайник – затратно же! Руководитель перестает делегировать, поручать задачи своим сотрудникам, хватается за все сам, от этого еще больше устает, раздражается, обвиняет всех в бездействии. Могу сказать сам про себя, что в прошедший период самоизоляции напряжение было настолько сильным, что процесс микроменеджмента периодически меня захлестывал. Закупку чайников не контролировал, но деятельность моих людей периодически «задваивал». Помог мне предыдущий опыт преодоления разных кризисных ситуаций -  кризис все-таки уже, увы, не первый. 

Как человеческое существо, столкнувшись с еще большим форматом неопределенного будущего и ощущения, что мир уже никогда не будет прежним, я не смог избежать тревоги и страха, что все рассыплется, а собрать это все обратно я уже не смогу. Я включил формат жесткого ручного управления, но быстро вспомнил, что это не бывает продуктивно и быстро измучает и меня и команду.

Набирание проектов. С первого взгляда такой подход может показаться немного странным, но к его «помощи» прибегают многие топы на грани выгорания. Человек, ресурсы которого уже на исходе, начинает полагать, что еще большая загруженность не даст ему времени задуматься «о глупостях» и работа вытащит его из уныния. Существует распространенное, но ошибочное мнение, что те, у кого много обязательств, не могут выгореть. Еще как смогут! При этом им выгорание обойдется дороже, чем тем, кто может себе позволить встать и уйти ( а таких весьма немного). Такие «ответственные выгоральщики» — самые сложные, ведь в итоге они остаются буквально растоптанными собственными проектами и ответственностью, почти без ресурсов для восстановления. Через какое-то время человек обнаружит, что тянет непосильную ношу, и уже буквально забывает, как дышать.

Апатия. Состояние, когда вообще ничего не хочется, — хоть трава не расти. К сожалению, многие обращают внимание на выгорание только на этой стадии. Но апатия — это уже не звоночек, это значит, что выгорание почти состоялось. Если человек на какие-то важные вопросы начинает отвечать: «Да мне уже все равно», — давно пора задуматься, почему это происходит, и начать волноваться.

«Наденьте кислородную маску сначала на себя»

Часть работы топ-менеджера — это держать себя в форме. И если он начинает понимать, что с ним что-то происходит, в первую очередь, необходимо срочно помочь самому себе. Потому что он у руля, от его состояния и адекватности зависит вся команда, весь бизнес. Не надо бежать и спасать всю компанию, сначала спасите себя самого – только тогда вы сможете быть полезным для окружающих.

В общем, важно уметь быть приоритетом в своей жизни. Я не про эгоизм, я именно про приоритет говорю. Как только возникает мысль, что мир без вас остановится, неизбежно начинаются проблемы. Проявляется иллюзия собственной незаменимости, которая неизменно приведет за собой выгорание, рано или поздно.

«Ответственные выгоральщики» остаются растоптанными собственными проектами, почти без ресурсов для восстановления

С чего начать? В первую очередь, необходимо осознать вышеозначенную ситуацию как проблему. Нужно понять, что происходит, найти причину и начать менять сложившуюся парадигму. При этом стоит учитывать, что зачастую самому человеку сложно разложить себя по полочкам: нам всегда тяжело оценить себя совершенно беспристрастно. Именно поэтому сегодня многие обращаются к «проводникам» — менторам или коучам, которые помогают взглянуть на себя со стороны и самостоятельно начать решать свои собственные проблемы.

Следующим этапом я рекомендую «час тишины» — поиск внутреннего спокойствия. Только так есть возможность услышать себя, ведь в окружающей и внутренней какофонии расслышать свой внутренний голос практически невозможно.

Достигнув внутренней тишины, надо постараться максимально сконцентрироваться на трех аспектах вашей личной экологии. Первое — это физическое здоровье: в чем нуждается мое тело? Второй фактор — здоровье психическое: чего хочет моя эмоциональная сфера? И третий — истинные потребности: чего я на самом деле хочу от своей жизни?

Возобновляемый ресурс

Физическое и психологическое здоровье, а также истинные потребности — это наши собственные ресурсы. Любой ресурс небезграничен и требует комплекса мероприятий, чтобы его восполнить. Будем честны, мы нередко издеваемся над своим организмом. Сюда относятся: недосып, переработки, отсутствие отпуска или активная работа во время отдыха, нежелание дать мозгу отдохнуть, неверный режим питания и многое другое. То же самое относится и к нашей личности: если ей не дать то, чего она действительно хочет, личность загрустит, уйдет в апатию, депрессию и выгорание.

Именно поэтому, когда мы говорим про топ-менеджеров, мы обязательно имеем в виду «оунерство» (от англ. «owner» — владелец). Это полная ответственность за себя. Это значит, что человек понимает и осознает самого себя и все происходящее с ним и вокруг. Чтобы восполнять ресурс, надо понимать, какой именно ресурс в дефиците, почему он возник, как избегать повторяющего дефицита этого ресурса и каким образом человек сам себя обесточивает.

Как только возникает мысль, что мир без вас остановится, неизбежно начинаются проблемы

Системное восполнение собственного ресурса по своей сути является предотвращением процесса выгорания. Это повышение собственного «awareness» и «mindfulness» — осознания себя и взаимодействия с этим миром. 

Чтобы проблема выгорания не стала основной в ближайшие годы для многих компаний, начать работу в этом направлении стоит уже сейчас, когда первый этап пандемии мы уже пережили, а теперь какое-то время будем бороться с ее последствиями.

Так случилось, что в нашей команде Hays мы совсем незадолго до начала пандемии успели договориться, что друг друга «ловим за хвост», регламентируем количество проектов, в которые вовлекаемся, «бьем себя и соседа по рукам», если он не может остановиться и выдохнуть, или мы начинаем подозревать у него другие вышеозначенные признаки начинающегося выгорания. Многое еще предстоит сделать, наш подход к well-being пока юный и нуждается во внимании, но он уже помогает нам достигать больших результатов, чем мы сами от себя ожидали в текущей ситуации.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции