«В России тяжело не бояться»: как восьмиклассник создал конкурента государства на рынке электронных дневников

Основатель «Дневничка» Леван Квирквелия (третий слева). Фото DR
Основатель «Дневничка» Леван Квирквелия (третий слева). Фото DR
В 2014 году восьмиклассник Леван Квирквелия придумал, как заработать на цифровизации школьного образования. Он создал приложение, которое в удобном формате выгружает оценки и расписание уроков из государственных электронных систем. В 2016 году структуры правительства Москвы заблокировали ему доступ к данным, но благодаря вниманию СМИ проект выжил. Сейчас им пользуются более 2 млн школьников

«Раньше, если кто-то из школьников в чате класса во «ВКонтакте» писал «лол», то бот «Дневничка» отвечал ему «кек». Такие штуки всегда вызывают бурю эмоций — ребенок сразу же рассказывает о нас друзьям», — описывает одну из особенностей приложения «Дневничок» его основатель, 21-летний Леван Квирквелия.

До недавнего времени он сам был школьником и поэтому хорошо понимает интересы сверстников. Первую версию приложения-дневника для Android он запустил в 2014 году, когда учился в восьмом классе. Проект парсил (собирал данные с разных сервисов) оценки, домашнее задание и расписание уроков из электронного журнала «Московского центра качества образования» (МРКО) и показывал их в удобном мобильном формате. Всего за несколько месяцев работы он привлек больше 1000 пользователей. С тех пор «Дневничок» разросся до двух полноценных версий для iOS и Android и 2 млн пользователей.

Сооснователь Qiwi Сергей Солонин инвестировал в конкурента «Бизнес молодости»

Параллельно ему закрыли доступ к API (интерфейсу) московского электронного дневника, из-за чего он на время потерял возможность собирать нужные данные. Кроме того, на рынок вышло аналогичное приложение правительственной «Московской электронной школы» (МЭШ).

За счет чего проект Квирквелии продолжил успешно конкурировать с государством?

Запрет дневника

Леван Квирквелия родился и вырос в подмосковном Долгопрудном. Родители в начале 2000-х купили ему «очень древний» компьютер с дисковой операционной системой MS-DOS — пользоваться им можно с помощью командной строки. Еще в дошкольном возрасте он разобрался, как на нем работать, а в начальных классах стал создавать примитивные сайты. «Во 2-3 классе я сделал на narod.ru (бесплатный хостинг в рунете. — Forbes) свой первый сайт — страничку класса с пятью ссылками, — вспоминает Квирквелия. — Там не нужно было особо программировать, и дизайна никакого не было, но я тогда был самым счастливым человеком на планете».

Вскоре Квирквелия стал изучать язык HTML, чтобы делать сайты «покруче». Денег такая разработка не приносила, говорит он: «Я делал все не под заказ, а в свое удовольствие. Пытался создавать игры, делал сайт с фильмами, сервис контроля личных финансов».

С начала 2010-х годов российские школы постепенно переходили на электронные журналы успеваемости, которые были призваны заменить бумажные аналоги. Их разрабатывали как частные компании («Дневник.ру», «Нетскул.ру», «ЭлЖур»), так и государство. В частности, в столичные школы электронный журнал внедрил «Московский регистр качества образования» (МРКО) при департаменте образования Москвы. В 2014 году московским учителям рекомендовали перейти на журнал, разработанный МРКО. В марте того же года глава департамента информационных технологий (ДИТ) Москвы Артем Ермолаев объявил, что все столичные школы теперь пользуются электронными дневниками.

В школу не пойдем: как инвестиции в EdTech изменят образование после пандемии

Квирквелия на личном опыте прочувствовал переход на электронные журналы и дневники: «Интерфейс дневника МРКО был просто ужасен. А с телефона он вообще глючил и переставал работать». Для удобства пользования дневником с мобильного телефона он решил разработать приложение, которое бы парсило и показывало данные из журнала МРКО. Недолго думая, на январских каникулах 2014 года Квирквелия создал первую версию такого приложения для Android: оно показывало расписание уроков, оценки и домашнее задание. Предприниматель назвал приложение «МРКО — независимый электронный дневник» и в конце января выложил на Google Play.

Квирквелия рассказал о проекте на своей странице во «ВКонтакте» и всем одноклассникам. По его словам, через неделю приложение установили около 100 человек, после череды обновлений к началу февраля количество скачиваний выросло вдвое, спустя месяц, когда Квирквелия доработал и интерфейс, пользователей стало уже 600, а к апрелю аудитория перевалила за 1000.

В апреле, чтобы привлечь к приложению новых пользователей, Квирквелия написал на почту разработчикам МРКО и попросил рассказать о его проекте на главной странице правительственного дневника. «Меня в ответ позвали познакомиться, — вспоминает он. — Я пришел, а мне сообщили, что я со своим приложением нарушаю закон о персональных данных пользователей, и для дальнейшей работы мне нужно пройти проверки и получить лицензию. Что конкретно я должен был сделать, я так и не понял, но все звучало так, будто мне нельзя работать».

Испугавшись штрафов, школьник решил закрыть проект и в конце апреля одним днем удалил приложение из Google Play: «Я на этом ничего не зарабатывал, поэтому даже к юристам обратиться не мог. Погуглил — действительно для обработки персональных данных нужна была дорогостоящая лицензия. Глубоко вникать не стал — подумал, на всякий случай лучше прекратить».

Forbes направил запрос в Московский центр качества образования (МЦКО), который отвечал за формирование МРКО. На момент публикации на него не ответили.

Мемы для школьников

Закрыв «МРКО — независимый электронный дневник», Квирквелия увлекся новым проектом — конструктором интернет-магазинов для продажи товаров из компьютерных игр Rust. На разработку старшеклассник потратил до двух месяцев. Проект зарабатывал за счет 10%-ой комиссии с оборота игровых товаров. По словам Квирквелии, конструктор с первого дня приносил доход: поначалу несколько сотен рублей в день, а впоследствии — порядка 50 000 рублей в месяц.

Новый бизнес отнимал много времени, признается Квирквелия: «Это была фултайм-работа за 50 000 рублей: я отвечал на вопросы людей в поддержке, кодил». Из-за того, что доходы вскоре почти перестали расти, в середине 2015 года он решил оставить и этот проект. Вместо него Квирквелия решил возродить мобильный дневник, который, по его мнению, мог бы зарабатывать гораздо больше конструктора за счет рекламы или платы за подписку. «Раньше о монетизации я не задумывался, а теперь начал относиться к приложению как к бизнесу», — говорит он.

Золотой век откладывается: почему российское онлайн-образование ждет падение вместо расцвета

К тому времени отсутствие лицензии перестало пугать школьника: «За год я успел разобраться в вопросе и понял, что работа моего приложения схожа с работой любого браузера. Мы же не требуем лицензии с Google Chrome за то, что он транслирует нам данные». Квирквелии действительно не нужна была лицензия, утверждает сооснователь сервиса Solar Staff и юрист в области интернет-права Павел Шинкаренко: достаточно брать у каждого пользователя согласие на работу с его данными в установленной форме и выполнять требования по безопасности хранения и обработки таких данных. «Да, все эти меры влекут дополнительные расходы на обеспечение информационной безопасности, но это не какие-то пошлины или платы за лицензии», — резюмирует юрист.

За лето 2015 года Квирквелия написал две версии приложения «МРКО для телефона» — для Android и iOS. Принцип работы системы оставил прежним: приложение парсило данные из официального электронного журнала и дневника МРКО и транслировало их в удобном формате. Но внешний вид школьник изменил, заказав у фрилансера дизайн интерфейса и логотипа за несколько десятков тысяч рублей.

Добавились и новые фичи: советы о том, какие оценки нужно получать, чтобы закончить четверть или полугодие на желаемый балл; заметки, которыми можно делиться с родителями и одноклассниками; а также бот для чатов класса во «ВКонтакте», который автоматически присылал домашнее задание на вопрос «Что задали?» и реагировал на мемы (например, отвечал «кек» на сообщение «лол»). Зарабатывать Квирквелия решил на встраиваемой в приложение рекламе Google и «Яндекса» и на ежемесячной комиссии в 39 рублей за ее отключение.

Неэффективные расходы города

Параллельно предприниматель начал развивать проект в соцсети «ВКонтакте»: делал регулярные посты в группе «Электронный дневник для МРКО» (сейчас — около 29 000 подписчиков), которую создал еще в 2014-м, с первых рекламных доходов покупал и разыгрывал между подписчиками сотовые телефоны.

Новые возможности приложения и маркетинг дали свои плоды: в 2015–2016 учебном году на приложение подписались несколько десятков тысяч учащихся, Квирквелия заработал первые $2000. В следующем учебном году число пользователей доросло до 100 000, а доход — до $11 400. Квирквелия тогда учился в 10–11 классе, деньги поступали на его ИП.

Большая часть учащихся узнавала о приложении через сарафанное радио, которое запускали виральные механизмы: бот и подписи с названием приложения на скриншотах домашнего задания или расписания. В продвижении так же помогало хорошо настроенное описание приложения, благодаря которому в поисковой выдаче в Google Play и App Store по соответствующим запросам «МРКО для телефона» приложение Квирквелии было первым в выдаче (приложение также попадало в топ-3 в категории «Образование» в App Store). На руку предпринимателю играло и то, что набирали популярность электронные дневники и журналы. «Если в 2014 году мы еще конкурировали с бумажным дневником, то теперь совсем нет», — констатирует Квирквелия.

Затемнители и прагматики: почему борьба против закона о просвещении имеет смысл

Электронные аналоги активно продвигало правительство Москвы. Помимо МЦКО, их внедрением занимался департамент информационных технологий, который отвечал за разработку новой системы «Общегородского электронного журнала/дневника» (ОЭЖД). В 2015 году ДИТ открыл сторонним разработчикам API к электронным дневникам и электронным картам школьников — теперь неофициальные дневники могли не парсить данные, а получать к ним доступ к ним через публичный API. В том же году ведомство запустило мобильный доступ к официальному дневнику с помощью приложения «Госуслуги Москвы» и отчиталось о 800 000 уникальных пользователей электронного журнала и дневника в месяц.

В том же 2015 году центр антикоррупционных исследований «Трансперенси» (признан иноагентом) направил обращения в ФАС, московскую прокуратуру и Минобрнауки. В них он просил разобраться в том, насколько эффективно город расходовал средства на многочисленные дублирующие друг друга версии электронных школьных дневников и журналов (МРКО, ОЭЖД и другие) и вообще законно ли навязывать школам единое муниципальное решение. Чиновники тогда отвергли все обвинения в свой адрес.

В 2016 году ДИТ объединил все разработки в проект «Московская электронная школа» (МЭШ). Помимо электронного дневника и журнала, в МЭШ включили систему «Проход и питание» (с ее помощью родитель видит, когда ребенок пришел в школу и не забыл ли поесть в столовой), чат с учителем и другие сервисы.

Итальянская забастовка

Осенью 2016 года у проекта Квирквелии началась череда проблем с государственными системами. Еще в октябре часть пользователей приложения увидела «пошлую рекламу 18+» из-за ошибки предпринимателя с фильтром сервиса монетизации рекламы Google AdMob. По словам Квирквелии, он исправил ошибку в тот же вечер. Вскоре после этого сайт официального московского дневника стал часто меняться, рассказывает он: «Это ломало парсинг, потому что с каждым изменением его приходилось перенастраивать». Тогда он перешел на использование открытого API — с ним приложение не нужно было чинить из-за любого изменения в источнике данных.

После этого ему заблокировали работу с открытым API. Вплоть до середины декабря 2016-го предприниматель «бесконечно пинговал систему» ДИТ. «Приходилось использовать что-то вроде итальянской забастовки: когда мне перестали отвечать, я позволил каждому пользователю отправить письмо с запросом в ДИТ по кнопке в приложении, — вспоминает он. — Поскольку ДИТ обязан ответить на каждое письмо — мне позвонили через несколько часов и переговоры восстановились».

По итогам переговоров Квирквелии восстановили доступ к публичному API. Но ненадолго: в начале августа 2017 года ведомство объявило, что закрывает API для всех сторонних разработчиков. Квирквелия в знак протеста опубликовал рассказ обо всей этой истории на платформе «Хабр». О ситуации тогда написали многие СМИ.

Начальству виднее: как новый закон помешает работе просветителей в России

Журналист Иван Голунов в расследовании «Медузы» о заработках чиновников на сервисе «Активный гражданин» связывал закрытие доступа к API Квирквелии с конкуренцией его «МРКО для телефона» с другим платным мобильным дневником, который разрабатывала компания «Тактик Лабс». По данным «Медузы», эта компания связана с «Альтариксом» — разработчиком многих электронных сервисов мэрии, в том числе «Госуслуг». «Все эти проблемы начались, чтобы дать дорогу приложению «Тактик Лабс». Когда стало понятно, что ничего не получится — доступ к API ограничили всем», — подтверждает Квирквелия. По его словам, после этой истории приложение «Тактик Лабс» закрылось.

Forbes направил запросы в «Альтарикс» и ДИТ. На момент публикации на них не ответили.

В официальном ответе на пост Квирквелии на «Хабре» Артем Ермолаев, на тот момент глава ДИТ, сообщил, что приложению закрыли доступ к API из-за «случаев нарушения этических норм сторонними разработчиками мобильных приложений электронного дневника». «Халатность или неопытность некоторых сторонних разработчиков, их неготовность глубоко анализировать последствия своей работы, стали причиной того, что в разгар прошлого учебного года, в одном из самых массовых неофициальных мобильных приложений дневника, были размещены материалы порнографического характера, — заявил Ермолаев. — <…> Он [Квирквелия] относится к этому случаю, как всего лишь к ошибке, которая, между тем, привела к тому, что тысячи детей увидели контент, который не должны были видеть». ДИТ, по его словам, может гарантировать, что такого больше не произойдет, исключительно в официальных приложениях дневника.

В сентябре 2017-го Квирквелия вернулся к парсингу данных. По мнению предпринимателя, его работу и дальше могли бы ограничивать, если бы не резонанс в СМИ: «Я бы не смог работать и через парсинг, если бы на эту историю не обратили внимание».

Кочующие школьники

В 2017–2018 учебном году доход приложения вырос в 2,5 раза — до $28 600. В 2018-м Квирквелия поступил на факультет бизнес-информатики в Высшую школу экономики, но уже через три месяца бросил вуз: «Решил, что больше знаний я получаю в своем проекте — зачем тратить время на учебу? К тому же я уже на нем зарабатывал».

В середине 2019 года он нанял менеджера по продукту, разработчика, дизайнера, а затем и редактора. Последний стал создавать внутри приложения медиа для родителей и школьников с текстами и сторис про олимпиады, домашнее обучение, эмоциональный интеллект и профессии. Каждая публикация стала набирать по 30 000–70 000 просмотров, уверяет Квирквелия, общая аудитория проекта к 2020 году достигла нескольких сотен тысяч пользователей. Выручка в 2018–2019 учебном году составила $102 000, в 2019–2020 — $180 000. По его словам, примерно половина из этой суммы — прибыль его бизнеса.

Нарастить показатели помогла интеграция приложения с региональными системами электронных дневников и журналов: в 2018 году он предоставил пользователям доступ к данным портала «Петербургского образования» и к «Дневнику республики Татарстан». По словам Квирквелии, сейчас 66% аудитории его приложения приходится на Москву, 31% — на Татарстан и Санкт-Петербург, оставшиеся 3% — на остальные города России.

Сыграли роль в росте выручки и эксперименты с новыми фичами, говорит Квирквелия: «Мы стали делать очень быстрые A/B-тесты (инструмент для сравнения друг с другом двух версий продукта. — Forbes)». В 2020 году он запустил веб-версию приложения. С началом пандемии и переходом школьников на удаленное обучение веб-версия пользовалась большим спросом, чем приложение, говорит он: «Нас это спасло: мы не потеряли нашу аудиторию. Школьники на время удаленки переместились в веб, а с открытием школ вернулись в приложение».

Слова предпринимателя подтверждают скриншоты внутренней отчетности проекта (есть в распоряжении Forbes). В мае выручка приложения упала на 80–90%, но в сентябре вернулась к прежним показателям. В текущем учебном году Квирквелия заработал на рекламе и плате за ее блокировку около $200 000. До конца учебного года (мая) он рассчитывает выручить еще $60 000–80 000.

Борьба за долю рынка

В 2020 году на рынок приложений-дневников вышла и правительственная МЭШ. Прежде в этой нише, помимо сервиса Квирквелии, существовали частные игроки: среди них одноименное приложение разработчика цифровых платформ для школ «Дневник.ру» (прежде им пользовались в московских школах, но после запуска МЭШ компания сфокусировалась на регионах), «Мой дневник» от частной «Барс Груп» и «ЭлЖур.Дневник».

Квирквелия признает текущее лидерство «Дневник.ру» по выручке, но в ближайшие годы рассчитывает побороться с конкурентом и по этому показателю. В середине 2020 года он собирался создавать внутри приложения образовательную платформу, чтобы нарастить аудиторию, и обсуждал с командой и друзьями, как ее назвать. До этого проект фактически никак не назывался. В коллективном мозговом штурме родилось шутливое «Дневничок». «Мы все посмеялись, но забыть не смогли. Это суперское название, вокруг него можно сделать много мемов», — говорит Квирквелия.

Альтернативное образование: тренды развития EdTech

Несмотря на рост конкуренции, «Дневничок» остался в лидерах. По данным на 12 апреля он лидировал среди других дневников в топе бесплатных приложений категории «Образование» в App Store, 13 апреля в лидеры среди дневников выбился «Дневник МЭШ». По данным сервиса аналитики Sensor Tower, в марте 2021 года «Дневничок» скачали 30 000 пользователей, «Дневник.ру» — 50 000, «Дневник МЭШ» — 40 000.

По словам Квирквелии, всего «Дневничок» скачали более 2,5 млн раз, ежедневно в приложение заходят более 600 000 пользователей. Для сравнения, приложение «Дневник.ру», по собственным данным, скачали более 5 млн раз. В ДИТ, ответственной за МЭШ, на запрос Forbes не ответили. В Google Play указано, что у «Дневничка» и «Дневник.ру» больше 1 млн установок, у «Дневник МЭШ» — более 500 000.

Гендиректор «Дневник.ру» Гавриил Леви говорит, что компания не ощущает конкуренцию ни с МЭШ, ни с «Дневничком». «По выручке на рынке приложений-дневников для школьников мы лидируем с большим отрывом», — говорит он. Часть функций «Дневник.ру» — платная.

Туманное завтра

В декабре 2020 года вместо полноценной образовательной платформы в «Дневничке» появилась платформа вопросов и ответов. На ней школьники могут задавать вопросы по домашним заданиям и получать ответы от сверстников или экспертов (ими выступают студенты-фрилансеры). «У нас с первого дня появился огромный поток вопросов. Сейчас в базе их уже 180 000. Это космический результат», — доволен он. Предприниматель рассчитывает, что ответы на вопросы будут всплывать в соответствующих результатах поиска в Google и «Яндекс», люди будут заходить на сайт, а затем скачивать приложение.

Нарастить аудиторию дневника с помощью платформы вопросов и ответов — хорошая идея, считает основатель другого детско-родительского приложения «Где мои дети» Вадих Гиниатулин. Он приводит в пример компанию Brainly, которая развивает в России сервис для совместного решения домашних заданий, — по собственным данным, в СНГ у него около 55 млн ежемесячных пользователей.

По словам Гиниатулина, приложение «Дневничок» работает качественнее конкурентных дневников, кроме того, у него лучше пользовательский интерфейс. При этом он видит серьезные риски для развития «Дневничка». «В определенный момент им ограничат доступ к данным, которые они получают из электронных журналов, — считает Гиниатулин. — Сервисы по закону не имеют права ограничивать доступ к этой информации, но это в теории. На практике все может быть совсем по другому».

«Не хватает маховика времени»: что мешает учителям использовать цифровые технологии

С тем, что «Дневничку» может и дальше мешать конкуренция с государственными сервисами, согласен сооснователь образовательных проектов «Нетология», «Фоксфорд», и Digital Dolina Максим Спиридонов. «Это инфраструктурный проект, завязанный на сегмент рынка, который находится практически в полной монополии государства, — объясняет предприниматель. — Как следствие, государство, как и во всем в отношении школьного обучения, стремится очень жестко устанавливать правила и выкатывать собственные решения, запреты, или регламенты».

По словам Спиридонова, и «Дневник.ру», и «ЭлЖур» постоянно испытывают трудности в связи с действиями государства. Бизнес оказывается в ситуации, где он настолько сильно зависит от регулятора, что не уверен в завтрашнем дне, считает Спиридонов. По его словам, из-за присутствия государства на рынке инвестиционная привлекательность частных дневников падает очень низко: «Оценочно мультипликаторы при инвестиционных сделках в таких случаях сопоставимы с мультипликаторами офлайн-решений: 1–1,5 к выручке вместо более привычных для edtech-проектов 4–5».

Квирквелия признается, что опасается действий правительства: «В России тяжело не бояться, особенно с нашей историей». Но в будущее своего бизнеса он, тем не менее, верит. «На данный момент законодательная база на нашей стороне», — считает предприниматель. За годы многое изменилось, рассказывает он, и теперь официальные приложения от государства заимствуют фичи «Дневничка»: «Это хороший тренд. Уверен, что в будущем мы придем к тому, что государственные дневники откроют API и работать станет чуточку проще и спокойнее».

Дополнительные материалы

Платформа для автодилеров и разработчик TON: кому дали денег на этой неделе