Романтик с большой дороги: как дизайнер из Томска зарабатывает на фотографиях несуществующих людей

Generated photos
Generated photos
В 2018 году уроженец Томска Иван Бойко запустил фотосток с лицами людей Generated photos. Его отличительная черта в том, что ни одно из лиц не существует в реальности — их сгенерировали нейросети. Зачем россиянин, живущий в Аргентине, охотится за лицами людей по всему миру и создает фейковых персонажей?

«Нам стабильно раз в месяц звонят инвесторы. Я раз за разом говорю: мы не райзим (привлекаем инвестиции — Forbes), но познакомиться будет приятно. У нас и так есть деньги, которые мы не знаем, куда девать», — говорит основатель компании Icons8 Иван Бойко. С 2018 года он развивает фотосток Generated photos, все снимки в котором генерирует искусственный интеллект (ИИ).

Сейчас база насчитывает более 2 млн фотографий. Среди пользователей стока есть дейтинговый сервис, китайский производитель хлопьев, полицейские отделения. По собственным данным, стартап прирастает на 500 новых клиентов и зарабатывает в среднем $15 000 в месяц. Месячная подписка на сток стоит $20, но пользователи могут получить фотографии бесплатно, если используют снимки не в коммерческих целях. Бесплатный доступ также получают университеты, которые проводят академические исследования. 

Стартап развивается на средства, которые приносит основной бизнес Бойко — дизайн-агентство Icons8. Бойко запустил агентство еще в 2003 году: изначально оно специализировалось на создании веб-интерфейсов и иконок, позже стало заниматься стоковыми иллюстрациями и фотографиями. По словам Бойко, спустя почти два десятилетия со старта выручка бизнеса ежегодно растет на 40%, в 2020 году она составила $2,1 млн. 60% принесли розничные клиенты, которые покупают подписку на базы иконок, иллюстраций и фотографий, еще треть — компании, которые заключают с агентством индивидуальные контракты (среди них — Google и Microsoft). Еще 10% дает реклама — компании могут размещать на сайте агентства баннеры. 

Заочное знакомство: сколько можно заработать на видеоинтервью с соискателями вакансий

«Вау, иконки»

Иван Бойко беседует с Forbes по видеосвязи, сидя на шезлонге в зеленых зарослях недалеко от побережья Атлантического океана. Восемь лет назад он перебрался из Москвы в Буэнос-Айрес, где встретил вторую жену. С тех пор большую часть года пара «вагабондила» (проводила в разъездах — Forbes), а в Аргентину возвращалась только на лето. «Оседать не хотелось, потому что путешествия помогают оставаться в состоянии дискомфорта, а оно спасает от прокрастинации», — поясняет предприниматель. Однако из-за закрытия границ путешествия стали невозможны и пара купила дом в курортном городке Карило. Там до сих пор идет ремонт, поэтому интервью периодически прерывается из-за шума работ.

Бойко родился в Томске, там же с отличием окончил художественную школу и в 1995 году поступил в Томский государственный университет на разработчика. Стать программистом казалось ему более перспективным вариантом, чем карьера художника. В июле 1998 года, на третьем курсе он переехал в Москву и устроился дизайнером интерфейсов в московскую дизайн-студию «АльтерМедиа». Спустя два месяца компания закрылась и Бойко пошел работать в компанию-разработчика ПО Parallels. За четыре года в агентстве он вырос из рядового дизайнера в старшего и с нуля построил отдел разработки интерфейсов.

Пишет стихи, наводит порядок, становится человечным: что искусственный интеллект научился делать в 2020 году

В начале 2003 года он ушел из Parallels и стал развиваться как фрилансер. За несколько месяцев до увольнения Бойко запустил сайт VisualPharm, где выложил накопленное за время работы портфолио. Помимо интерфейсов, дизайнер создавал иконки. Крошечные изображения луп, конвертов и других предметов нужны были команде Parallels, чтобы нагляднее демонстрировать клиентам готовые интерфейсы. В итоге Бойко понял, что нарисованные им иконки интересуют рынок сильнее, чем услуги веб-дизайнера. «Все писали: «Вау, иконки»‎, ну, я и начал делать иконки», — вспоминает предприниматель.

Следующий год он работал у себя в съемной квартире. Покидая постоянную работу, Бойко думал, что на фрилансе его доход сократится в четыре раза — с $2000 до $500. Поэтому ради экономии сдал вторую спальню в арендованной квартире знакомому новозеландцу. «Моя первая жена работала моделью. Она тогда уехала в Японию, — рассказывает Бойко. — Я остался один в двухкомнатной квартире. Она стоила $400 в месяц. С новозеландцем мы платили пополам. Я посчитал, что еще $300 хватит, чтобы оплатить интернет, еду, квартплату»‎.

Но уже в первый месяц за счет иконок предприниматель, по его словам, стал зарабатывать «гораздо больше»‎. В том же 2003 году он нанял первую сотрудницу. За зарплату в $400 она обрабатывала входящие заказы — предприниматель уже не справлялся с потоком. Год спустя в команде Бойко уже работали пять человек, он снял офис на Ленинградском проспекте рядом с «Трахтенберг-кафе» радиоведущего Романа Трахтенберга, и зарегистрировал компанию. 

«Возможно, мы сами — набор алгоритмов»: Кадзуо Исигуро о вере, правде и любви в эпоху искусственного интеллекта

Первые 10 лет команда Бойко создавала кастомизированные иконки под запросы клиентов. Среди них были, к примеру, General Electric и Европол. Последние просили нарисовать иконки с изображениями оружия и наркотиков. Агентство не давало рекламу, клиенты сами находили его в интернете, утверждает предприниматель: «Наша задача была работать так, чтобы они оставались».

В 2012 году Бойко переориентировался на стоковые иконки. «Предметы часто повторялись. А художнику приходилось при этом все заново перерисовывать, это утомляло»‎, — поясняет он. Первый набор из 200 иконок нарисовал художник Александр Христофоров, который к тому моменту уже шесть лет работал в компании. Команда Бойко выбрала для них стиль Metro, который использовался в операционной системе Windows 8. «Она в том году только появилась, — рассказывает Христофоров. — И мы так пытались попасть в клиентов, которые хотели, чтобы их приложения смотрелись как родные рядом с новыми приложениями от Microsoft». Сток назвали Icons8, по аналогии с новой операционной системой Windows.

Команда стала распространять иконки бесплатно, взамен пользователю нужно было указать на своем сайте ссылку на сайт агентства — за счет ссылок сайт лучше индексировали браузеры. «Потом люди сами стали предлагать: давай без авторства, давай деньгами. Мы написали на сайте, что можно не указывать авторство за $99, и за первый месяц заработали $1200», — вспоминает Бойко. 

Спустя два года он переименовал компанию в Icons8, а в 2016 году перенес в США, потому что, по его словам, там самый крупный рынок иконок, доступные финтех-решения и программы поддержки бизнеса‎.

Зомби вместо людей

В 2017 году, помимо иконок, агентство начало создавать иллюстрации. «Мы работаем для дизайнеров интерфейса. Бывает, что нужно показать ошибку во весь экран. С иконкой получалось пустовато и скучновато, и мы создали бесплатный набор иллюстраций для таких ошибок: «Страница не найдена», «Нет интернета» и так далее. Поэтому проект до сих пор называется Ouch!», — рассказывает Бойко. Затем стало ясно, что люди используют иллюстрации и в других ситуациях — тогда в агентстве выделили команду, которая работает над иллюстрациями постоянно.

В апреле 2018 года Бойко запустил платный сток с фотографиями Moose. К этому его подтолкнул разговор с другом — Антоном Зыкиным, гендиректором агентства Clay из Сан-Франциско, которое занимается разработкой приложений. «Мы ели борщ и он сказал, что тема с фотостоком не исчерпана, что под каждый проект его команда спускает по $3000 на фотографии», — рассказывает Бойко. После разговора он изучил несколько популярных фотостоков — Unsplash, Pexels, Stocksy, Shutterstock и другие — и обнаружил, что на них не хватает студийных фотографий, потому что их нельзя сделать между делом или в путешествии — это дорого и хлопотно. 

Утечка данных и риск отзыва лицензии: банки назвали главные угрозы от кибератак

Тогда Бойко арендовал две студии — в Буэнос-Айресе и в Москве. В первой предприниматель работал с женой — он снимал, а она проводила кастинги и режиссировала съемки. «Там мы обкатывали процесс, смотрели, что получается, что — нет», — вспоминает предприниматель. В московской студии работали четверо штатных сотрудников: продюсер, фотограф, визажист и стилист. Они проводили съемки трижды в неделю: дважды фотографировали сюжеты с моделями (например, туристические походы), один раз — различные предметы. За раз выходило по 1000–2000 снимков. 

Через пару месяцев после запуска студии к команде присоединились дизайнеры и разработчики. «Когда мы наснимали кучу людей, то оказалось, что к нашему стилю хорошо подходили минималистичные фоны, которые трудно найти в реальном мире: пустые стены, повторяющиеся паттерны, драматичные перспективы. Некоторых вещей вовсе не существовало в природе: криптомонеты, роботы», — рассказывает предприниматель. Дизайнеры создавали 3D-рендеры, на которые разработчики далее накладывали моделей и предметы, снятые в студии. Это позволило быстро увеличивать число фотографий в стоке.

DR
DR / DR

В конце 2018 года специалист по компьютерному зрению и сотрудник Icons8 Павел Малай предложил опробовать алгоритмы, которые генерировали бы лица несуществующих людей. Результат похож на дипфейки, но последние создаются на основе изображений конкретных людей — в основном знаменитостей. Впервые термин «дипфейки» использовали в 2017 году, когда пользователь Reddit под ником deepfakes выложил несколько порнороликов, в которых лица оригинальных актеров заменили на изображения известных актрис — Галь Гадот, Тейлор Свифт и Скарлетт Йоханссон. 

Первые эксперименты с генеративной фотографией оказались неудачными: вместо изображений людей команда получала «зомби, по которым проехались катком»‎, вспоминает Бойко. Но затем стали использовать бесплатный сервис с открытым кодом StyleGAN компании Nvidia, который позволял создавать безлимитное число фотографий несуществующих людей, используя открытые базы данных. На тот момент это было самое продвинутое решение, объясняет предприниматель. Чтобы генерировать новые лица, команда Бойко использовала десятки тысяч фотографий 70 моделей из стока Moose. 

Эффект «зловещей долины»: могут ли роботы сделать нас счастливыми

Тогда же предприниматель открыл в США новое юрлицо. Работа с искусственным интеллектом требует больших вложений и поэтому команда хотела участвовать в программах поддержки стартапов, рассказывает Бойко: «А на нас смотрели и говорили: да, вы старпер, а не стартапер». Новая компания получила скидку на видеокарты от Nvidia. Глубинное обучение требует больших вычислительных ресурсов, объясняет предприниматель. «Ты скармливаешь машинной модели данные и она думает, — рассказывает он. — Если у тебя хорошее железо, то она будет думать день или неделю, если плохое — месяцы, годы. Или же модель и вовсе схлопнется и будет генерировать шум вместо портретов»‎.

Готовый сток из 100 000 фотографий несуществующих людей компания представила в сентябре 2019 года. Информацию об этом опубликовали на платформе Product Hunt. благодаря чему в первую же неделю пришли клиенты: университет, HR-платформа и дейтинговый сервис. Университет изучал, какая внешность вызывает доверие у людей, а дейтинговый сервис планировал поместить сгенерированные фото на рекламные баннеры, объясняет Бойко. Он отказывается называть клиентов сервиса, ссылаясь на NDA.

Охота за новыми лицами

Сейчас в базе Generated Photos более 2 млн фотографий вымышленных людей. По словам Бойко, сток пополнялся дважды. В первый раз — после негативных отзывов от пользователей. «Люди жаловались на то, что изображенные на снимках — слишком красивые. Тогда мы решили вместо моделей снимать самых разных людей: старичков, младенцев, толстых, лысых», — рассказывает Бойко. «Нам требовалось большое разнообразие полов, национальностей, цветов кожи, возрастов и особенностей внешности. Снимали альбиносов, египтян нашли, мужчин из Средней Азии», — перечисляет руководитель съемочной группы Анна Гольде. Подходящих людей искали в университетах, группах моделей в «Вконтакте». На съемках их снимали с разного ракурса, просили менять позу и выражение лица.

Второй раз сток обновляли, когда Nvidia выпустила обновление StyleGAN в конце 2019 года. Тогда появилась возможность создавать более детализированные фотографии, например, с морщинками на лице. Чтобы отфильтровать изображения с браком, компания разработала классификаторы, которые отсеивают снимки по семи критериям. «Зубы могут быть не на месте, или волосы висеть в воздухе у головы, — перечисляет распространенные дефекты Бойко. — Была фотка, где у человека из уха как будто куча мяса торчала». 

Оживление бумаги: новый бизнес на дополненной реальности

По словам Бойко, разнообразие национальностей отличает его стоки от Stocksy, Shutterstock, Unsplash, Pexels и других конкурентных баз. Но этносы до сих пор представлены плохо. «Это связано с тем, что в Москве и Буэнос-Айресе невозможно найти людей всех национальностей», — поясняет предприниматель. Поэтому, когда границы откроются, Бойко планирует отправить команду в фото-путешествие по разным странам. 

Сейчас клиенты могут загружать до 10 000 фотографий, заплатив $100. Ежемесячно база клиентов растет на 500 организаций и отдельных пользователей. Они оформляют подписки, предоставляя платежные данные и адрес электронной почты. Поэтому предприниматель не знает, кто и зачем покупает фотографии. Стартап выручает в среднем $15 000 в месяц. $3000 — с подписок, остальные $12 000 приносят разовые продажи фотографий. 

С некоторыми компаниями Бойко заключает индивидуальные контракты. Например, одна крупная социальная сеть, по его словам, заказала у Generated Photos 15 000 фотографий, чтобы обучить внутренний сервис распознавать фейковые аккаунты. Такие контракты исчисляются десятками и сотнями тысяч долларов, уверяет он.

Маховик времени

Технологии генерации фотографий развивают и другие компании. Например, в 2018 году запустился стартап Rosebud AI, который тоже создает фотографии и видео с несуществующими людьми с помощью ИИ. В марте 2020 он привлек $1,5 млн в посевном раунде, лид-инвестором выступил американский венчурный фонд Khosla Ventures. 

В России нейросеть, которая генерирует лица несуществующих в реальности людей, развивает разработчик виртуальных персонажей Malivar. По словам соосновательницы Malivar Светланы Белоусовой, генеративные фото упрощают процесс разработки рекламных креативов, это «быстрее, дешевле и удобнее, чем работа с живыми людьми». «Минус гонорар моделям и риски, связанные с непредвиденными ситуациями,— отмечает предпринимательница. — Для создания контента не требуются ни специальные локации, ни оборудование, ни люди, только ноутбук и интернет»‎.

По словам Белоусовой, технологии создания синтетического контента появились еще десять лет назад, но тогда их использовали только новаторы. «Сейчас до этого плавно добирается и консервативное большинство. В тиктоке и инстаграме все чаще можно увидеть дипфейки и цифровых блогеров», — говорит она. По словам Белоусовой, интерес к направлению усилился во время пандемии, когда физический мир оказался недоступен и появилась необходимость искать альтернативы. 

«Нужно ставить девочкам реалистичные цели»: как Энн Макосински в 15 лет победила на конкурсе Google и построила карьеру изобретательницы 

Она уверена, что вскоре технология найдет применение в образовании, кино, политике и других сферах. «Будет здорово, когда учащиеся смогут выбрать, как будет выглядеть преподаватель — как голливудский актер, исторический герой или фэнтезийный персонаж, — воображает Белоусова. — Можно будет создавать контент с человеком, который физически недоступен — находится далеко, задействован на других проектах, уехал в отпуск или умер. Один и тот же политик сможет выступить одновременно на нескольких мероприятиях, актер — принять участие в нескольких фильмах и проектах». 

Технология также используется в рекламе, но пока в малых масштабах. Это связано с тем, что люди больше верят реальным персонажам, чем вымышленным героям, считает генеральный директор рекламного агентства PHD Russia Димитрис Ваяс. Директор по технологиям медиа-холдинга Media Direction Group Александр Папков уверен, что через пять-семь лет генеративные технологии будут применяться более широко. «Уже сегодня персонализированная реклама дает возможность создавать под каждого человека индивидуальное обращение, — говорит он. — А в будущем можно будет быстро создать десятки тысяч вариаций виртуального образа, которые будут говорить с потребителем на одном языке, учитывать его интересы, пол, возраст и другие характеристики». В будущем фабрики синтетического контента составят конкуренцию блогерам, прогнозирует Папков.

Варенье вместо денег

В планах Generated Photos — совершенствовать фотографии вымышленных людей. Пока они выглядят одинаково и натренированный взгляд может отличить фейковый снимок от настоящего. В апреле 2021 года команда представила «Генератор лиц», с помощью которого можно трансформировать фотографии из базы — менять возраст и пол человека, наклон головы, цвет и длину волос, прическу, добавлять макияж и аксессуары. Так снимки получаются более разнообразными. 

Последние два года команда также работает над сервисом, который позволит «пересаживать» сгенерированные лица на реальные фотографии из стока Moose. Когда компания выпустит сервис, Бойко сказать не может. «Пока изображения получаются низкого разрешения и не годятся для стока», — признает он. 

«Возможно, мы сами — набор алгоритмов»: Кадзуо Исигуро о вере, правде и любви в эпоху искусственного интеллекта

У Бойко нет амбиций быстро расти, сделать компанию публичной и превратить ее однажды в единорога. По его словам, к нему часто обращаются с предложениями инвесторы из разных фондов, но он их не принимает, предпочитая развиваться «на свои», а Icons8 генерирует достаточно денег, чтобы кормить ИИ-проекты. «Я отношусь к предпринимательству романтично, — признается предприниматель. — Мне нравится варить варенье из низко висящих яблок, нравится изобретать и комбинировать — складывать две существующие вещи и получать новые интересные продукты».

Дополнительные материалы

30 самых дорогих компаний Рунета. Рейтинг Forbes