Чьи деньги в пенсионном фонде?

Почему в НПФ «Газпрома», РЖД и «Транснефти» сосредоточено 70% всех средств НПО России

Автор — президент негосударственного пенсионного фонда «Империя»

Опросите сотню встречных на улице: «Что такое социальные налоговые вычеты на лечение и обучение?» Не менее половины из них ответят: «Это когда государство возвращает подоходный налог с потраченных человеком денег на платное лечение или обучение». Теперь задайте им другой вопрос: «А что такое социальный налоговый вычет на негосударственное пенсионное обеспечение (НПО)?» Если Вы получите внятный ответ хотя бы от двух из сотни, я сильно удивлюсь. А между тем такой вычет действует уже три года — государство не берет подоходный налог со взносов в НПФ в размере до 120 000 рублей в год. Давая тем самым каждому дополнительно к нарабатываемой в НПФ доходности еще 13% годовых к его накоплениям на старость. Но кто из нас пользуется этой льготой?

Что же происходит? Почему накопления в НПФ не интересны людям? Более того, не интересны и большинству предприятий, не входящих в крупные холдинги и не являющихся «дочками» крупнейших корпораций России. Несмотря на не менее масштабные налоговые льготы по налогу на прибыль, НДФЛ и страховым взносам во внебюджетные фонды. Все эти вопросы возникают при осмыслении таблицы, показывающей динамику объемов пенсионных ресурсов в российских НПФ:

Из нее видно, что темпы роста средств НПО в абсолютном и особенно в относительном выражении в последние годы заметно упали. Но темпы роста переводимых из ПФР в НПФ средств ОПС резко выросли. Превосходя теперь уже и в абсолютном выражении темпы роста средств НПО. За год с середины 2009-го объем рынка НПО вырос на 19%, что сопоставимо с уровнем годовой доходности, а объем рынка ОПС — на 111%. Отсюда следует первый вывод: российские НПФ в значительной мере ослабили работу по привлечению клиентов по НПО и сосредоточили свои усилия на «освоении» средств ОПС. Ибо освоение этих ресурсов оказалось хоть и довольно затратным, но заметно более устойчивым процессом.

К сожалению, на сайте ФСФР нет информации о том, какая доля средств НПО имеет источником корпоративные и не всегда добровольные индивидуальные взносы, а какая — добровольные индивидуальные. Но грубая оценка по менее чем двум десяткам НПФ, принадлежащих крупнейшим корпорациям России, в которых сосредоточены около 90% средств НПО, приводит ко второму выводу: идею добровольного НПО более чем за 15 лет работы НПФ восприняла весьма малая часть населения, накопив на свою старость от силы несколько десятков миллиардов рублей, а основная заслуга в развитии НПО принадлежит руководству крупнейших корпораций России. Таких, как «Газпром», РЖД и «Транснефть» — в НПФ этих трех госкорпораций сосредоточено 70% всех средств НПО России. Это полный провал замысла, заложенного в сентябрьский, 1992 года, указ Президента России.

Не умаляя ни в коей мере весьма важную работу НПФ со средствами ОПС, необходимо, очевидно, придать второе дыхание»

развитию негосударственного пенсионного обеспечения. Прежде всего — индивидуального. А затем и корпоративного в отношении малых и средних предприятий.

Поскольку необходимое налоговое стимулирование (социальный вычет) для индивидуального НПО уже есть, нужно лишь сделать еще один шаг — разработать на основе статьи 219 НК России стандарт пенсионного плана наподобие американского 401К (по номеру статьи в НК США) и включить на полную мощность механизм государственной пропаганды индивидуального НПО по этому плану, подобно тому как это делается сейчас в отношении системы софинансирования пенсий. Понятно, что сделать это будет психологически нелегко, поскольку придется предварительно отказаться от философии государственного патернализма. Но делать это нужно. Иначе пенсионную систему России будут ждать очень тяжелые времена.

Что касается корпоративного НПО, то, на мой взгляд, следует предоставить предприятиям специфическую «налоговую» льготу — уменьшать их страховые взносы в ПФР в какой-то пропорции к их взносам на НПО в НПФ. Скажем, на каждый процент взноса предприятия на НПО каждого работника уменьшать их взнос на страховую часть трудовой пенсии этого работника на три четверти процента. Без права требовать от НПФ эти взносы обратно на предприятие. Уверен, что такой подход заметно стимулирует развитие корпоративного НПО на не очень крупных предприятиях. И существенно увеличит суммарный размер пенсии работников таких предприятий.

Автор — президент негосударственного пенсионного фонда «Империя»

Новости партнеров