Миллиардер Роман Троценко: как вырастить поколение предпринимателей

Фото Ивана Куринного для Forbes
Роман Троценко Фото Ивана Куринного для Forbes
Молодежь очень точно почувствовала настроение в обществе: сколько ни мучайся, сделать успешный частный бизнес невозможно, лучше работать на государство или на госкомпанию. Как в этой ситуации культивировать зеленые ростки бизнеса?

За последние 25 лет Россия успешно прошла огромный путь, который в других странах занял столетия. От полностью централизованной государственной экономики полуфеодального типа мы перешли к гораздо более сложным системам, создав и развив важнейшие институты — частную собственность, рыночное ценообразование, плавающий курс национальной валюты, сбалансированный бюджет. Выросло поколение людей, живущих в новой экономической реальности.

Темпы роста 5–8% в 2000–2014 годах привели к грандиозному скачку ВВП на 76%, они обусловлены возможностью дозагрузки производственных мощностей крупных предприятий, созданных еще в советское время. Сегодня мощности в основном загружены, и в начале цикла низких цен на сырье и его производные, в отсутствие иных продуктов не стоит рассчитывать на более высокие темпы, чем 1–1,8% в год в ближайшие пять лет. Драйверами этого скромного роста будут оставаться сельское хозяйство, переработка сельхозпродукции, традиционные сырьевые экспортно ориентированные отрасли и химическая промышленность.

Предполагать более высокие темпы сложно, ибо экономика пока не может предложить рынку новых продуктов или претендовать на новые ниши в мире. Что сдерживает конкурентоспособность России в мире?

Время чиновников

Каждый год я читаю лекцию старшим школьникам. Для меня это шанс посмотреть на молодежь, почувствовать, что ее волнует, и узнать планы на жизнь, ведь молодые люди самым непосредственным образом связаны с прогнозированием — именно они будут формировать будущее. В Институте стран Азии и Африки при МГУ нас учили, что, попав в незнакомую страну, можно с высокой долей вероятности предсказать, какая политическая группа одержит победу в национально-освободительной борьбе. Почти всегда это та, которую поддерживает молодежь. Это верно и для бизнеса: из двух схожих товаров большую долю рынка в конечном счете получит тот товар, который пользуется большим спросом у молодых потребителей.

В конце 1980-х годов половина моего класса зарабатывала фарцовкой — благо гостиницы, где у иностранцев можно было купить или выменять товар, были рядом. О бизнесе никто не размышлял, но все хотели финансовой самостоятельности, и многие впоследствии организовали свое дело. В 1990-е все хотели стать банкирами или работать в торговле. В 2000-е — юристами и экономистами. И вот последние несколько лет, проводя опросы, я вижу явную тенденцию к уменьшению числа молодых людей, планирующих заниматься созданием чего-либо материального, в том числе и какого-либо бизнеса.

Почти нет желающих стать врачом (обычно одна девочка, но с уточнением, что только стоматологом или косметологом), никто не хочет стать учителем, инженером, ученым. Правда, в последние пару лет стали появляться желающие посвятить себя военной службе. Некоторое оживление возникает, когда спрашиваешь, кого привлекает работа в правоохранительных органах. На вопрос, кто хочет стать чиновником, уверенно поднимает руки две трети класса. Когда я уточняю, что чиновником небольшим, допустим в муниципалитете, дети улыбаются, но руки не опускают. Почти все хотят работать в «Газпроме» или «Роснефти», но учиться на газовика или нефтяника планируют единицы. А вот когда спрашиваю, кто хочет заниматься бизнесом, в ответ тишина.

Читать также: Нет денег и желания: лишь 3% россиян планируют в ближайшее время открыть свой бизнес

Бывает, что я иду на хитрость и объясняю на лекции, как прекрасно предпринимательство — свобода самореализации, возможность постоянно осваивать что-то новое, путешествовать, ну и, в конце концов, заработать приличные деньги и получить высокое качество жизни. Тогда появляется один желающий, все в классе хихикают и говорят: это Васиф — он троечник, еле учится, куда ему. Я поддерживаю смельчака: академические успехи для предпринимательства не самое главное — важнее смелость, общительность и способность оценивать риск и мыслить нестандартно. Но желающих не прибавляется.

Причины непопулярности бизнеса молодые люди обычно формулируют точно: они не верят в возможность заработать деньги в бизнесе. Считают, что сделать это честно в большом объеме, выстроив успешную и устойчивую компанию, невозможно. Они лично не знают ни одного человека, у которого это получилось бы на их глазах. А когда я привожу в пример себя, они отмахиваются: вам повезло, да и давно это все было, а сейчас без шансов. Другими словами, ребята не верят в то, чего они сами не видели. Они видели знакомых чиновников, купивших новую квартиру, или сотрудника госкомпании на дорогом автомобиле, а чтобы в бизнесе человек денег заработал — такого нет. Вот, может, только у Васифа папа автосервис открыл, но тоже давно, и второй же рядом с ним не построишь.

И действительно, где увидишь успешного предпринимателя? Он занят работой. А на телеэкране бизнесмен предстает в двух качествах: либо это сериал про милицию и его уже убили, либо это программа новостей и он в клетке в зале суда. Оба варианта мало привлекательны.

Надо отметить, что в последние годы молодые люди все чаще стали путать ведение независимого бизнеса и, скажем, работу в «Газпроме», при этом работу в госкомпании они тоже оценивают как бизнес, но просто более надежный и гарантированный. Аргумент, что зарплата в «Газпроме» может быть скромной, никто в расчет не берет — да при чем тут зарплата, улыбаются они, даже если в «Газпроме» мест на всех не хватит, все равно больше шансов, чем в частном бизнесе. Другими словами, молодежь очень точно почувствовала настроение в обществе: сколько ни мучайся, сделать успешный частный бизнес невозможно, лучше работать на государство или на госкомпанию. И это запрос снизу, он никем специально не поддерживается, как говорится, общее знание.

Биология предпринимательства

Экономика — система больше биологическая, чем механическая, поскольку является совокупностью живых существ, их ожиданий и реакций. Примером функционирования сложной биологической системы является дерево. Где находится зона роста дерева, в каком именно месте? Обычно отвечают: в листьях или корнях. На самом деле это неверно. Зона роста дерева — тонкий клеточный слой, находящийся непосредственно под корой. Слой толщиной в одну-три клетки, в котором клетки еще не затвердели, набрав целлюлозы, имеют мягкую оболочку и способны делиться. Когда мы срываем с дерева кору, клеточные оболочки рвутся и ствол становится влажным на ощупь. Зона роста дерева составляет несколько процентов от его массы, а для крупных деревьев — долей процента, но, потеряв его, дерево перестает расти и умирает.

В обществе функцию зоны роста выполняет бизнес. Предрасположенность к этому занятию, как, скажем, и к музыке, имеют всего несколько процентов населения. Но эти проценты создают все новое. Только работа национально ориентированного рентабельного бизнеса дает рост экономике и двигает экономическую жизнь страны вперед.

Часто слышу, что, если не будет российского бизнеса, придут транснациональные корпорации и все сделают, а может, даже и лучше сделают. Но для большинства транснациональных компаний действует правило: они пытаются национализировать прибыли и интернационализировать издержки. Они хотят продавать свой товар или услуги по всему миру, а собственный исследовательский центр или университет, который готовит им специалистов, оставить в своей стране.

Так вот, наша зона роста сокращается, количество молодых людей, заинтересованных в бизнесе, невелико и уменьшается год от года. Происходит это не по чьему-то злому умыслу или государственной воле, а под воздействием массы факторов.

Роман Троценко — о школе управления Сечина и умении «разжигать костер из любых дров»

Воспитание интереса к бизнесу и поддержка предпринимательского духа — такая же важная задача, как и обеспечение обороноспособности страны или сохранение научной школы. Ведь в отсутствие национального бизнеса не будет финансовых и технологических ресурсов для защиты страны, а научные разработки будут внедряться за рубежом.

Так вот, нашей общей задачей №1 является увеличение количества людей, заинтересованных в предпринимательстве, увеличение количества успешных компаний, увеличение объема создаваемого продукта, и, как результат, корпоративной прибыли, и в конце концов налогов. Для нормального экономического развития страны примерно 3% ее населения должно быть заинтересовано в бизнесе и пробовать себя в нем. Задача эта очень сложная, но выполнимая.

В бизнес из школы

Сейчас стране требуется масштабная программа по привлечению молодежи в бизнес, программа эта должна быть всеобъемлющей и охватывать несколько областей. Современный бизнес сложный, конкурентная среда плотнее, чем в девяностых, и поэтому требуется специальное образование и знание предмета.

В старших классах средней школы назрело введение учебного курса «Основы предпринимательства и защита прав потребителей». Молодым людям нужно давать общие понятия о договорах и налогах, юридических лицах и кредитах, объяснять, как зарегистрировать компанию или отстаивать свои коммерческие интересы, если ты покупатель. В техникумах и профессиональных училищах необходимо введение двухлетних специализированных курсов предпринимательства в сфере торговли, строительства и транспорта. Это позволит молодым людям без получения высшего образования зарегистрировать собственный бизнес и быть востребованными, скажем, в сервисе или общественном питании.

Смотреть страницу спецпроекта Forbes «Школа молодого миллиардера»

Обучение предпринимательству отличается от экономики, и оно почти недоступно в российских университетах вне Москвы. Тенденцией последнего десятилетия в мире стал запуск программ по предпринимательству уже в рамках бакалавриата, а не магистратуры. Ряд продвинутых университетов стал вводить не просто предпринимательство, а кросс-курсы: бизнес в сфере технологий, бизнес и коммуникации, бизнес в IT.

Отдельные программы дополнительного образования должны быть разработаны для обучению малому бизнесу, созданию стартапов, по вопросам регистрации компании, кредитования, участия в торгах на закупки для нужд государства и крупных компаний.

Требуется поменять настройки и средствам массовой информации, которые рассказывают обществу преимущественно об ошибках и злоупотреблениях предпринимателей (которые, конечно, есть) и мало интересуются процессом развития и созидания. Это сохранившийся пережиток социалистической системы, в которой бизнесу как бы не было места. СМИ в СССР рассказывали о производственных достижениях отраслей или предприятий, трудовом подвиге рабочих и сообщали о судебных процессах над спекулянтами и цеховиками. Сегодня востребована иная повестка — рассказы о создании компании от идеи и объединения единомышленников до запуска производства через все сложности и искания.

В большинстве стран бизнес считается уважаемым и даже элитарным занятием, но не у нас. Когда я стал президентом Объединенной судостроительной корпорации (ОСК), меня поздравляли все знакомые, хотя до этого я руководил собственным бизнесом большего масштаба. Просто все считают, что это переход в другой класс.

России необходимо повысить престижность предпринимательства. Важность этого осознает РСПП и ряд других бизнес-объединений, но этого недостаточно. В этот процесс должно быть вовлечено общество и государство. Удалось же Сергею Шойгу за относительно короткий срок вернуть престиж профессии военнослужащего.

Многие могут подумать, что недостаточная привлекательность бизнеса — мелочь по сравнению с другими проблемами в стране, например борьбой с бедностью, снижением детской смертности, продлением срока активной жизни, развитием транспортной инфраструктуры, общественной безопасностью и многими другими. Но если вдуматься, все эти проблемы очень тесно связаны с тем, будет ли в России активно развиваться национальный бизнес, появятся ли новые крупные компании-производители уникальных товаров и услуг, каково будет наше место в международном разделении труда.

Читать также: Бизнес на взлете. Как Роман Троценко создал крупнейшую в стране аэропортовую сеть