закрыть

Башня и автомат. Как ведут бизнес «табачные короли» Кесаев и Кациев

Игорь Кесаев Фото Зураба Джавахадзе / ИТАР-ТАСС
Как Игорь Кесаев и Сергей Кациев прошли путь от главных продавцов сигарет до мажоритариев одного из крупнейших ретейлеров страны

Совладелец развлекательного холдинга Sagrado Михаил Данилов с уважением отзывается о совладельцах крупнейшего табачного дистрибьютора «Мегаполис» Игоре Кесаеве и Сергее Кациеве. В начале 2000-х у Данилова был крупный бизнес по торговле сигаретами и эксклюзивный контракт с японской JTI в Москве и Центральном регионе. Но в 2003 году JTI решила, что у нее должен быть единый дистрибьютор по всей стране и выбрала для этого «Мегаполис». И бизнесмены выкупили контракт Данилова с JTI — хотя могли этого не делать. Данилов до сих пор называет цену «адекватной», а поведение покупателей «порядочным». С Даниловым солидарны и многие другие табачники, продавшие партнерам свой бизнес.

Есть, впрочем, и другие оценки методов, с которыми Кесаев и Кациев строили свою бизнес-империю. Бизнесменов регулярно связывают с выходцами из спецслужб. А один из бывших торговцев табаком рассказывал Forbes о проверках налоговых и правоохранительных органов, с которыми он столкнулся после того, как не захотел продавать свой бизнес «Мегаполису». Еще одна показательная история: в 2007 году Кесаев хотел купить винно-коньячный завод «КиН», основным владельцем которого был Армен Еганян. Переговоры шли тяжело. Еганян столкнулся и с претензиями налоговиков, и даже с обвинениями в похищении человека. В 2008 году он согласился продать Кесаеву 7,93% акций завода. Но Кесаев акций так и не получил, хоть и выплатил Еганяну около $13 млн. Позднее совладелец «Мегаполиса» смог отсудить эти деньги.

С обысками пришли и к будущему младшему партнеру Кесаева и Кациева, основателю челябинской сети алкомаркетов «Красное & Белое» Сергею Студенникову. Представители ФНС, Росалкогольрегулирования и ФСБ нагрянули офис и на склады «Красное & Белое» в самом конце декабря 2018 года. Не прошло и месяца, как «Красное & Белое» объявило о слиянии с ретейлерами «Дикси» и «Бристоль», принадлежащими Кесаеву и Кациеву. По масштабу сделка сопоставима с продажей 40% «Мегаполиса» JTI и PMI за $1,5 млрд в 2013 году. Объединенной компании (в ней у Студенникова будет 49%) уже прочат третье место на рынке продуктового ретейла.

Forbes изучил, как Кесаев и Кациев прошли путь от «табачных королей» до мажоритариев одного из крупнейших ретейлеров страны и что происходило с их бизнесом в последние годы.

Украинский табак

Тридцать первого марта 2017 года генпрокурор Украины Юрий Луценко торжествовал в своем фейсбуке: обнаружена крупная схема вывода из страны денег. Одновременно в офисах и на складах украинского табачного дистрибьютора TEDIS Ukraine проходили масштабные обыски. Луценко утверждал, что только за 2015-2017 годы из Украины в Россию через TEDIS Ukraine утекло почти 2,5 млрд гривен (5,2 млрд рублей). Часть денег пошла на финансирование терроризма. Бенефициаром TEDIS Ukraine Луценко назвал Игоря Кесаева.

Кесаев и Кациев действительно построили крупный бизнес на Украине. «Мегаполис» зашел на рынок страны в 2010 году, купив двух крупнейших дистрибьюторов сигарет в Западной Украине «Вест Тобакко Групп» и «Подолье-Табак», по оценкам, за 0,5 млрд гривен (около $70 млн). На базе последней в Тернополе была создана компания «Мегаполис-Украина». За два года она скупила остальных украинских табачных оптовиков. В 2013 году «Мегаполис-Украина» с выручкой 27,5 млрд гривен (около $3,4 млрд) заняла пятое место в рейтинге 200 крупнейших компаний «Forbes Украина». Для сравнения: выручка российской группы «Мегаполис» за 2013 год составила порядка $13,8 млрд (442,2 млрд рублей).

В 2014 году «Мегаполис-Украина» столкнулась с проблемами, начавшимися у российских компаний после присоединения Крыма к России. Как рассказывал Forbes источник в окружении акционеров «Мегаполиса», на украинскую компанию оказывали давление как госорганы, так и радикальные активисты. Заниматься проблемой пришлось Сергею Кациеву. С этим знакомый бизнесмена связывает его отход от операционного управления группой «Мегаполис» в 2015 году, когда Кациев ушел с поста президента группы. В самой группе это объясняли желанием бизнесмена сосредоточиться на развитии сети алкомаркетов «Бристоль».

В конце 2015 года «Мегаполис-Украина» удалось продать (одним из собственников стал одесский бизнесмен Борис Кауфман), в 2016 году компанию переименовали в TEDIS Ukraine. Но разрыв с российскими собственниками не спас от проблем. В конце 2016 года Антимонопольный комитет Украины обнаружил, что TEDIS Ukraine контролирует почти 99% табачного рынка страны и оштрафовал компанию на 431 млн гривен (примерно $17 млн) за нарушения при ценообразовании. Одновременно Игорь Кесаев и российская группа «Мегаполис» попали в украинский санкционный список.

Табачник с автоматом

Помимо монопольного положения на табачном рынке, у Кесаева был еще один повод раздражать украинские власти. В холдинг «Меркурий» Кесаева входит оружейный Завод им. В. А. Дегтярева (ЗиД) в Коврове, производящий стрелковое оружие, противотанковое и зенитно-ракетное вооружение. «Под влиянием Кесаева на руководящие должности в TEDIS назначены лица, которые все свои решения согласовывают с членом совета директоров Завода им. В. А. Дягтерева - одного из поставщиков оружия для террористов в ДНР и Луганске», — утверждал Луценко.

Совет директоров ЗиДа возглавляет бывший замначальника ФСБ Владимир Анисимов, который параллельно занимает пост первого вице-президента НДК «Меркурий» по безопасности. Анисимова неоднократно называли не просто наемным менеджером, но и покровителем Кесаева. А в структурах «Меркурия» работают и другие выходцы из спецслужб. «Они профессионалы высокого класса», — объяснял это советник Кесаева Анатолий Ширяев. Сам миллиардер — один из основателей фонда «Монолит», поддерживающего уволенных в запас сотрудников ФСБ, а также семьи погибших сотрудников спецслужб.

Как рассказывали Forbes люди, знакомые с положением дел на ЗиДе, Кесаев активом почти не интересуется. Правда, покупая его в 2005 году, он обещал кратно увеличить выручку предприятия. И сдержал слово. В 2005 году выручка завода составляла 4 млрд рублей, в 2017 году — уже 26 млрд рублей. Для сравнения: выручка всех предприятий группы «Калашников» в 2017 году составила 40 млрд рублей. В прошлом году ЗиД заключил госконтрактов на 7,2 млрд рублей, из которых почти 7 млрд рублей пришлись на поставку к 2023 году комплексов управления огнем артиллерии ВНИИ «Сигнал» (входит в «Ростех», который в 2012 году выкупил 25% в ЗиДе).

Ольга Ратькова / ИТАР-ТАСС

Большие надежды Завод имени Дегтярева возлагал на участие в проекте так называемого «комплекта солдата будущего» — экипировки «Ратник». Впервые она была продемонстрирована на «вежливых людях» в Крыму в 2014 году. С тех пор Минобороны придирчиво выбирало, какой автомат станет частью комплекта. Конкурентом ЗиДа был «Калашников», который в итоге и обошел ковровское предприятие. В начале 2018 года Минобороны в качестве основного оружия для общевойсковых частей выбрало автоматы Калашникова АК-12 и АК-15. Впрочем, без новых заказов Завод имени Дегтярева не останется: автоматы ЗиДа АЕК-971 и АЕК-973 рекомендованы для спецназа.

Табачник и башня

Свои главные девелоперские проекты Игорь Кесаев начинал с друзьями. И каждый, как он позже признавался, заканчивался разочарованием. В 2005 году Шалва Чигиринский, продавший Кесаеву долю в Sibir Energy, предложил совместно провести реконструкцию острова Новая Голландия в Санкт-Петербурге стоимостью $1 млрд. Проект был заморожен, когда у Чигиринского начались финансовые проблемы. Решить их бизнесмен попытался за счет финансирования от Sibir Energy — без ведома Кесаева. Уже в 2009 году бывшие друзья встретились в Высоком суде Лондона.

Судебным разбирательством закончился и проект строительства «золотой» 340-метровой башни «Меркурий» в Москва-Сити. Партнером Кесаева был его близкий знакомый Вячеслав Басати. Изначально доли в проекте распределялись поровну. Но когда стало понятно, что финансирование стройки ложится на плечи Кесаева, Басати согласился передать создателю «Мегаполиса» 34% своей доли, сохранив 16%.

Басати скончался в мае 2013 года — за несколько месяцев до ввода «Меркурия» в эксплуатацию. Вскоре выяснились неприятные подробности. Басати, возглавлявший девелоперское подразделение «Меркурия», тратил выделяемые на строительство башни деньги в личных целях и накопил многомиллионные долги. А в самом начале строительства он без ведома Кесаева продал за $8,75 млн часть своей доли (7500 кв.м или 5%) в башне Сергею Хетагурову, с 2002 года занимавшему руководящие должности в структурах «Меркурия». Долги Басати ($20 млн) Кесаев согласился погасить из личных средств. Он также предоставил его отцу финансовое обеспечение в размере $75 000 в месяц до 2029 года. В обмен бизнесмен получил всю оставшуюся долю бывшего партнера в «Меркурии».

Сергей Савостьянов / ТАСС

Это версия самого миллиардера, изложенная в колонке в газете «Совершенно секретно» в 2017 году. Иначе в интервью этому же изданию описывал ситуацию Хетагуров. Он потребовал у Кесаева заплатить ему за долю в «Меркурии», а получив отказ, обвинил миллиардера в том, что тот фактически обманул и оставил без многомиллиардного наследства семью бывшего партнера, когда заявил, что ему в «Меркурии» принадлежит 84%, а Басати — только 16%. Документов, подтверждающих такое распределение долей, в колонке в «Совершенно секретно» Кесаев не представил.

Конфликт дошел до того, что Хетагуров написал на Кесаева заявление в прокуратуру, а миллиардер подал на бывшего топ-менеджера в суд с требованием компенсировать моральный ущерб. Эту тяжбу Кесаев проиграл.

Впрочем, у него были проблемы поважнее. В 2015 году башня «Меркурий» за долги могла перейти Сбербанку. В итоге с банком удалось договориться, но продажи в небоскребе долгое время оставляли желать лучшего. В конце 2017 года «Меркурий» был одной из самых незаполненных башен в Сити: без арендаторов простаивало почти треть площадей. Участники рынка назвали среди причин продажу офисов без отделки и неготовность руководства «Меркурий Девелопмент» (управляет башней) идти на уступки по арендным ставкам. «Но после кадровых перестановок в топ-менеджменте компании башня стала активно заполняться новыми арендаторами», — вспоминает управляющий партнер Colliers International Николай Казанский. Сегодня «Меркурий» пользуется большой популярностью благодаря одним из самых привлекательных арендных ставок в Москва-Сити. Средневзвешенная годовая ставка аренды, по словам Казанского, составляет 28 000 рублей за кв.м. Помог и дефицит качественных офисных площадей в Москве. В итоге за 2018 год объем вакантных площадей в «Меркурии» сократился до 3%.

Табачник за прилавком

Сеть алкомаркетов «Бристоль» Кациев и Кесаев запустили осенью 2012 года в Нижегородской области. Почему именно там? Название «Бристоль» досталось сети в наследство от оптовой табачной компании, существовавшей в Нижнем Новгороде еще с начала 1990-х. Ее основали три нижегородца: Валерий Васин, Александр Пыжиков и Игорь Саляев. Последний позднее возглавил филиал «Мегаполиса» в Нижнем Новгороде, а сегодня выступает генеральным директором компании «Альбион-2002» — именно она управляет сетью алкомаркетов «Бристоль».

Александр Щербак / ТАСС

К созданию «Бристоля» с самого начала подошли серьезно. Кациев вместе с экс-президентом «Дикси» (ретейлер принадлежит партнерам по «Мегаполису» с 2007 года) Ильей Якубсоном ездили в Челябинск — перенимать опыт у «Красное & Белое» Студенникова. Консультации быстро привели к ожесточенной конкуренции двух сетей.

«Развиваться в федеральном масштабе изначально входило в планы акционеров, которые мыслят исключительно глобально», — подчеркивал Игорь Саляев в интервью «Деловому кварталу». Стратегия была проста — максимально покрыть территорию каждого субъекта РФ. Начиная с 2013 года сеть «Бристоль» ежегодно прирастала на 200-500 магазинов. В 2017 году общее число торговых точек превысило 2500, а выручка — 68 млрд рублей. Однако догнать челябинского конкурента, превосходящего втрое по выручке и вдвое по числу магазинов, было сложно. «Для «Бристоль» они [«Красное & Белое»] как кость в горле, прямой конкурент: формат, места, цены на одном уровне, схожий ассортимент, — перечисляет бывший сотрудник «Мегаполиса». — При этом сам бизнес интересный и динамично развивающийся. Кациев давно предлагал их купить, но челябинцы отказались». По словам источника Forbes, предложение о слиянии поступали Студенникову как минимум до 2017 года.

Объединению «Красное & Белое» с «Дикси» и «Бристоль», о котором было объявлено на прошлой неделе, предшествовал и открытый конфликт. В августе 2018 года. «Бристоль» пожаловалась на конкурента в антимонопольную службу — из-за расположения магазинов «Красное & Белое» вблизи школ и детских садов, что противоречит федеральному закону «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака». Через пару месяцев межрайонная инспекция ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам Челябинской области доначислила одному из предприятий «Красное & Белое» налогов на 1,9 млрд рублей. С суммой в компании не согласились, подав иск в арбитражный суд Челябинской области. Хотя в конце декабря представитель УФНС по Челябинской области говорил, что у сети в регионе по налогам долгов нет.

Новости партнеров