Тяжелое наследие: как российские миллиардеры первой волны передают состояния детям

Фото David Rose / Panos Pictures, Diomedia
Российские капиталисты первой волны, обладатели больших состояний стареют, а дети их взрослеют, и на наших глазах выросло второе поколение участников списка Forbes.

15 лет назад на весь список приходилось 156 детей, теперь у 100 богатейших предпринимателей России 294 ребенка. В 2004 году средний возраст 100 самых богатых бизнесменов составлял 47 лет, в 2019-м — 56 лет (состав списка обновился на 60%).

С 2016 года мы ежегодно составляем рейтинг самых богатых наследников российских миллиардеров: делим состояние каждого участника списка Forbes на всех признанных им детей. В 2019 году совокупное состояние первой сотни Forbes немного превысило $425 млрд, то есть в среднем на каждого наследника приходится $1,44 млрд. Несменяемый лидер списка — единственный сын Вагита Алекперова Юсуф ($21,8 млрд). Безусловно, мы сильно упрощаем действительность, не обращая внимания на супружеские доли и на заявления миллиардеров (например, Михаила Фридмана и Владимира Потанина) о том, что все свое состояние они отдадут на благотворительность. В жизни все сложнее и драматичнее.

За 15 лет умерли восемь предпринимателей, входивших в разные годы в список Forbes. Судьба их капиталов сложилась по-разному, но, пожалуй, единственный пример того, как все прошло гладко и бизнес отца перешел к сыну, который успешно им управляет, — это группа компаний «Ланит» Филиппа Генса. Основатель металлургической группы «Кокс», депутат Госдумы Борис Зубицкий перед смертью распределил свои акции поровну между женой и старшим сыном Евгением. После его кончины в 2017-м начались семейные тяжбы, теперь основного бенефициара бизнеса Евгения судебными исками атакует бывшая жена его младшего брата Андрея. Стоимость компании на этом фоне вряд ли повышается. В конце 2000-х фармацевтический дистрибьютор «СИА Интернейшнл» оценивался в $1 млрд, после скоропостижной смерти основателя и владельца компании Игоря Рудинского его вдова и дочь унаследовали не только бизнес, но и все долги, включая личные поручительства покойного. В итоге компанию купил друг семьи предприниматель Александр Винокуров, выручив близких людей, правда, оценка бизнеса упала на два порядка.

Бывает, что и дети лишают отцов активов. Восьмидесятилетний основатель «Тольяттиазота» Владимир Махлай много лет живет в Лондоне. Когда-то он был основным владельцем компании, но его сын Сергей через хитроумную схему с использованием офшоров и слепых трастов стал бенефициаром 70,8% «Тольяттиазота». Папа, похоже, так до конца и не понял, что именно произошло.

Как выстроить идеальную схему наследования? Универсального рецепта нет. И вряд ли накопленный на Западе опыт можно в полной мере использовать в российских реалиях. Проблема отцов и детей вечна.

Самые богатые наследники России — 2019. Рейтинг Forbes

Новости партнеров