«Спаситель» ненастоящий? Кто заплатит за упавшего в цене Леонардо

Фото Eduardo Munoz Alvarez / Getty Images
Представитель участника торгов на аукционе Christie's по продаже картины Леонардо да Винчи "Спаситель мира" из частной коллекции российского миллиардера Дмитрия Рыболовлева. Фото Eduardo Munoz Alvarez / Getty Images
В 2013 году российский миллиардер купил шедевр «Спаситель мира» за $127,5 млн. В 2017 году он реализовал его на аукционе Christie’s за $450,3 млн. Если эксперты признают, что полотно принадлежит не кисти Леонардо, а художникам из его окружения, его стоимость снизится в 300 раз — до $1,5 млн

Картина Леонардо да Винчи «Спаситель мира», которая долгое время считалась утраченной, за последние несколько лет вышла на первый план по количеству скандалов и домыслов. Сначала — рекордная цена продажи. Российский миллиардер Дмитрий Рыболовлев в 2017 году реализовал ее на аукционе Christie’s в Нью-Йорке за $450,3 млн (из них $50,3 млн составила комиссия аукционного дома). Затем — раскрытие имени покупателя, якобы наследного саудовского принца. После этого слухи о ее исчезновении из нового музея «Лувр Абу-Даби». 

И наконец, возврат к обсуждению авторства картины в связи с выходом книги исследователя Бена Льюиса «Последний Леонардо», приуроченной к 500-летию со дня смерти Леонардо да Винчи. Автор книги, посвященной судьбе этого неоднозначного шедевра, полагает, что сомнения относительно принадлежности картины возникали еще перед ее выставлением в Национальной галерее в Лондоне. Пять экспертов тогда разошлись во мнениях: двое считали ее работой Леонардо, один приписывал ее кисти его учеников, двое воздержались. До сих пор эти сомнения не развеяны.

Но какие же риски могут быть у нового владельца картины, приобретенной после проверки лучших экспертов и посредством старейшего аукционного дома? Практика показывает, что приобретение объектов искусства через крупнейшие аукционные дома вовсе не означает защищенность покупателя. 

Миллиардер против дилера. Рыболовлев судится из-за самой дорогой картины в мире

С юридической точки зрения аукционный дом обычно выступает исключительно как посредник между владельцем и покупателем, получая от каждого из них комиссионный сбор. Традиционно аукционный дом состоит с владельцем объекта в договорных отношениях, выступая агентом, а также несет перед ним фидуциарные обязанности, основанные на особом доверии. Однако с покупателем таких отношений нет. Поэтому покупатель не имеет серьезных правовых инструментов против аукционного дома, если что-то пошло не так.

Однако известны случаи, когда споры с ними успешно завершались в пользу покупателя. В 2012 году Высокий суд Лондона удовлетворил иск российского миллиардера Виктора Вексельберга к аукционному дому Christie's. В 2005 году подконтрольный Вексельбергу фонд Avrora Fine Arts Investment Limited («Аврора») на непубличном аукционе приобрел за £1,7 млн ($2,9 млн) картину Бориса Кустодиева «Одалиска». Год спустя Aurora объявила, что купленное полотно — подделка. В 2012 году Высокий суд Лондона установил, что картина не является подлинником и, по данным газеты The Daily Telegraph, постановил, что Christie's должен возместить Вексельбергу уплаченную им за картину сумму (£1,7 млн) и оплатить расходы в размере £1 млн.

В 2018 году после 16 месяцев судебных баталий мировым соглашением завершился спор по иску шейха Султана Соуда аль-Кассеми (Sultan Sooud al-Qassemi) к Sotheby's за некорректную оценку произведения искусства (по словам самого шейха, «иск мирно урегулирован на условиях конфиденциальности и без какого-либо признания ответственности или правонарушений с обеих сторон»). В 2016 году на лондонском аукционе шейх приобрел бронзовую фигурку крестьянки «На берегу Нила» работы египетского мастера Махмуда Моктара (Mahmoud Moktar) за £725 000. В каталоге торгов было указано, что статуэтка изготовлена скульптором в 1920-х годах. Ее стартовая стоимость составляла £120-180 000. Позже выяснилось, что литье скульптуры могло быть осуществлено уже после смерти Махмуда Моктара, что снижало ее стоимость более чем в 10 раз.

Проданная миллиардером Рыболовлевым самая дорогая картина мира может подешеветь в 300 раз

Вопрос об ответственности аукционных домов по-разному решается судами. Например, французские суды заняли позицию, направленную на защиту покупателя, установив, что если аукционный дом или эксперт, вносящий объект искусства в каталог для продажи, допускает ошибку, он несет ответственность перед покупателем даже в случае, если небрежность не доказана. Описание объекта в каталоге приравнивается к некой гарантии того, что объект искусства соответствует этому описанию. Пример — дело Апелляционного суда Парижа от 18 января 2013 года, суть которого состояла в следующем. В апреле 1987 года Даниэль Фиш купил на парижском аукционе бронзовую скульптуру работы Огюста Родена, отлитую якобы в мастерской Алексиса Рудье не позднее 1912 года. В 2006 году, когда владелец решил продать ее через тот же самый аукционный дом Tajan, возникли сомнения в ее аутентичности. Эксперты решили, что скульптура не отлита Алексисом Рудье, а является несанкционированной копией, изготовленной уже после его смерти. Иск к Tajan в первой инстанции покупатель проиграл. В аукционном доме утверждали, что в 1987 году невозможно было установить, что скульптура не оригинальна, поэтому небрежность в его действиях отсутствовала. 

Рассмотрев апелляцию Фиша, суд установил, что скульптура не соответствует описанной в каталоге, так как она не отлита Рудье, о чем в нем заявлялось без всяких оговорок. Суд признал, что в этом случае аукционный дом отвечает за вред, причиненный покупателю.

Суды системы общего права выбирают обычно иной подход. В одном из первых дел по данному вопросу — Джендвайн против Слэйд (Jendwine v. Slade) — английский суд еще в 1799 году постановил, что каталог содержит лишь частное мнение продавца по поводу подлинности авторства полотен, но не более. Таким образом, описание, представленное в каталоге, не может считаться гарантией подлинности авторства.

Большие аукционные дома, такие как Christies и Sotheby’s, устанавливают свои условия продажи, жестко ограничивая свою ответственность. Например, в актуальной версии таких условий аукционный дом Christies представляет покупателю так называемую «Гарантию подлинности» на 5 лет с момента покупки. Если в течение данного срока покупатель представит доказательства того, что приобретенная ценность не была выполнена заявленным художником, аукционный дом обязан возвратить ему стоимость приобретенной вещи. Никакие иные убытки и расходы не возмещаются.

Объем «гарантии» определяется исходя из информации, указанной в заголовке объекта в каталоге. Формулировки могут быть разные, например, «приписывается кому-либо» в терминологии Christies означает «вероятно, работа художника целиком или в части»; «мастерская кого-либо» — это «работа, выполненная в студии или мастерской художника, возможно, под его руководством»; «последователь кого-либо» — «работа, выполненная в авторском стиле, но не обязательно учеником»; «в кругу кого-либо» — «работа периода художника, демонстрирующая его влияние». 

Кроме того, аукционный дом не будет нести ответственности в том случае, если на момент продажи технические возможности экспертизы не позволяли определить признаки неоригинальности произведения либо такая экспертиза была бы несоизмеримо дорогой. 

Может быть, столь умело сформулированные условия об ограничении ответственности помогут аукционному дому и в случае, если новый обладатель «Спасителя мира» придет к выводу, что сомнения в подлинности шедевра обоснованны.

Липкое искусство. Как миллиардерам продают поддельные картины