закрыть

Отставка на пике власти: почему в России трудно повторить поступок Джека Ма?

Фото Thibault Camus / AP / TASS
В российском обществе господствует ценностная модель, не позволяющая покинуть успешную позицию без потерь для репутации, как это сделал недавно китайский миллиардер Джек Ма

В 2017 году на конференции Alibaba основатель компании Джек Ма вышел на сцену в мундире и белых перчатках: в образе Майкла Джексона он станцевал хит Dangerous. Ма вообще любит устраивать перформансы и делать важные заявления в день рождения компании, который совпадает с его собственным. Два года спустя, в день своего 55-летия и 20-летия компании, он объявил, что уходит с поста председателя совета директоров Alibaba. Его место займет тихий и непубличный генеральный директор холдинга Дэниел Чжан. Но так же, как и к своим выступлениям, Ма тщательно готовился к выходу из бизнеса.

«Alibaba никогда не была связана с Джеком Ма, но Джек Ма всегда будет принадлежать Alibaba», — сказал он тогда в своем заявлении. И хотя в течение всего 2019 года компания передавала дела Чжану, мало кто верил, что «учитель Ма», как его до сих пор называют, действительно оставит компанию. В российской бизнес-среде еще хорошо помнят, как покидал компанию основатель «Магнита» Сергей Галицкий. Расставание было похоже на личную драму: чувствовалось, что у Галицкого комок в горле и он переживает сильный психологический стресс. В отличие от него Ма был спокоен и даже светел; впрочем, ему не пришлось продавать бизнес, чтобы сменить свою ролевую модель.

Право на уход

Оставаться ли фаундеру в бизнесе — извечный вопрос. Он является носителем идеи и философии, чувствует тенденции, досконально знает продукт и рынок. Но когда бизнес перестает быть стартапом и становится зрелой корпорацией, основатель может оказаться балластом, причиной проблем компании или, по меньшей мере, сильным раздражителем для акционеров. Так произошло с Трэвисом Калаником, которого отстранили от управления созданного им Uber. И даже Илону Маску, сросшемуся со своей Tesla, пришлось подать в отставку. Вопрос ухода основателя компании всегда болезненный. Сложно уйти на пике карьеры хотя бы потому, что с человеческой точки зрения нелегко расстаться с властью, да и передать управление другому человеку страшно. Наемный менеджер может развалить то, что выстраивалось годами.

Поэтому история нового времени знает много случаев, когда основатели уходили из созданных ими компаний под давлением акционеров, государства или общества. В апреле 2014 года Павел Дуров, создавший «ВКонтакте», оставил пост генерального директора из-за конфликта акционеров и «невозможности отстаивать свои принципы». А в апреле 2019 года акционеры Facebook предложили обсудить вопрос о смещении Марка Цукерберга с должности председателя совета директоров. Пока сложно представить крупнейшую социальную сеть без Цукерберга, но ведь и «ВКонтакте» без Дурова мы плохо представляли.

Ситуация Джека Ма особенная: стартап вырос в интернет-гиганта, но Ма оставался сердцем Alibaba. Не было давления со стороны, усталости от управления. Не было и явных проблем, которых он не мог решить. У основателя бизнеса здесь проявился другой подход: покинуть компанию он готовился в течение 10 лет. «Мы задали себе вопрос…сможет ли Alibaba добиться устойчивого роста после ухода Джека Ма из компании?» — пишет он в открытом письме 2018 года.

Третий путь

В своей последней речи в Ханчжоу, на стадионе вместимостью 60 000 человек, миллиардер рассказал, как пытался понять, что помогает бизнесу жить дальше. Для этого он изучил опыт множества компаний и понял, что существует два основных пути: передать бизнес наследникам или пригласить профессиональных управленцев. Но Ма создал третий: он вырастил собственную команду и сформировал такую структуру, при которой корабль способен достигнуть своих целей без основателей и без перетряски менеджмента.

Он разработал модель коллективного лидерства, близкую китайской традиции. Контроль над Alibaba принадлежит совету из 36 человек: половина из них акционеры, половина — нынешние руководители. Внешние акционеры при этом владеют акциями через так называемую «организацию с переменным участием» и не имеют права голоса. В свое время Джек Ма создал прецедент в корпоративном мире: он сообщил, что на первом месте для него не акционеры, как это было принято, а потребители. На втором — его команда, и только на третьем — те, кто вложился в его компанию.

Отходить от дел Ма действительно стал постепенно: в 2013 году он ушел с поста генерального директора компании и признался, что вскоре собирается вернуться к обучению и образованию. «В этом я гораздо лучше, — говорил он, — чем как CEO Alibaba». А в 2014 году вместе с Джо Цаем, еще одним создателем Alibaba, он основал благотворительный фонд. Теперь Ма собирается полноценно заниматься филантропией и образовательными проектами.

В этом он похож на Билла Гейтса: за шесть лет до ухода из Microsoft один из самых богатых людей планеты сформировал благотворительный фонд, делами которого занимается по сей день. Впрочем, Ма и не скрывает, что Гейтс был для него образцом для подражания. В интервью Bloomberg он рассказал, что возможно, никогда не будет так же богат, как Гейтс, зато раньше, чем он, станет пенсионером: основатель Microsoft отошел от дел в 58, Ма — в 55 лет. На самом деле в сфере технологий только Ма и Гейтс решились уйти вот так — на высоте. Остальных подталкивали акционеры, вынуждал рынок или государственные структуры.

Правда, аналитики судачат, что харизматичный основатель Alibaba уходит не в самое лучшее для компании время. Условия ведения бизнеса в Китае ухудшились: государственные структуры стали активно вмешиваться в дела компаний, а рост экономики замедлился. К тому же у компании есть проблемы с привлечением новых пользователей и недостаточно хорошая динамика по завоеванию международных рынков. Но судя по тому, как фундаментально в Alibaba выстраивалась система коллективного принятия решений и преемственности, Ма уходит вовсе не из-за этого.

А так можно?

Сложно себе представить, чтобы нечто подобное произошло в России. Здесь редко экспериментируют с корпоративными практиками, ищут оригинальные решения. Как правило, отход от дел связан с продажей бизнеса, а потеря управления воспринимается в негативном контексте или вызывает подозрение. Радикальные смены ролевого поведения тоже не приветствуются. У большинства предпринимателей, решивших сменить бизнес на политику, деловые обстоятельства сложились не лучшим образом. Примеров добровольного ухода в социальную область практически нет. И вопрос не только в молодости самого бизнеса — такое объяснение еще могло работать 10-15 лет назад, но никак не сегодня.

Что сказали бы в обществе, если бы история с Alibaba случилась у нас? Первый вариант: бизнес «отжали». Второй: основатель решил выйти в кеш, нашел покупателя. Третий: личные проблемы со здоровьем или иные грустные обстоятельства. Версия с социальной деятельностью казалась бы просто PR-прикрытием. Основная часть российских предпринимателей живет в ценностной модели, которая не предполагает перемену успешной позиции в области бизнеса без потери репутации. Это тот самый эффект колеи, о котором любят говорить российские экономисты, проявившийся на персональном уровне.

Проблема в том, что в России непропорционально большое значение придается ценности контроля: это простое следствие атмосферы всеобщего недоверия. Стремление к контролю учит всегда быть настороже, подозревать подвох, фокусироваться на деталях и прибегать к ручному управлению. При этом оно лишает бизнес человеческого измерения. Ведь за любой компанией всегда стоит человек со своими желаниями, мечтами, несбывшимися фантазиями. Этот аспект принято прятать как что-то совсем персональное, не имеющее отношения к делу, к цифрам. Но подавленные желания всегда создают повышенную невротизацию.

Джек Ма хорошо показал, что основной ресурс человека — не деньги, не активы, а время. В какой-то момент есть смысл выйти из гонки и просто отдать это время себе. Стать более свободным и счастливым.

«Крестный отец предпринимательства в Китае»: 10 удивительных историй о Джеке Ма

Новости партнеров