«Вы меня хоть режьте, не понимаю предъявленных обвинений»: Михаилу Абызову продлили арест

Фото Михаила Терещенко / ТАСС
Фото Михаила Терещенко / ТАСС
Басманный суд Москвы вновь продлил арест Михаилу Абызову — теперь он пробудет под стражей как минимум до конца января 2020 года. На судебном заседании Абызов пожаловался, что не понимает сути предъявленных обвинений, а также рассказал, что его несовершеннолетнему сыну пришлось уехать в США.

Басманный суд Москвы в четверг продлил на три месяца арест бывшему министру по делам открытого правительства Михаилу Абызову, передает корреспондент Forbes из зала суда.

Абызов обвиняется в создании преступного сообщества, особо крупном мошенничестве, незаконном участии в предпринимательской деятельности и легализации средств (статьи 210, 159, 289 и 174.1 Уголовного кодекса). В суде следователь настаивал, что сейчас расследование дела продолжается и буквально недавно Абызову были предъявлены новые обвинения (в августе и сентябре экс-министру инкриминировали незаконное предпринимательство и легализацию. — Forbes), поэтому «закончить расследование не представляется возможным».

Оказавшись на свободе, по мнению обвинения, бывший министр обязательно попытается воспользоваться своими связями и окажет давление на свидетелей, будет препятствовать ходу расследования или попытается сбежать.

У Абызова есть две визы – Шенген и виза США, а также есть имущество в Италии, рассказывал следователь. Его поддерживала прокурор и просила оставить Абызова в СИЗО до 25 января.

Сторона защиты представила суду традиционную пачку документов с поручительствами от бизнесменов и деятелей культуры (среди поручителей  - Роман Троценко и Чуплан Хаматова), а также документы о собственности на дом в Барвихе, где бывший министр мог бы находиться под домашним арестом.

Выступая в суде, Абызов сначала извинился за то, что его адвокаты говорили несколько часов. «Ваша честь, мы здесь находимся для рассмотрения вопроса в правовой плоскости, моральной и этической», — выступал Абызов. Он напомнил, что следствие просит продлить его арест до девяти месяцев.

«Вы меня хоть режьте, хоть убивайте, я не понимаю суть предъявленных мне обвинений. Я не понимаю сути происходящего. Ну объясните мне, как гражданину, в чем меня обвиняют, в каком месте, в какое время что я совершил?» — говорил Абызов. Он настаивал, что с частью фигурантов дела, например с Галиной Фрайденберг, он вообще не знаком. «С ней мы познакомились во время одного из продлений в этом стеклянном офисе», — показывал на клетку для подсудимых Абызов.

«Я семь лет работал на госслужбе. 27 лет занимаюсь предпринимательской деятельностью, был советником президента и имею награды. И вот теперь я прошу нормальной работы суда, — говорил Абызов. – Я уже семь месяцев нахожусь в «Лефортово» с людьми, которых обвиняют в терроризме. Разве это нормально?»

Экс-министр пожаловался, что следователи не дают ему свиданий с родственниками – даже с гражданской супругой. Все, что ему позволили – это один раз сделать один звонок. Абызов рассказывал, что давление коснулось и его детей. «Моего среднего сына могли забрать органы опеки, и он вынужден был уехать в США. Все мои активы арестованы, я не могу выплачивать алименты моей жене, у которой на иждивении двое детей», — говорил Абызов.

Он настаивал, что не собирается скрываться от суда и следствия, поэтому нет никаких оснований оставлять его в СИЗО. «Давайте вместе решим, что такое хорошо и что такое плохо. И в чем будет зло, если я не буду находиться с террористами в «Лефортово», а буду дома!» — заключил Абызов.

Михаил Абызов был арестован в конце марта 2019 года. По версии следствия, в марте 2013 года подконтрольная Абызову компания «Сибэнергострой» продала кипрскому офшору Blacksiris Trading Limited (также подконтрольному экс-министру) четыре энергоактива  — АСС, ПРиС, ПЭСК и РЭМиС. Сумма сделки составила 186 млн рублей. Но уже в декабре 2013 года Blacksiris продала эти структуры обратно  — компаниям СИБЭКО и РЭС, входившим в холдинг Абызова – уже за 4 млрд рублей. Сумма сделки, по версии следствия, была завышенной.

Следователи считают, что пострадали миноритарии СИБЭКО и РЭС: граждане Рубцов и Акопян, а также ФГУП «Внешнеэкономическое объединение «Алмазювелирэкспорт». При этом процессуальный статус потерпевшего – только у «Алмазювелирэкспорта».

Последние обвинения в адрес Абызова в незаконном предпринимательстве и отмывании денег касаются следок 2018 года – продажи акций СИБЭКО компаниям АО «Кузбассэнерго» и АО «ХРСК» за 32 млрд рублей. Эти деньги следствие считает полученными преступным путем и впоследствии легализованными. Все дела против Абызова сейчас соединены в одно производство.

Помимо Абызова, в уголовном деле фигурируют экс-гендиректор группы RU-COM Николай Степанов, бывший гендиректор компании «Сибэнергострой» Галина Фрайденберг, зампред совета директоров «РЭС» и заместитель гендиректора RU-COM Максим Русаков, экс-гендиректор «РЭС» Сергей Ильичев и экс-гендиректор «Сибэко» Александр Пелипасов. Все они находятся под стражей.

Дополнительные материалы

Судьбы реформаторов. Что стало с «агрессивной и ударной» командой Чубайса из РАО ЕЭС