«Бизнес был – сейчас бизнеса нет»: владелец ГУМа оценил потери от режима самоизоляции в миллиарды рублей

Фото Анны Темериной / Bosco
Михаил Куснирович Фото Анны Темериной / Bosco
Президент группы компаний Bosco di Ciliegi Михаил Куснирович в интервью Forbes рассказал, как на его бизнесе отразилась борьба с коронавирусом и сколько времени его структуры могут оставаться в простое

Коронавирус и меры по борьбе с ним оказывают негативное влияние на экономики всех стран, и Россия не исключение. Закрыты магазины, рестораны, кинотеатры, салоны красоты и спортивные центры. Страдают и владельцы торговых центров, сдающие площади в аренду. 

Михаил Куснирович ощутил на себе это сполна. Ему принадлежит Bosco di Ciliegi, которая владеет более чем 200 монобрендовыми и мультибрендовыми магазинами одежды и аксессуаров. Также в состав группы входят магазины косметики и парфюмерии Аrticoli by Bosco, салоны красоты Аrticoli Salon&Spa и Dior Institut, ювелирные и часовые бутики Sublime by Bоsco, стоматологическая клиника Bosco Clinica и Bosco Cafe. Bosco управляет московскими ТЦ ГУМ, «Весна», «Петровский пассаж», а также рядом торговых центров в регионах.

Несмотря на то что бизнес предпринимателя встал, сам он работу не прекратил. Свой новый проект — швейный производственный комплекс в Калуге — он целиком перепрофилировал на производство медицинских масок. О том, что будет с бизнесом дальше, Куснирович рассказал Forbes.

Как на вашем бизнесе отразилось введение карантина?

Бизнес был – сейчас бизнеса нет. Бизнес, наверное, будет. Какой может быть бизнес, когда все розничные магазины закрыты? Конечно, мы работаем, работает Bosco Online, «Гастроном №1», Аптека Bosco и, конечно, «Мануфактуры Bosco» в Калуге. Однако на них приходится очень малая часть нашего оборота.

Каков масштаб убытка, который наносит вашему бизнесу происходящее?

Мы пробовали понять это, однако в действительности понять мы это не сможем, пока не знаем, сколь долго будут закрыты двери. Мы просчитали стресс-модель, у нас устойчивости хватает на два месяца карантина. Два месяца мы сможем работать в режиме простоя, никого не увольняя и сохраняя оклад работникам.

Вам пришлось пойти на какие-то меры из-за карантина?

У нас всего 5000 человек, сегодня в активной фазе работает, возможно, 800 человек с учетом «Мануфактуры Bosco». Остальные находятся в соответствии с указами президента и мэра на самоизоляции.

Те меры бизнеса, про которые говорят власти, как-то вам помогут?

Эти меры к нам никак не относятся, потому что речь идёт в основном о малом и среднем предпринимательстве, которое… Которые «не мы».

Как вам кажется, это правильно?

Мне кажется, что нам надо шить маски, а правительству принимать все эти решения и нести ответственность. У каждого свои компетенции.

Сколько масок вы сейчас выпускаете?

Мы начинали с 10 000 в день, а сейчас уже достигли 57 000 в день.

Я правильно понимаю, что сейчас на фабрике ничего не выпускается кроме них?

Правильно понимаете. Более того, мы набрали дополнительный персонал. Мы сейчас работаем стахановскими темпами. Есть единый заказчик Минпромторг – вот всё туда и отправляем. Поскольку мы находимся в Калужской области, здесь есть уполномоченный оператор – «КалугаФармация». Большая часть произведенных масок переходит к ним.

По какой цене и на каких условиях вы продаете маски региональному оператору?

Мы не столько продаем, сколько «отпускаем» региональному оператору по фиксированной цене, установленной самим оператором. Эта цена едва покрывает 2/3 себестоимости, поскольку, конечно, себестоимость продукции на такой фабрике, как «Мануфактуры Bosco», даже без учета амортизации, значительно выше, чем в среднем по отрасли из-за высоких существующих стандартов по работе с персоналом, имеющимся оборудованием, социальной нагрузкой. Надеюсь, что в ближайшее время, когда мы перейдём на работу с иными средствами индивидуальной защиты, такими как медицинские халаты, бахилы, защитные головные уборы, и тогда экономические показатели улучшатся.

Проводили ли вы оценки того, каковы уже убытки за первые две недели карантина?

Обычная норма прибыли для большой компании 10%, максимум 15 %. Если теряется выручка за два месяца, то никакой прибыли больше не существует, все уходит в убытки.

О какой сумме речь?

Это миллиарды рублей каждый месяц.

Вы думали над тем, как вы будете восстанавливаться, если предположим, 30 апреля карантин закончится, и в мае ваши ТЦ возобновят работу?

Посмотрим, как это будет. ГУМ входит в ассоциацию, объединяющую мировые торговые центры, у всех ожидания очень консервативные. В Южной Корее, в Китае люди очень медленно возвращаются к обычной жизни. Это связано с естественным нежеланием людей ходить сейчас в торговые центры.

Увеличилось ли число заказов в Bosco Online? Если да, то насколько?

Да, увеличилось приблизительно на 50-60%, но в любом случае общая выручка через каналы Bosco Online не превышает 7-8% от офлайна, которого сейчас нет.

Сохраняют ли ваши арендаторы в ГУМе зарплаты сотрудникам и самих сотрудников?

Поскольку арендаторы в ГУМе — это лидеры в своём секторе торговли, хорошо зарекомендовавшие себя и устойчивые компании, то, насколько мне известно, подавляющее большинство из них сохраняет самих сотрудников и большую часть заработной платы, но в каждом конкретном случае могут быть нюансы.

Ожидаете ли вы, что кто-то из арендаторов будет вынужден уйти?

Я допускаю, что данный драматический кризис может выбить устойчивую почву из-под ног у некоторых арендаторов, и, возможно, кто-то из них вынужден будет уйти. Я надеюсь, что это будет не более 1/10 части.

Меняли ли вы как-то условия арендных договоров?

Поскольку условия субарендных договоров обычно подразумевают фиксированную часть вкупе с переменной частью, зависящей от оборота, то сейчас ситуация выглядит следующим образом: у всех арендаторов переменная часть, по известным причинам, обнулилась, а на фиксированную часть мы предоставили специальную 50% скидку, демонстрируя партнерские отношения.