«Родители даже дают взятки»: для чего миллиардер Игорь Рыбаков запускает сеть частных школ и детских садов

Рыбаков медиа
Игорь Рыбаков Рыбаков медиа
Вложив более полумиллиарда рублей, Игорь Рыбаков планирует увеличить сеть частных начальных школ и детских садов до 1000 учебных заведений за пять лет

Миллиардер Игорь Рыбаков запускает сеть частных начальных школ и детских садов Rybakov PlaySchool, проект будет развиваться по франшизе. Об этом сам бизнесмен рассказал Forbes. Первоначальные инвестиции составят 300 млн рублей, еще 200 млн бизнесмен планирует потратить на создание собственного образовательного кластера. Новый проект будет создан на базе образовательной программы «ПРОдетей» Рыбаков Фонда, она реализуется в 250 российских детских садах, по ней прошли обучение более 1000 педагогов (программе более четырех лет, она обошлась Рыбакову в 90 млн рублей). Генеральным директором нового проекта Rybakov PlaySchool стал Николай Панкратов — основатель детских садов «Дай пять» в Перми, применяющих технологии программы «ПРОдетей». 

Школа для миллиардера

По словам Рыбакова, идея нового проекта возникла после того, как он узнал, что в сады, где работают обученные по программе педагоги, выстраиваются очереди, а родители «даже дают взятки», чтобы их дети там оказались. Чтобы удовлетворить спрос, по его оценке, необходимо открыть 1000 садов и школ в течение пяти лет.

Для реализации проекта создана управляющая компания, которая будет отбирать предпринимателей, обучать их и подготавливать к запуску садов и школ, а также заниматься маркетингом проекта. Стоимость франшизы на первоначальном этапе составит 1,5 млн рублей, однако в будущем может вырасти и будет зависеть от конкретного региона, поясняет Панкратов. При этом купить франшизу сможет не каждый: руководители Play School будут проводить отбор претендентов, обращая внимание на «общую адекватность, наличие релевантного опыта, наличие финансовых средств, уровень мотивированности и «ценностной синхронизации»». Общая сумма вложений для покупателей франшизы будет составлять от 5 млн рублей, окупаемость — от 18–20 месяцев. Среди необходимых требований — площадь здания от 350 кв. м. Это необходимо и для получения государственной лицензии, и потому что при меньшей площади проекты будут малорентабельны, поясняет Рыбаков. 

Клиенты проекта — частные бизнесмены — получат доступ к системе переподготовки педагогов, IT-платформе и системе контроля качества, позволяющей проконтролировать реализацию проектов на местах, поясняет бизнесмен. По его словам, раз в полгода проверку будут осуществлять гибридные контрольные группы, состоящие из специалистов плюс практикующих  членов сообщества «ПРОдетей», раз в год через платформу будет замеряться удовлетворенность родителей учеников по стандартной методике.

В будущем Рыбаков планирует учить франчайзи и на конкретном примере. До конца года структуры бизнесмена закроют сделку по покупке в Новой Москве здания площадью около 4000 кв. м, в котором будет открыт большой образовательный кластер. На территории кластера будут расположены детский сад, начальная школа, научно-просветительский лекторий, площадка для демонстрации и тестирования актуальных образовательных технологий, а также учебный центр, где будет проходить обучение педагогических и административных команд партнеров проекта. Он будет организован таким образом, чтобы туда могли приезжать делегации и знакомиться с образовательным процессом, не мешая ему, как это сделано в итальянском городе Реджио Эмилия, где зародился одноименный педагогический подход, говорит миллиардер. Создание кластера Рыбаков оценивает в дополнительные 200 млн рублей. 

Кроме этих трат, Рыбаков планирует покупать уже действующие на рынке сети частных детских садов и школ, на это выделено 160 млн рублей (из 300 млн рублей). Бизнесмен вел переговоры с сетью частных детских садов Sun School (тоже развивает франшизу, по данным официального сайта, в сеть входит более 100 франчайзи). Как рассказала Forbes генеральный директор Sun School Надежда Фокина, переговоры шли летом, но успехом не увенчались. 

Тьютор и модератор: каким должен быть учитель будущего

Big Data для франшизы

После развала Советского Союза рынок частного школьного образования пережил две волны, рассказывает руководитель проекта создания культурной и образовательной среды города «Доброград», участвовавшая в создании школы «Летово», Полина Мальцева. Первая — когда в 1990-х годах появлялись локальные проекты, созданные либо частными инвесторами, либо выходцами из системы гособразования под запросы образования для своих детей или под реализацию своих образовательных идей.

Вторая волна пришлась на 2010-е годы, когда в эту сферу пришли крупные бизнесмены — инвесторы и меценаты. Первым знаковым проектом  стала школа «Летово», основанная председателем совета директоров ГК «Русагро» Вадимом Мошковичем  в 2015 году. Ее создание обошлось более чем в $50 млн. В течение нескольких лет появилось еще несколько проектов, созданных героями нашего рейтинга. В 2015-м супруга совладельца «Северстали» Алексея Мордашова Марина Мордашова открыла русско-английскую школу Wunderpark, где учатся трое детей миллиардера. В 2016 году после реконструкции, длившейся пять лет, открылась Средняя общеобразовательная школа в Заречье. Реконструкция образовательного учреждения обошлась более чем в  2 млрд, средства выделил Фонд развития Зареченской школы, принадлежащий Сулейману Керимову. Через год заработала Новая школа, созданная благотворительным фондом «Дар» предпринимателя Никиты Мишина. Не чужды интереса к образованию и топ-менеджеры госбанков: четвертый год в Хорошево-Мневниках работает «Хорошкола», учредитель — Яна Греф). 

Тем не менее всё это единичные проекты. Можно ли масштабировать опыт? В мире есть удачные случаи построения франчайзинговых международных проектов в сфере образования, говорит директор школы «Летово» Михаил Мокринский. Залогом эффективной работы такой модели является единая методическая основа с едиными учебниками и едиными подходами, подчеркивает он. В качестве примера собеседник Forbes приводит сеть GEMS Education, в которую входит более 70 школ в шести регионах мира, которые либо построены по модели GEMS, либо консультируются группой. В будущем доля франчайзинговых проектов будет расти за счет развития технологий Big Data  и искусственного интеллекта, внедрения систем автоматизированной обратной связи. «С появлением таких систем, конечно, и франшизы будут расти не по дням, а по часам», — подчеркивает Мокринский.

Возможно, масштабировать удобно технологии учебных заведениях для маленьких детей. В целом рынок частного дошкольного и начального школьного образования будет развиваться быстрее, чем школы для более взрослых детей, считают собеседники Forbes из образовательной сферы. Такие проекты более маржинальны, чем старшие школы, где сложно даже выйти на безубыточность, говорит Полина Мальцева. По ее оценке, средняя маржинальность начальных частных школ составляет 15-20%, в то время как старших — 5%.