Бизнес, который никогда не окупится: зачем миллиардер-сайентолог создает антибиотик от смертельно опасной болезни

Фото Kelly Morfopoulos
Фото Kelly Morfopoulos
Серийный предприниматель и сайентолог Боб Дагган стал миллиардером благодаря лекарству для лечения лейкоза. В 76 лет, вместо того, чтобы на уйти на пенсию, он создает новый препарат — антибиотик для лечения смертельно опасного инфекционного заболевания. Как он собирается зарабатывать деньги в мире, где окупить разработку новых антибиотиков практически невозможно?

Боб Дагган мог спокойно уйти на пенсию в 2015 году, когда он продал фармацевтическому гиганту AbbVie свой биотех-стартап Pharmacyclics, выпускающий препараты для лечения рака. На тот момент Даггану был 71 год, его состояние оценивалось примерно в $3 млрд, а в Коста-Рике его ждал особняк, украшенный огромной фреской с изображением зеленоглазого детеныша ягуара. Бизнесмен мог провести остаток жизни на берегу моря, занимаясь серфингом и читая книги по сайентологии. Однако 76-летний миллиардер отвергает саму идею выхода на пенсию. «Каждому человеку свойственно желать изменить мир к лучшему, используя все свои возможности и ресурсы. Это никак не связано с возрастом», — говорит Дагган.

В апреле 2020 года Дагган стал гендиректором компании Summit Therapeutics, выкупив 60% ее акций примерно за $63 млн. Биофармацевтическая компания, акции которой торгуются на бирже NASDAQ, была основана еще в 2003 году, но до сих пор не начала приносить существенную прибыль. В настоящее время Summit Therapeutics разрабатывает новый антибиотик для лечения распространенного, но смертельно опасного инфекционного заболевания под названием псевдомембранозный колит, которое вызывается бактерией Clostridium difficile. С этой инфекцией часто сталкиваются в больницах и домах престарелых. Чрезмерное размножение бактерии Clostridium difficile приводит к длительной диарее, а в тяжелых случаях — даже к отказу работы органов и летальному исходу. Ежегодно псевдомембранозный колит диагностируют у четверти миллиона американцев, 13 000 из которых впоследствии умирают. 

Чудодейственное лекарство: как Роберт Дагган стал миллиардером

Стремление Даггана изменить мир к лучшему — дело благородное, но при этом не самое простое. Антибиотики, бесспорно, можно назвать одной из величайших историй успеха прошлого века. До открытия пенициллина в 1928 году инфекционные заболевания были главной причиной смертей в Америке, а средняя продолжительность жизни американцев составляла всего 58 лет. Антибиотики кардинально все изменили. Сейчас благодаря широкому доступу к недорогим препаратам для лечения разных заболеваний от туберкулеза до пневмонии продолжительность жизни среднестатистического уроженца Кливленда может составить примерно 80 лет.

Тем не менее, с антибиотиками связаны две проблемы. Первая —  это экономический аспект. На рынке представлено множество различных антибиотиков, почти все из которых — это дженерики, то есть бюджетные аналоги лекарств. «Амоксициллин», к примеру, был представлен миру еще в 1973 году. Сейчас этот препарат считается одним из наиболее часто прописываемых антибиотиков в мире. В связи с тем, что действие оформленного на него патента подошло к концу несколько десятилетий назад, стоимость этого высокоэффективного препарата составляет меньше доллара за упаковку. В настоящее время практически никто не пытается вывести на рынок новые антибиотики, поскольку затраты на их разработку, как правило, составляют около $1,3 млрд. Простого способа окупить их не существует.

Как самый богатый врач в мире хочет победить COVID-19, используя свои методы лечения рака

Сложность ситуации лишь усугубляется второй проблемой — научной. Бактерии быстро мутируют и развиваются, а следовательно, штаммы бактерий, устойчивые к действию определенных антибиотиков, выживают и продолжают размножаться в организме. В итоге для лечения пациентов с заболеваниями, вызванными бактериями, устойчивыми к действию конкретных антибактериальных препаратов, приходится применять другой вид антибиотиков. По словам основателя британского инвестиционного банка Rx Securities Самира Девани, именно поэтому при появлении на рынке новых антибиотиков «врачи стараются отказаться от их использования из-за потенциальной антибиотикорезистентности, чтобы в будущем у пациента была возможность получить эти новые антибиотики при особо тяжелом течении болезни». «С коммерческой точки зрения это означает, что врачи не прописывают пациентам эти новые антибиотики, чтобы сохранить их для будущего», — объясняет Девани.

В результате крупные фармацевтические компании практически перестали разрабатывать новые антибиотики, поскольку затраты на их создание все равно не окупаются. Небольшие компании, которые еще занимаются разработкой новых антибиотиков, сталкиваются с финансовыми трудностями. За последние 18 месяцев конкуренты Summit Therapeutics, небольшие фармацевтические компании Achaogen (15% акций которой принадлежали Даггану) и Melinta Therapeutics, подали заявления о банкротстве. За последние 20 лет было одобрено лишь 25 новых антибиотиков, большинство из которых представляли собой производные от уже существующих препаратов.

Как основатель Groupon хочет победить рак с помощью больших данных

Ни одна из этих проблем не останавливает Даггана. Убежденный сайентолог и ранее инвестировал в неперспективные проекты, которые впоследствии приносили ему деньги. Миллиардер впервые занялся инвестициями во время учебы в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе, где он изучал управление бизнесом. На тот момент ему не было и 25 лет. «В самом начале моей инвестиционной карьеры мой капитал составлял примерно $5000. За полтора года я разогнал его до полумиллиона долларов», — вспоминает Дагган. Одной из первых компаний в его инвестиционном портфеле стал производитель наборов для вышивания Sunset Designs, который в середине 1980-х годов был поглощен за $15 млн крупной британской компанией Reckitt Benckiser Group, специализирующейся на производстве товаров для дома. Впоследствии Дагган был инвестором сети пекарен, производителя роботизированных хирургических инструментов и компании, которая занималась развитием технологии Ethernet. В 2008 году он стал генеральным директором небольшой биотехнологической компании Pharmacyclics.

Именно тогда наконец случился прорыв, благодаря которому Дагган стал миллиардером. Один из лекарственных препаратов Pharmacyclics под названием «Имбрувика» показал эффективность при лечении злокачественных лимфопролиферативных заболеваний, в том числе хронического лимфоцитарного лейкоза, то есть одной из наиболее распространенных форм лейкемии у взрослых. Именно из-за этого лекарства фармацевтическая компания AbbVie в конечном счете поглотила Pharmacyclics за $21 млрд.

Как экс-банкир продает государству лекарств на миллиарды и создает вакцину от COVID-19

Как и у Pharmacyclics, дальнейшая судьба компании Summit Therapeutics зависит лишь от одного лекарства. «Ридинилазол» — это новый антибиотик для лечения псевдомембранозного колита, вызываемого бактерией Clostridium difficile. Клинические исследования данного препарата сейчас проводятся параллельно с исследованиями дженерика под названием «Ванкомицин». Недавно во время второй фазы клинических испытаний было установлено, что «Ридинилазол» не только лучше справляется с лечением псевдомембранозного колита, но и, возможно, способен предотвратить рецидив болезни. Если ученым из Summit Therapeutics удастся доказать, что их новый антибиотик — это не только лекарство, но и профилактическое средство, которое по свойствам превосходит препарат, повсеместно используемый при лечении псевдомембранозного колита, то его можно будет продать дороже.

«Ощущение, что медицинская система создана, чтобы угробить человека». Онколог из рейтинга Forbes об оттоке мозгов, выгорании и идеальных врачах

Аналитик по биотехнологиям из компании Needham Алан Карр считает, что среди всех новых антибиотиков у «Ридинилазола» самые высокие шансы на успех. «В случае с лекарством от псевдомембранозного колита мы имеем дело с хорошей рыночной возможностью», — говорит аналитик, отмечая, что стоимость «Ридинилазола», скорее всего, будет выше, поскольку это таблетки, а не препарат для внутривенного введения. По его словам, это значит, что его можно будет прописывать и амбулаторным пациентам. Тем не менее, Карр добавляет: «Я не считаю, что это лекарство на миллиард долларов. Я думаю, что оно принесет его разработчикам несколько сотен миллионов долларов. Мне не кажется, что это лекарство станет настоящей сенсацией».

Дагган же сводит все эти размышления к простому, но очень важному вопросу: «Как можно не заработать денег, занимаясь разработкой того, в чем нуждаются пациенты?»

Дополнительные материалы

10 миллиардеров, которые зарабатывают на препаратах и тестах для борьбы с COVID-19

Перевод Полины Шеноевой