Как доверие «Роснефти» превратило бывшего торговца векселями Сергея Сударикова в миллиардера

Фото Александра Карнюхина для Forbes
Фото Александра Карнюхина для Forbes
Финансист Сергей Судариков объединил свой бизнес с Романом Авдеевым и тоже стал миллиардером. Какова роль «Роснефти» в успехе партнеров?

Владелец инвестгруппы «Регион» Сергей Судариков очень любит рыбалку. Первую рыбу он поймал в трехлетнем возрасте вместе с отцом, сейчас предпочитает вылавливать тайменя и семгу, добычу часто выпускает обратно в реку. Ментальная связь с друзьями на рыбалке, уверен Судариков, помогает не только хорошо провести время, но и начать новый бизнес. У его партнера миллиардера Романа Авдеева иные интересы: йога, триатлон и турпоходы с семьей — у бизнесмена 23 ребенка, из них 17 усыновлены.

Что их объединяет? Несколько лет назад Московский кредитный банк Авдеева начал тесно сотрудничать с «Роснефтью», а «Регион» Сударикова уже не менее десятилетия структурирует для нефтяной компании важные сделки. Полтора года назад бизнесмены договорились объединить бизнес. В 2021-м Forbes оценивает состояние Сударикова в $1,2 млрд. Как доверие крупнейшей нефтяной компании России помогло ему войти в глобальный список Forbes?

Кузбасс на связи

Звонок из Москвы заставил сотрудников кемеровской компании «Ценные бумаги Кузбасса» (ЦБК) основательно понервничать. Собеседник в трубке сообщил, что представляет инвесткомпанию «Регион», и предложил сотрудничать. Дело в том, что буквально за несколько часов до этого офис «Региона» покинул сотрудник ЦБК с пачкой векселей, после чего на связь не вышел. Шел 1996 год, и сотрудники инвесткомпаний нешуточно рисковали, перемещаясь по стране с ценными бумагами на сотни тысяч долларов в кожаных портфелях. Вскоре все прояснилось. Оказалось, что менеджер ЦБК отлучился из офиса «Региона» и забыл свой портфель с кемеровскими газетами у стола нового сотрудника Сергея Сударикова, а тот о визите человека из Кемерова ничего не знал, заинтересовался региональной прессой и, найдя на полосах объявление о том, что ЦБК торгует ценными бумагами, не преминул им воспользоваться.

Судариков пришел в «Регион» по приглашению основателя инвесткомпании Александра Рудика, с которым учился на мехмате МГУ и жил в одной комнате в общежитии. До прихода в «Регион» Судариков пробовал силы в книжном бизнесе и недолго работал в небольшом Элком-банке. Будущий миллиардер начинал как обычный трейдер: делал в день десятки звонков по телефону с предложением продать или купить ценные бумаги. В 1990-х в ходу было много долговых ценных бумаг, например векселей или казначейских обязательств, вспоминает Судариков. Их выпускали и Минфин, и региональные предприятия, в том числе для взаиморасчетов. Из провинции в Москву постоянно приезжали сотрудники региональных банков и предприятий, чтобы продать или купить такие бумаги. Многие из них шли в офис «Региона».

Мастер-класс по трубе: как миллиардер Дмитрий Пумпянский выстраивает отношения с властью и чем это помогает его бизнесу

Через пару лет Судариков стал коммерческим директором «Региона», а в 2002-м возглавил компанию. Собеседники Forbes вспоминают «Регион» той поры как по-хорошему агрессивную компанию, лидера вексельного рынка. Среди ее клиентов были региональные правительства и средние компании, например «Ютэйр», «Адмиралтейские верфи», «Дикая орхидея». Для них «Регион» организовывал облигационные займы и вексельные программы.

Параллельно компания развивала бизнес по управлению активами. В 2002 году начал формироваться рынок негосударственных пенсионных фондов (НПФ) — правительство ввело понятие накопительной пенсии и позволило гражданам самостоятельно распоряжаться деньгами, идущими на ее формирование. «НПФ по своей природе консервативный инвестор. А поскольку мы всегда в большей степени занимались долговым рынком, нам быстро удалось собрать клиентскую базу. В какой-то момент с нами работало более 30 фондов», — вспоминает Судариков. Среди клиентов были фонды «Сургутнефтегаза», правительства ХМАО, Сбербанка и «Нефтегарант», принадлежавший «Роснефти». Именно этот фонд помог «Региону» пробиться в высшую лигу.

Свой «Регион»

Кризис 2008 года чуть не поставил крест на деятельности «Региона». После краха Lehman Brothers 15 сентября российский фондовый рынок обвалился, а банки начали массово закрывать лимиты на контрагентов. К ноябрю неисполненные обязательства «Региона» превышали 2 млрд рублей, кредиторы, среди которых были Газпромбанк и Новикомбанк, подавали иски, а команда группы, оказавшись с портфелями неликвидных облигаций на руках, пыталась продать их с огромным дисконтом. Судариков вспоминает, что работать приходилось по 20 часов, за день команда могла провести до 30 встреч: «Объясняли ситуацию, пытались удержать клиентов. Возврат каждого клиента — это по большому счету был праздник: собирались вечером и открывали бутылку шампанского».

Ситуацию удалось выровнять в течение нескольких месяцев, а кризис близко свел Сударикова с рядом клиентов, например Сергеем Королем, главой компании «РН-Траст», управлявшей деньгами «Нефтегаранта». Уроженец Новосибирска Король в первой половине 2000-х работал в московском офисе БКС, а затем познакомился с главным казначеем «Роснефти» Петром Лазаревым и сначала возглавил «РН-Траст», а затем стал совладельцем компании. Знакомый Короля говорит, что тот был не просто управляющим пенсионными деньгами нефтяной компании, но и доверенным лицом Лазарева.

Номер первый: что вывело Алексея Мордашова на вершину списка Forbes

«Очень показательно — это был один из немногих клиентов, которые не только не побежали в кризис, но и начали увеличивать обороты, — рассказывает Судариков о Короле. — Мы часто встречались в самые тяжелые месяцы 2008 года, общались по вопросам бизнеса, он меня по-человечески очень поддерживал». И когда Судариков решил развивать собственный проект, он позвал в него Короля. Это произошло во второй половине 2010 года, когда «Регион» окончательно рассчитался по всем долгам и у Сударикова появилось желание реализоваться в собственном бизнесе.

Рудик к тому времени отдалился от дел. В начале 2000-х он несколько лет работал вице-губернатором Иркутской области, затем погрузился в проекты в лесном хозяйстве и агропроме. На известие об уходе ключевого управленца Рудик отреагировал неожиданно. «Когда я подошел к Саше и начал с ним говорить о том, что собираюсь уйти в свободное плавание, он мне предложил выкупить «Регион». И я эту идею воспринял очень позитивно», — рассказывает Судариков. С Рудиком они расстались друзьями и сохраняют теплые отношения.

Сделку закрыли летом 2011 года, ее сумма не раскрывается. Судариков получил в «Регионе» 45%, столько же досталось Королю, еще 10% — Андрею Жуйкову, который строил в группе бизнес по управлению активами. Король внес «РН-Траст» в капитал «Региона», а еще при Рудике группа выкупила у Всероссийского банка развития регионов (ВБРР, дочерний банк «Роснефти») управляющую компанию «Портфельные инвестиции» с активами на 18 млрд рублей.

В 2014 году «Ведомости» со ссылкой на источники, близкие к «Региону» и «Роснефти», писали, что у Петра Лазарева, в 2011 году ставшего финансовым директором нефтяной компании, мог быть личный интерес в «Регионе». Глава крупной управляющей компании говорит, что Лазарев был там скорее идейным вдохновителем процессов. К примеру, Сергей Король начал развивать в группе направление прямых инвестиций. Одним из первых проектов стала реконструкция Гумбейского щебеночного завода в Челябинской области. Владелец завода, компания «ЭнергоАльянс» перешла в собственность «Региона» в июне 2011 года, а перед этим ее владельцем недолго был Лазарев. «Мы участвовали в реструктуризации этого непрофильного актива, в настоящее время он нам не принадлежит», — лаконично сообщил Судариков.

«Регион» получил доступ к средствам «Нефтегаранта» с активами на 17 млрд рублей. Фонд стал одним из крупнейших клиентов, к 2015 году его средства составляли немногим более трети от пенсионных средств в управлении группы

Еще одна компания, «Арктик ресурс», должна была построить рыбоперерабатывающий завод на острове Шпицбергене. В 2011–2012 годах ее возглавлял Леонид Демченков, он рассказал Forbes, что в компанию его пригласил лично Лазарев, который также якобы оказывал лоббистскую поддержку проекту в правительстве. «Это был один из проектов ГК «Регион» в сфере прямых инвестиций. Мы о них заявляли в публичной сфере. К сожалению, не выстреливший в силу многих обстоятельств. В том числе и кадровых. Леонид Демченков — недобросовестный человек, выгнанный из компании, говорит абсолютную ерунду, которую не стоит комментировать», — прокомментировал Судариков.

Как бы то ни было, «Регион» стал одной из крупнейших инвестгрупп в России — за 2011 год ее активы выросли в четыре раза, до 105 млрд рублей. Почти половина этой суммы приходилась на доверительное управление, по этому показателю группа стала второй в стране. «После 2008 года у компаний и банков было много проблемных активов, как денежных, так и материальных, — объясняет Судариков. — Мы занялись индивидуальной работой с ними, беря активы в доверительное управление. Вытащили себя и начали помогать другим». И, конечно, «Регион» получил доступ к средствам «Нефтегаранта» с активами на 17 млрд рублей. Фонд стал одним из крупнейших клиентов, к 2015 году его средства составляли немногим более трети от пенсионных средств в управлении группы.

Высший пилотаж

В первой половине 2010-х, когда «Нефтегарант» перешел под управление «Региона», на финансовом рынке велась настоящая охота на пенсионные фонды. Их активно скупал, например, бывший акционер финансовой группы «Открытие» Борис Минц и параллельно инвестировал в первоклассные московские бизнес-центры. Судариков отлично знает, как Минц строил бизнес: из-за непомерных долгов предприниматель лишился активов в России, сейчас его пенсионные фонды принадлежат «Региону».

Но при грамотном подходе, считает Судариков, недвижимость может быть интересным объектом вложений для НПФ. В спокойные периоды она дает доходность немного выше, чем облигации, в кризисы позволяет компенсировать девальвацию рубля и инфляцию. «Если удается построить такой бизнес — с качественными активами и качественными арендаторами, — это высший пилотаж, — говорит Судариков. — Для меня это некая мечта, я все время пытаюсь двигаться в этом направлении». Неудивительно, что «Регион» активно работал с недвижимостью. Еще в 2004 году группа вместе с Ханты-­Мансийским НПФ развивала ЗПИФ «Югра Недвижимость», на деньги которого в неф­тегазовой провинции возводилось жилье.

В 2012 году пришло время крупных проектов. Первым стала покупка у компании «Инвестпроект» недавно построенного, но пустовавшего несколько лет особняка на Арбатской площади в Москве. В ноябре 2012 года «Нефтегарант» вложил почти 8 млрд рублей в два ЗПИФа, им принадлежал особняк, а «Регион» ими управлял. В отчете «Региона» за тот год говорится, что команда инвестгруппы планировала найти для БЦ арендатора и обеспечивать инвесторам доход за счет ренты. «Слух о сделке по [объектам на] Арбатской площади быстро разошелся по рынку, — вспоминает Судариков. — Мы еще не успели сдать объект в аренду, а нам начали поступать предложения о продаже». В ноябре 2013 года особняк почти за 9,9 млрд рублей выкупила малоизвестная компания «Заэлико-Недвижимость».

Александр Карнюхин для Forbes
Александр Карнюхин для Forbes / Александр Карнюхин для Forbes

Крайне успешная сделка для НПФ «Роснефти»? С одним нюансом. На выкуп особняка у «Инвестпроекта» использовались деньги, полученные через серию сделок в январе 2012 года у самой «Роснефти». Тогда компанию возглавлял Эдуард Худайнатов. Через несколько месяцев он уступил кресло Игорю Сечину, а в 2013 году начал развивать собственную Независимую нефтегазовую компанию (ННК). Именно ННК и стала арендатором особняка. Денежные переводы и схемы сделок подробно разбирались спустя пару лет в суде, когда «Заэлико-Недвижимость» получила от ФНС отказ в возмещении НДС за покупку зданий. Налоговики в суде пытались доказать взаимосвязь «Заэлико-Недвижимости», «Роснефти» и ННК, но в итоге стороны договорились о мирном соглашении. Судариков не комментирует то судебное разбирательство и возможную связь между ННК и собственником особняка: «Мы продали, НПФ получили хорошую доходность, мы этой сделкой очень довольны».

«Регион» инвестировал и в другие крупные БЦ, например Mercedes-Benz Plaza и «Конкорд». В 2015-м компания «Регион Портфельные инвестиции» (так переименовали УК, купленную в ВБРР) зарегистрировала ЗПИФ «Промышленные инвестиции». На конец года в этот ЗПИФ было вложено около 4 млрд рублей из 38 млрд резервов «Нефтегаранта». По данным «СПАРК-­Интерфакса», к 2017 году ЗПИФ «Промышленные инвестиции» управлял бывшей недвижимостью ЮКОСа, доставшейся «Роснефти», например многоэтажным бизнес-центром на Дубининской улице, где располагалась штаб-квартира ЮКОСа, а сейчас квартируется «Роснефть». Крупный финансист говорит, что банкротство ЮКОСа стало важным этапом в карьере Петра Лазарева, который активно участвовал в сделках по выкупу активов компании Михаила Ходорковского. На этой волне, говорит собеседник Forbes, якобы и произошло сближение с «Регионом» — разношерстным хозяйством ЮКОСа надо было управлять, и команда Сударикова предложила свои услуги по структурированию ЗПИФов.

Наследство Ходорковского: кто заработал на бывшей недвижимости ЮКОСа

Резиновая сделка

Интересы Сударикова не ограничиваются финансами и рыбалкой. Он вице-президент организации «Познаем Евразию», которая развивает отношения Италии с Российской Федерацией, Евросоюзом и странами бывшего СССР. Ежегодно ассоциация проводит экономический форум в Вероне, где можно встретить элиту российского бизнеса, в частности Леонида Михельсона и Игоря Сечина.

Это не единственная его связь с Италией. Несколько лет Судариков был бенефициаром пакета акций итальянского шинного гиганта Pirelli. В июле 2014 года люксембургская компания Long-Term Investment (LTI) почти за €760 млн купила 50% компании Camfin S.p.A., которая владела 26,19% Pirelli. Сделка была анонсирована «Роснефтью» ранее, после подписания соглашения о стратегическом сотрудничестве с Pirelli на Санкт-Петербургском экономическом форуме, в совет директоров шинного гиганта вошли Сечин и еще несколько менеджеров нефтяной компании. Долгое время считалось, что LTI — одна из структур «Роснефти», но сделка была структурирована иначе.

Конечный бенефициар пакета акций Pirelli неизвестен, но зарабатывают на нем по-прежнему структуры Сударикова. Акции по сделке репо находится у компании Sova Capital, которой Судариков владеет вместе с миллиардером Романом Авдеевым

Учредителем LTI была российская компания «Долгосрочные инвестиции», зарегистрированная в начале 2014 года. В феврале 2021-го со ссылкой на данные люксембургских реестров проект «Важные истории» сообщил, что владельцем «Долгосрочных инвестиций» была 28-летняя танцовщица из Москвы Айя Белова, чей отец Сергей работал с «Регионом». Судариков рассказывает об этом с легкой усмешкой, по его словам, Айя Белова руководит школой танцев, но при этом является дипломированным юристом и в сделке с Pirelli не участвовала, потому что продала «Долгосрочные инвестиции» еще в апреле 2014-го. Кто покупатель? Это был «Нефтегарант», который купил компанию через ЗПИФ «РФР Долгосрочные инвестиции» под управлением компании «Регионфинансресурс». Эту компанию связывали с «Регионом», руководила ею Наталья Богданова, бывшая сотрудница инвестгруппы. В «Регионе» любую связь отрицают.

По словам Сударикова, на акциях Pirelli пенсионный фонд заработал хорошую доходность — более 50% годовых. «Неф­тегарант» вышел из ЗПИФ «РФР Долгосрочные инвестиции» в марте 2015 года. Как раз тогда обсуждалась покупка крупной доли в Pirelli китайской CNRC и последующий делистинг производителя шин, объясняет источник, знакомый со сделкой. Кто был покупателем, неизвестно, но в 2017 году «Долгосрочные инвестиции» с долгом, сопоставимым со стоимостью пакета Pirelli, купила кипрская WHPA Сударикова. К тому моменту Pirelli собиралась вернуться на биржу (это произошло в сентябре 2017 года), и в ходе IPO «Долгосрочные инвестиции» частично продали свои акции Pirelli. В конце 2019 года собственник пакета акций снова поменялся — компанию LTI (она была переименована в Tacticum) выкупила российская «Тактикум капитал», ее учредила компания «Логос» выходца из «Региона» Александра Бадареу. Конечный бенефициар пакета акций Pirelli (после возвращения на биржу он сократился до 6,2%) неизвестен, но зарабатывают на нем по-прежнему структуры Сударикова. Пакет акций Pirelli по сделке репо находится у компании Sova Capital, входящей в консорциум «Регион», которым Судариков владеет вместе с миллиардером Романом Авдеевым. А Sova периодически использует эти акции для собственных сделок репо.

Эволюция доверия

Кризис 2008 года свел Сударикова не только с Королем, но и с Романом Авдеевым. С середины 2000-х «Регион» пользовался кредитной линией в Московском кредитном банке (МКБ) Авдеева и участвовал в размещении его облигаций. «В 2008 году пришлось урегулировать вопрос возврата кредита, тогда уже мы плотно начали общаться с Романом Ивановичем», — вспоминает Судариков. Авдеева Судариков называет человеком, глубоко погружающимся в любой процесс, он проникся уважением к его жизненным принципам и благотворительной деятельности. «На базе этого глубокого взаимного уважения мы стали достаточно много общаться по бизнесу, делать совместные проекты там, где получалось дополнять друг друга, — говорит Судариков. — Например, «Региону» не хватало продуктов, которые может предоставить крупный банк, а МКБ не хватало компетенций в управлении активами и инвестбанкинге». В 2015-м «Регион» принял участие в IPO МКБ, выкупив 9,5% акций банка.

Затем «Регион» стал совладельцем в других активах Авдеева, например девелопере «Инград» и НПФ «Согласие». Авдеев, начинавший бизнес на заре 1990-х, постепенно отходил от управления, предоставив вести дела менеджерам, вспоминает его знакомый. «Роман Иванович создал бизнес, но управление в нем было выстроено не самым эффективным образом, активы нужно было переупаковать», — говорит он. Осенью 2017 года для МКБ наступил тяжелый период. Рухнуло так называемое московское банковское кольцо — неформальное объединение четырех банков («Открытия», Бинбанка, Промсвязьбанка и МКБ) и их финансовых сателлитов. Участники «кольца» были связаны перекрестными инвестициями: фонды одной группы инвестировали в активы другой в обмен на аналогичные вложения. Не тривиальным был и подход к залогам, например, один кредитор получал в обеспечение акции холдинговой компании, другой — ее «дочек». И когда летом 2017-го Банк России отправил «Открытие» на санацию, крах одного из участников «кольца» вызвал проблемы у других. На санацию отправили Бинбанк и Промсвязьбанк. Рынок ждал падения МКБ, говорит крупный финансист. Он хорошо знаком с семьей Бориса Минца и подтверждает, что МКБ активно финансировал его бизнес.

Как бы то ни было, МКБ не только устоял, но и смог избежать потерь. Речь о кредите Борису Минцу на 25 млрд рублей, который МКБ выдал еще в 2015 году. Изначально залогом были пенсионные активы Минца, к 2018 году к ним добавились акции O1 Properties — владельца премиальных бизнес-центров. Причем эти акции ранее были в залоге у «Открытия» по другому кредиту Минца. Но летом 2017-го бизнесмен заменил этот кредит на балансе «Открытия» облигациями одной из своих структур, вывел акции O1 Properties из залога и заложил их уже в МКБ. Так эти сделки описываются в материалах Высокого суда Лондона, где нынешняя команда «Открытия» судится в семьей Минца. А Авдеев решил проблему с долгом изящнее — весной 2018 года он переуступил кредит компании Riverstretch Валерия Михайлова, бывшего топа-менеджера «Региона». Летом 2019 года Судариков и Авдеев объявили об объединении активов. «Мы к этому пришли естественным эволюционным путем, — рассуждает Судариков. — Это результат накопленного доверия». 

Нефти хватит на двоих

Свое первое за много лет интервью Судариков дает Forbes в залитой февральским солнцем переговорной комнате на 14-м этаже бизнес-центра «Дом Парк Культуры» на Садовом кольце. Вход в бизнес-центр отмечен логотипом «Региона», но на ручках и карандашах в переговорной — фирменные знаки «Россиума» Авдеева. Авдеев и Судариков не форсируют процесс объединения. «Есть два по-разному развивавшихся бизнеса, которые надо как-то совместить, при этом нужно постараться ничего не испортить, а только улучшить, — объясняет Судариков. — Поэтому мы ко всем процессам подходим достаточно осторожно».

Владельцу «Региона» сейчас принадлежит 26% в «Россиуме», он передал в концерн два бизнес-центра и ипотечную компанию. Кроме того, «Нефтегарант» был объединен с пенсионным бизнесом Авдеева под брендом «Эволюция» («Россиуму» принадлежит 60%).

Пенсионный бизнес остается для Сударикова и Авдеева одним из приоритетных. В 2019 году его куратором стала Галина Морозова, с середины 1990-х управлявшая НПФ Сбербанка и хорошо знакомая с руководством «Региона». С 2014 года правительство регулярно замораживает перечисление пенсионных накоплений в НПФ — эти деньги расходуются на выплаты нынешним пенсионерам. Сударикова это не смущает, он считает, что есть достаточно источников для роста средств под управлением: «Во-первых, доходы, во-вторых, приобретение других фондов. Кроме того, открыт рынок негосударственного пенсионного обеспечения — корпоративных и индивидуальных пенсионных программ.

Я горжусь, что «Роснефть» позволяет нам с ней работать. Мы начали проводить первые сделки с в 2003 году и продолжаем работать с этой структурой — это, наверное, свидетельство очень качественного сервиса

Сегодня время новых продуктов и возможностей, которые позволяют вовлечь человека в процесс управления своими пенсионными средствами». В 2020 году Судариков и Авдеев приобрели НПФ «УГМК-Перспектива», в 2021-м — НПФ «Сафмар» с активами на 260 млрд рублей у семьи миллиардера Михаила Гуцериева. В итоге под управлением «Региона» и «Россиума» находится почти 1 трлн рублей пенсионных денег. Партнеры зарабатывают не только на управлении активами. По данным портала Cbonds, в 2020 году группа Сударикова и МКБ выступили организаторами облигационных выпусков на 483 млрд рублей (без учета собственных выпусков), обойдя по этому показателю других крупнейших игроков, например Газпромбанк и «ВТБ Капитал».

МКБ наращивает сотрудничество с «Роснефтью». В 2020 году банк выступил организатором синдицированного кредита на $7 млрд для международного нефтетрейдера Trafigura, купившего 10% в «Восток Ойл», новом крупном проекте «Роснефти». Авдеев в интервью Forbes называл «Роснефть» лишь одним из клиентов, сотрудничеством с которым он гордится.

Какова позиция Сударикова? «Роснефть» — одна из крупнейших российских компаний, номер один по размеру отчислений в бюджет, — говорит он. — Думаю, любая финансовая организация была бы заинтересована в таком клиенте. Я горжусь, что эта компания позволяет нам работать с ней. Мы начали проводить первые сделки с «Роснефтью» в 2003 году и продолжаем работать с этой структурой — это, наверное, свидетельство очень качественного сервиса, который мы стараемся предоставлять».

Глава одной из крупнейших российских управляющих компаний, рассуждая о «Регионе», называет его менеджерским проектом, превратившимся в квазигосударственный. По его словам, это некий финансовый анклав в орбите «Роснефти», созданный близкими к ней людьми.

Сергей Король в начале 2016 года вышел из совладельцев «Региона», продав свою долю Сударикову, и переехал на Кипр. Итальянский исследовательский проект IRPI называет его собственником многочисленных инвестфирм и фондов недвижимости, например в Австрии. В 2018 году, писала La Stampa со ссылкой на отчет департамента Банка Италии по борьбе с отмыванием денег, структура Короля могла выкупить у Галины Лазаревой, жены Петра Лазарева, курортный комплекс в Финляндии. В Италии Лазаревой принадлежит недвижимость в комплексе Portopiccolo близ Триеста. Здесь же владеют небольшими апартаментами на 52 кв. м и 92 кв. м две дочери Сударикова. 

UPD: С лета 2019 года компания Sova Capital не входит в концерн «Россиум», а напрямую принадлежит Роману Авдееву (90%) и его партнеру Николаю Каторжнову (10%).

Дополнительные материалы

Прибавили в весе: кто из миллиардеров увеличил свое состояние за год больше других