К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

 

Лиги выдающихся джентльменов: как участники списка Forbes заново изобретают спорт 

Фото ALI HAIDER / EPA / ТАСС
Попытка создания футбольной Суперлиги всколыхнула спортивный мир, но провалилась. Как у Леонида Богуславского и Константина Григоришина получилось сделать то, что не удалось лучшим футбольным клубам Европы?

Для главы УЕФА Александра Чеферина суббота, 17 апреля, выдалась крайне нервной. Он узнал, что несколько топовых европейских футбольных клубов планируют создать собственную лигу, и бросил все силы на то, чтобы не допустить этого. Появление нового турнира грозило европейской футбольной ассоциации падением стоимости телеправ на матчи и уходом части спонсоров.

О создании Суперлиги было объявлено в воскресенье, 18 апреля, учредителями выступили 12 клубов — шесть английских («Арсенал», «Челси», «Ливерпуль», «Манчестер Сити», «Манчестер Юнайтед», «Тоттенхэм»), три испанских («Реал», «Барселона», «Атлетико») и три итальянских («Милан», «Интер» и «Ювентус»), а американский банк JPMorgan Chase пообещал выделить на создание турнира до €6 млрд. Но просуществовал проект недолго. УЕФА пригрозила отстранить участников Суперлиги от национальных чемпионатов, против нового турнира выступили премьер-министр Великобритании Борис Джонсон и британские болельщики. К 21 апреля Суперлига прекратила существование.

Создание Суперлиги всколыхнуло спортивный мир, но ничего нового европейские клубы не придумали. Коммерческие лиги — с ограниченным числом участников и полным контролем над финансовыми потоками со стороны клубов — распространены в США. Первая лига появилась еще в XIX веке в бейсболе, сейчас популярные лиги существуют в американском футболе (NFL), хоккее (NHL) и баскетболе (NBA). В начале 1970-х две ассоциации — мужская и женская (ATF и WTA), призванные защищать интересы спортсменов, появились в теннисе. Но это скорее исключение — в большинстве видов спорта всем заправляют международные и национальные федерации, которые, в свою очередь, поддерживаются Международным олимпийским комитетом (МОК).

 

Дисквалификация за фальстарт: почему провал Суперлиги — плохая новость для футбола

В 2016 году миллиардер  распустил свою велокоманду Tinkoff и в интервью Forbes сетовал, что ему так и не удалось превратить команду в полноценный бизнес. Одна из причин — главные гонки Мирового тура проводят частные медиаорганизации ASO и RCS Sport. Они получают деньги от продажи телевизионных прав, но не делятся ими с командами. Ситуацию могло бы спасти создание лиги, владевшей правами на телетрансляции и распределяющей деньги между командами, полагал Тиньков, но ASO и RCS Sport, по его мнению, не были заинтересованы в реформах.

Тиньков в итоге ушел из велоспорта. Но построить коммерческие лиги удалось другим участникам списка Forbes. В 2017 году Суперлигу триатлона (Super League Triathlon, SLT) запустил миллиардер , двумя годами позже украинский мультимиллионер Константин Григоришин начал проводить соревнования под эгидой Международной лиги плавания (International Swimming League, ISL). Как устроены эти лиги и какую угрозу таят для спортивных функционеров?

Скромные атлеты

Леонид Богуславский заинтересовался триатлоном в 62 года, после того как друзья подарили ему книгу триатлета Криса Маккормака «Я здесь, чтобы победить». Уже на своих первых соревнования в Майами, где нужно было преодолеть половину дистанции Ironman (проплыть 1,9 км, проехать на велосипеде 90 км и пробежать 21 км), предприниматель занял третье место в своей возрастной группе. Богуславский познакомился и с самим Маккормаком, вместе с которым в 2017 году запустил коммерческую Суперлигу триатлона, к ним также присоединился бывший менеджер Volkswagen Михаэль д’Юлст.

Леонид Богуславский

Партнеры предвидели трудности. В конце 1990-х в Австралии уже была создана коммерческая лига Formula 1 Sprint Series, названная по аналогии с известными автомобильными гонками, потому что соревнования проходили на кольцевых трассах. В этих соревнованиях участвовал Маккормак. Лигу ждал незавидный финал. Президентом Международного триатлонного союза (ITU) тогда был канадец Лес Макдоналд. Главной заслугой Макдоналда было то, что он уговорил президента МОК Хуана Самаранча включить триатлон в Олимпийские игры, говорит Богуславский, но на австралийскую лигу он навалился «не хуже, чем недавно ФИФА и УЕФА — на клубы, попытавшиеся создать Суперлигу». Первая Олимпиада с триатлоном должна была пройти в 2000 году в Сиднее, Макдоналд объявил, что участники Formula 1 не поедут на Олимпиаду, в итоге история лиги ограничилась несколькими стартами.

Основатели SLT сразу пришли с переговорами в ITU и национальные федерации триатлона. Им удалось договориться, и Богуславский подписал с ITU соглашение, регламентирующее работу лиги. «Важными моментами были: гендерное равенство — у женщин и мужчин одинаковые призовые, допинг-тестирование, присутствие на каждом старте технического офицера ITU и координация календарей соревнований — мы стараемся не пересекаться по датам стартов», — объясняет Богуславский.

Богуславский вспоминает историю о том, как Макдоналд показывал Самаранчу гонки длинного триатлона. Президент МОК тогда якобы спросил: «Хорошо, велосипедисты уехали, а когда они вернутся?» «На этом история длинного триатлона и МОК закончилась», — смеется Богуславский. Он признает, что классический длинный и даже Олимпийский триатлон (он включает самые короткие дистанции) не очень интересен для телевидения. «Мы в Суперлиге придумали более динамичные супер-спринт-форматы — у нас каждый раунд из трех дисциплин, например плавание, велосипед и бег, проходит меньше чем за 20 минут, — говорит Богуславский. — А соревнование состоит из трех раундов. Еще мы придумали менять порядок дисциплин, а не только по классике: плавание-велосипед-бег. Это важно потому, что часто выигрывает тот, кто силен именно в последней дисциплине. Именно поэтому классический триатлон пловцы выигрывают очень редко, а бегуны очень часто». Еще один формат — Eliminator, гонки на выбывание. «Торговая марка принадлежит нам, но рассматривается возможность под таким же названием внедрить формат гонки в Олимпийские игры», — рассказывает Богуславский. Пресс-секретарь ITU Олалла Чернуда получила вопросы Forbes о взаимоотношениях с SLT, но не ответила.

Сердитые парни: зачем бизнесмены участвуют в велогонках

Каждый год в рамках SLT соревнуются 25 мужчин и 25 женщин. Есть триатлеты из России, например Игорь Полянский, представлявший Россию на Олимпиаде в Рио. В 2019 году Полянский делился уровнем своих доходов — в среднем 100 000 рублей в месяц, призовые в удачный сезон могут добавить еще 200 000 рублей. Богуславский хорошо знает о скромных заработках в триатлоне — он финансово поддерживал нескольких российских триатлетов, в том числе Полянского. Доходит до того, что атлеты сборной экономят суточные, которые им платят во время участия в международных стартах, чтобы вернуться с ними домой. «В итоге многие думают не о том, чтобы показать выдающийся результат, а чтобы часто ездить на соревнования за рубеж. И даже если в результате атлет попадает на таком соревновании только во второй-третий десяток, ему важно не выпасть из сборной и продолжать участвовать в соревнованиях за рубежом», — говорит Богуславский.

С конца 2020 года Федерацию триатлона России возглавляет Ксения Шойгу, дочь министра обороны Сергея Шойгу. По ее словам, вилка зарплат в российском триатлоне для спортсменов широкая — от 50 000 до 300 000 рублей. Шойгу надеется увеличить заработки российских триатлетов. «Я убеждена, что в профессиональном спорте основным «финансистом» должны быть рекламодатели, поэтому мы будем делать максимум для того, чтобы было больше рекламных контрактов, которые приносили бы деньги. Мы сделаем все возможное, чтобы поддержать наших атлетов. В планах также и увеличение финансирования профессиональных спортсменов со стороны Федерации», — рассказала Шойгу Forbes. Топовые атлеты, по ее мнению, должны зарабатывать от 500 000 до 1 млн рублей. «Если мы говорим о тех атлетах, которые не занимают первые строчки на олимпиадах или международных стартах, то мы ориентируемся на уровень в 100 000-200 000 рублей в месяц», — говорит Шойгу.

Отвечая на вопросы Forbes, Шойгу называет SLT хорошей инициативой, которая позволяет спортсменам дополнительно зарабатывать: «Это очень престижные и дорогие мероприятия. Уверена, что эту инициативу надо [скорее] поддерживать, нежели пытаться как-то соревноваться». Богуславский признает, что призовые SLT не сильно выше тех, которые атлеты могут получить на соревнованиях под эгидой ITU. Но это дополнительные деньги, подчеркивает миллиардер, к тому же SLT берет на себя расходы спортсменов, входящих в лигу.

Мир без женщин, алкоголя и друзей: зачем предприниматели занимаются триатлоном и сколько это стоит

В 2019 году общий призовой фонд ITU составил $3,3 млн. Призовые SLT в сезоне 2021 года — $2 млн, у лиги шесть соревнований, два из которых — в закрытом помещении. «Пандемия помогла нам изобрести фактически новый триатлон в закрытом помещении — SLT Arena Games», — делится Богуславский. Суть в том, что соревнование проходит с помощью велотренажеров и беговых дорожек, которые ставятся вдоль бортика бассейна. А платформа для виртуальных тренировок Zwift (доля в ней принадлежит Богуславскому) обеспечивает картинку трассы с аватарами атлетов. «Этот формат оказался бомбой — старты в Лондоне и Роттердаме смотрели в 160 странах, — утверждает Богуславский. — Сейчас в ITU думают, как перенять этот формат».

У Богуславского сложились дружественные отношения с чиновниками мирового триатлона, но он не отрицает — глобально между спортивными функционерами и коммерческими лигами существует конфликт. Как минимум потому, что последние отъедают у традиционного спорта часть денежного пирога. Бюджеты спонсоров и городов, принимающих мероприятия, не бесконечны, а коммерческие лиги еще и придумывают более инновационные и интересные форматы соревнований. «Есть опасение, что если атлеты начнут много зарабатывать в независимых коммерческих лигах, то у них может снизиться мотивация участвовать в кубках мира, чемпионатах Европы, — рассуждает Богуславский. — Этого федерации боятся — поэтому спортивный мир так взорвался после объявления о футбольной суперлиге. Чиновники от спорта не хотят, чтобы возникли независимые от федераций популярные лиги, как NHL в хоккее или NBA в баскетболе. Ничего личного, просто бизнес». Деловой подход спортивных функционеров в полной мере испытал на себе  Константин Григоришин.

 

Паразиты на воде

Февральским вечером 1998 года на одном из перекрестков Будапешта остановился черный Mercedes медиамагната Яноша Феньо. Владелец десятка венгерских газет и журналов терпеливо дожидался, когда на светофоре загорится зеленый свет, и беседовал по телефону с подругой, как вдруг из припаркованного рядом Mitsubishi Galant выбежал мужчина с пистолетом-пулеметом Agram 2000 в руках и расстрелял машину Феньо. Предприниматель умер на месте. Расследование длилось 20 лет. Только в апреле 2018 году венгерская полиция арестовала 69-летнего члена исполнительного комитета Международной федерации плавания (FINA) Тамаша Дьярфаша. Сейчас суд в Будапеште тщательно изучает связи Дьяфарша с криминальным миром Венгрии — спортивного функционера обвиняют в организации убийства Феньо из-за деловых разногласий.

Начинавший карьеру как спортивный комментатор, Дьяфарш занимал высокое место в мире плавания и с 1993 года возглавлял Венгерскую федерацию плавания (FINA). В отставку он ушел только в 2016 году — это событие с радостью встретили многие венгерские атлеты, в том числе трехкратная олимпийская чемпионка Катинка Хоссу, критиковавшая федерацию за то, что та выделяла недостаточно ресурсов для подготовки пловцов. Отставку Дьяфарша Хоссу прокомментировала эмоциональным постом в Twitter: «Даже самая темная ночь закончится, и взойдет солнце». В 2018 году Хоссу, которую на родине прозвали Железной леди, подала иск к FINA в окружной суд Северной Калифорнии. Разногласия возникли после того, как FINA пригрозила двухлетней дисквалификацией пловцам, которые собирались принять участие в соревнованиях Energy for Swim в Турине под эгидой ISL Константина Григоришина. Из-за позиции FINA соревнования пришлось отменить, но иск Хоссу (к нему присоединились и другие пловцы, а также ISL) подействовал — федерация отменила запрет. Осенью 2019 года состоялся первый сезон соревнований лиги уже под брендом ISL.

Катинка Хоссу

В украинском Forbes Григоришин в этом году занимает 37-е место, его состояние оценивается в $275 млн. Сколотивший капитал на энергетике и машиностроении, бизнесмен 10 лет поддерживал детские плавательные лагеря, а альтернативную FINA лигу создал, чтобы, как сам признавался, «устроить что-то более веселое». Сезоны ISL разделены на серии двухдневных матчей, каждый длится пару часов. В 2020 году лига провела 13 соревнований в октябре и ноябре.

Спортсмены соревнуются не друг с другом, а поделены на команды — в сезоне 2020 года выступали десять команд, по 14 мужчин и женщин в каждой. В каждом матче команды зарабатывают очки, четыре лучших выходят в финал. У Григоришина есть четкая экономическая логика. «Выручка зависит от интереса к вашему соревнованию и количества контента. Если вы производите мало контента, вы не сможете создать свою аудиторию, если много — он теряет ценность, должна быть золотая середина — несколько сотен часов высококачественного контента в год, на мой взгляд», — говорит Григоришин.

 

В 2018 году в разгар конфликта с FINA Григоришин называл спортивных бюрократов паразитами, а Sunday Times со ссылкой на документы ISL писало, что несколько руководителей Федерации плавания якобы потребовали от лиги $50 млн в обмен на обещание не строить препоны. Федерация позже это опровергала.

Григоришин не комментирует историю с $50 млн, но не скупится на критичные замечания в адрес FINA. Главный тезис — федерация не способна выплачивать атлетам достойное вознаграждение, в то время как ISL ориентируется на американские лиги, которые отдают спортсменам до 50% дохода. Ежегодно FINA проводит чемпионаты мира по плаванию — на длинной воде по нечетным годам и на короткой (в 25-метровых бассейнах) — по четным. Есть и менее популярные соревнования — например, по водному поло или плаванию в арктической воде. Каждый чемпионат длится около недели, при этом количество интересных заплывов умещается в четыре часа, как в ISL, утверждает Григоришин: «Таким образом, FINA создает четыре часа реального контента в год, но растягивает его на неделю — с предварительными заплывами, поднятием флага, пением гимнов, выступлениями бюрократов и тем самым только снижает стоимость этого контента. Это тяжеловесный и малоинтересный формат, его сложно продать. Откуда у FINA деньги? Это выплаты со стороны МОК и государств, для которых еще есть элемент престижа в проведении чемпионатов. Но стабильный денежный поток такая модель не обеспечивает».

За четырехлетний цикл 2015-2018 годов (более свежей отчетности нет) FINA в среднем зарабатывала 50-60 млн швейцарских франков в год ($55-65 млн). «В мире есть 400 первоклассных пловцов, если бы FINA делилась с ними 50% прибыли, то им бы этого хватило, чтобы не умереть с голоду», — иронизирует Григоришин. В реальности в 2015-2018 годах FINA выплатила в качестве призовых 31 млн франков ($34 млн) — 13% дохода за четыре года.

Константин Григоришин

В 2017 году доходы FINA составили 78 млн франков ($86 млн), при этом во время чемпионата мира в Будапеште, писало издание The Australian, федерация потратила на своих руководителей, многие из которых были старше 70 лет, и приближенных спортивных функционеров более $9,5 млн долларов. Например, члены бюро федерации проживали в пятизвездочном Budapest Marriott, где стандартные номера стоят $750, а люксы с видом на Дунай — от $2000 за ночь. Кроме того, руководство FINA получало внушительные суточные — $650 на человека. «Весь смысл федераций — удовлетворять интересы чиновников, которые голосуют за руководителей федераций, а сами они пытаются оправдать свое существования разговорами про спортивную солидарность и идеалы и развитие африканского спорта», — категоричен Григоришин.

 

Бизнесмен признает, что ISL еще не вышла на самоокупаемость — помешала пандемия коронавируса. В 2019 году Григоришин потратил на ISL $25 млн, в 2020-м, писали «Ведомости», в аналогичную сумму обошлось обустройство антиковидного «пузыря» на острове Маргит, где лига проводила соревнования.

Кроме того, Григоришин выделил $6 млн на поддержку участников ISL, выплачивая им ежемесячную зарплату от $1500 до $3500. Помимо финансовой поддержки пловцов, ISL выполняет и другую функцию. «У каждого атлета есть не только спортивная, но и коммерческая стоимость, — объясняет Григоришин. — Есть спортсмены, которые обладают и талантом, и харизмой, они могли бы создать свою коммерческую стоимость, но для этого им нужна платформа. Если вас показывают за весь год четыре минуты на чемпионате или Олимпиаде, вы не создадите коммерческую стоимость. А лига предоставляет такую возможность. Атлеты создают интересный контент, его покупают спонсоры и бродкастеры, какая-то часть достается атлетам, а лучшие из них создают коммерческую стоимость и продают себя сами. А не ждут милости от какого-нибудь чиновника из федерации, который скажет: «Так и быть, дам тебе зарплату, бесплатный костюм и пару раз в год вывезу поплавать за границу».

В 2016 году Катинка Хоссу стала первой пловчихой, заработавшей за карьеру $1 млн призовых. Спортсменке также принадлежит бренд Iron Lady, под которым выпускаются купальники. Большие заработки — редкость для плавания. В 2018 году австралийский пловец и олимпийский чемпион 2016 года Кайл Чалмерс говорил, что планирует после Олимпиады в Токио бросить плавание и построить карьеру в Австралийской футбольной лиге (AFL). Ежегодный заработок Чалмерса, делился он, составлял 14 700 фунтов стерлингов, в то время как игроки AFL получали больше 200 000 фунтов.

10 самых перспективных российских спортсменов моложе 30 лет — 2021

10 самых перспективных российских спортсменов моложе 30 лет — 2021

Фотогалерея «10 самых перспективных российских спортсменов моложе 30 лет — 2021»

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+