К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

Кино-гарантия: как Сергей Саркисов построил группу РЕСО и начал снимать фильмы


Forbes выяснил, как Сергей Саркисов создал одну из крупнейших в России страховую компанию с 30-летней историей и почему переключился с финансов на кино
Сергей Саркисов (Фото Ивана Кайдаша для Forbes)

Майское солнце мягко освещает проселочную дорогу, поблескивая на трехлучевой звезде фашистского «мерседеса», уезжающего из побежденного русскими Берлина. «Чего еще ждать от диких скифов!» — раздраженно бросает генерал фон Вартенслебен, насильно высаженный из автомобиля советским майором. В офицере вермахта внимательный зритель узнает участника списка Forbes Сергея Саркисова, состояние которого оценивается в $850 млн. 

Это кадр из его кинокартины «На Париж!», где бизнесмен выступил в роли режиссера и сопродюсера. Военная комедия стала его первым полным метром. Кинематограф, о котором Саркисов рассказывает в интервью Forbes с большим энтузиазмом, пока не приносит ему прибыли. Основным источником благосостояния бизнесмена и его семьи по-прежнему остается «РЕСО-Гарантия», крупнейшая частная страховая компания России по прибыли и капиталу.

Зажигательное фламенко

В отличие от многих бизнесменов 1990-х Сергей Саркисов сразу строил свой бизнес «по специальности». Страховую компанию РЕСО он зарегистрировал и возглавил в ноябре 1991 года, через три месяца после августовского путча, и с тех пор остается ее основным идейным вдохновителем. К тому моменту у молодого предпринимателя уже был 10-летний опыт работы в сфере страхования — в 1981-м, окончив МГИМО, Саркисов устроился по рекомендации в «Ингосстрах», одну из двух страховых компаний-монополистов СССР, работавшую за рубежом.

Реклама на Forbes

В то время «Ингосстрах» возглавлял Леонид Богданов, отец его близкого друга и сокурсника Александра Богданова, который позже уехал в Америку и стал инвестбанкиром. Богданов хотел бы взять на работу своего сына, но в «Ингосстрахе» семейственность не допускалась, поэтому пригласил его друга. Отец Саркисова в свою очередь устроил сына Богданова в Алмазювелирэкспорт.

В 1987 году Саркисов уехал на Кубу, сначала руководил там представительством «Ингосстраха», а затем стал главным по всей Латинской Америке. Направление было выбрано неслучайно — в детстве он жил на Кубе с родителями, там же родился его младший брат Николай, испанский был для него первым иностранным языком в институте. В 1990 году вице-президентом «Ингосстраха» стал Владимир Кругляк, с которым Саркисов уже не раз пересекался по работе. Коллеге было известно про планы выхода на российский рынок испанской страховой компании Iberia, и он познакомил Саркисова с ее владельцем Энрике Бернатом, также основателем компании Chupa Chups.

Государственный «Ингосстрах» в то время не мог предложить ничего подходящего иностранцам, но можно было создать совместное предприятие с одним из первых в России коммерческих банков — Автобанком. После приватизации «Ингосстраха» банк и страховая компания стали акционерами друг друга. Саркисову предложили возглавить СП и пообещали опцион на 30% долей. Iberia внесла в капитал синюю BMW стоимостью $52 000, Автобанк — деньги. Когда Саркисову потребовался дополнительный капитал, он вложил в компанию свои средства — $10 000, в том числе вырученные от продажи норковой шубы жены. Бизнесмен не просто говорил с испанцами на их родном языке, у него с ними был и общий «бизнес-язык». «У Берната было пятеро детей, но меня он называл любимым сыном», — с гордостью вспоминает Саркисов.

Реализовать опцион Саркисову не удалось: компании нужно было срочно наращивать капитал, и она начала привлекать новых акционеров. В их число вошли практически все крупнейшие на тот момент банки страны. Саркисов вспоминает, как на совет директоров РЕСО в 1994 году в штаб-квартире Iberia в Барселоне, в знаменитом Casa Batlló Гауди, собрались президенты банков: Сбербанка — Олег Яшин, Автобанка — Наталья Раевская, Агропромбанка — Юрий Трушин, «Возрождения» — Дмитрий Орлов, а также президент «Ингосстраха» Владимир Кругляк. «Тогда шутили: если с нашим самолетом что-то случится, половины банковской системы России просто не станет», — говорит Саркисов. К этому моменту компания уже называлась не просто РЕСО, а «РЕСО-Гарантия» — название придумал соратник Саркисова Нельсон Айрапетян.

В 1993 году он покинул компанию, по словам Саркисова, они «не сошлись в стратегическом видении будущего компании». На место Айрапетяна бизнесмен пригласил своего младшего брата Николая. Тот успел уже поработать в Промсырьеимпорте и создал свою компанию по торговле строительным оборудованием. «Он блестящий продавец», — объясняет Сергей Саркисов.

Николай Саркисов занялся в «РЕСО-Гарантии» привлечением корпоративных клиентов и работой с VIP-клиентами. Сергей сделал брата равноправным партнером. Равноценен ли вклад братьев в успех бизнеса РЕСО? «Я старший», — уклончиво отвечает Сергей. Знакомый Саркисовых считает: «Все, что есть в РЕСО, придумал Сергей. Брата просто нужно было куда-то пристроить».

За альянсом альянс

«РЕСО-Гарантия» неоднократно и весьма успешно меняла партнеров. В 1997 году, чтобы выскользнуть из-под Автобанка, который стал стратегическим акционером «Ингосстраха», Сергей Саркисов договорился с главой Инкомбанка Владимиром Виноградовым: Инкомбанк выкупил 25% +1 акцию «РЕСО-Гарантии», а страховая компания стала миноритарным акционером банка. Кризис 1998 года и болезнь Виноградова помешали амбициозным планам. Активы на балансе Инкомбанка растащили и частично распродали менеджеры. Та же участь постигла и акции РЕСО. «Все украли, их собирали по всей стране. Последнюю сделку вообще провели с человеком, который, после того как украл эти акции, успел попасть в тюрьму», — вспоминает Саркисов. Собрать, по словам Саркисова, удалось все 33%, и, переждав кризис, Саркисов нашел новых союзников — группу МДМ Андрея Мельниченко и Сергея Попова.

В 2000 году МДМ-банк приобрел 33,3% акций «РЕСО-Гарантии» чуть меньше чем за $8 млн. Владельцы банка и страховщика планировали развивать все виды финансовых услуг: банковские, страховые, лизинговые. Но этим планам не суждено было сбыться. Причиной разногласий стало предложение Мельниченко Саркисову купить «Росгосстрах», за право владения которым тогда развернулась нешуточная борьба. Основателю РЕСО эта идея категорически не понравилась, и через некоторое время Мельниченко с его согласия передал акции председателю наблюдательного совета МДМ-банка Александру Мамуту. К тому моменту пакет размылся до 10% — были выпущены новые акции, которые купили братья Саркисовы. Чуть позже Саркисовы выкупили акции и у Мамута. Для развития РЕСО нужны были новые деньги. Саркисовы хотели провести IPO или привлечь крупного стратегического инвестора. Под эти задачи в холдинг был приглашен Андрей Савельев, председатель правления МДМ-банка, он стал младшим партнером с пакетом 3,9%.Интерес к российскому страховщику проявили несколько международных структур, в их числе немецкая ERGO и группа PPF Петра Келлнера, который в итоге приобрел миноритарный пакет «Ингосстраха».

Первую статуэтку «Эмми» Сергей Саркисов получил в 2020 году за документальный фильм «Ненависть среди нас» (Иван Кайдаш для Forbes)

В 2006 году «РЕСО-Гарантия» объявила о намерении провести IPO во II квартале 2007-го, разместив на российских биржах около 20% акций. Организаторами выбрали Deutsche Bank, Dresdner Kleinwort и Morgan Stanley. Для проведения IPO все было готово, но компания отложила его после роуд-шоу. Причиной стали опасения, что планка для инвесторов завышена — компанию оценивали в $1,8–2,2 млрд. Еще одно обстоятельство: среди потенциальных покупателей в основном оказались хедж-фонды. Встреча с представителем одного из них окончательно убедила владельцев РЕСО отказаться от идеи продавать пакет по частям. Обсуждать предстоящее размещение представитель инвестфонда, под управлением которого было $5 млрд, пришел в шортах и сланцах, а на вопрос о горизонте инвестирования ответил: «Обычно между завтраком и обедом». «Мы поняли, что этим людям все равно, что будет с нашей компанией через год», — вспоминал глава РЕСО Андрей Савельев. В результате в мае 2007 года 10% акций РЕСО приобрел Европейский банк реконструкции и развития за $150 млн.

Эта сделка, ставшая крупнейшей на тот момент инвестицией ЕБРР в акции российских компаний, для РЕСО была лишь разминкой перед по-настоящему крупным private placement. Найти стратегического инвестора Саркисову вновь помогло умение поддерживать связи с людьми и располагать их к себе. В 2007 году к нему обратился сотрудник одной из крупнейших в мире страховых компаний AXA Юрий Лоренц, француз с русскими корнями, с которым он познакомился еще на заре кооперативного движения. Лоренц рассказал Саркисову, что французы ищут партнера в России, и предложил встретиться. Саркисов с удовольствием согласился. У «РЕСО-Гарантии» на тот момент готовилась сделка с Петром Келлнером, однако стороны не смогли договориться. «Они хотели купить миноритарный пакет, но при этом управлять компанией», — говорит, разводя руками, Саркисов.

Пакет документов к продаже был готов, но тут появилась AXA. В декабре 2007 года AXA объявила о покупке 36,7% акций РЕСО за €810 млн. «РЕСО построила одну из ведущих страховых компаний в России с долей рынка 7%, в первую очередь ориентированную на розничное страхование автотранспортных средств и поддерживаемую сетью из 18 000 агентов, вторую по величине в России» — так объясняла своим акционерам французская компания целесообразность покупки. На момент заключения сделки холдинг РЕСО уже объединял более 20 компаний, в том числе девелоперский бизнес, лизинговые компании «РЕСО-Лизинг» и «РЕСО-Траст» и сеть клиник Medswiss. Саркисовым тогда принадлежало 85,7% акций компании, ЕБРР — 10%, еще 3,9% — Савельеву, в рамках сделки их доли уменьшились пропорционально. Тогда же AXA предоставила основным акционерам РЕСО кредит на $1 млрд на шесть лет под залог их доли в компании. Саркисов называет сделку «великолепной», и его можно понять: если для сделки с ЕБРР РЕСО была оценена в $1,5 млрд, то для сделки с AXA — уже в €2,2 млрд, или $3,2 млрд (на $1 млрд выше верхней границы несостоявшегося IPO). «РЕСО-Гарантия» стала самым дорогостоящим российским приобретением иностранных страховщиков.

Довольны ли в AXA сделкой? Санкции и обвал рубля в конце 2014-го снизили оценку принадлежащего ей пакета до $380 млн, а стоимость РЕСО — до $1 млрд. В ее годовом отчете отмечалось, что снижение оценки обусловлено «ухудшением экономических перспектив в России», хотя финансовые показатели компании в рублях существенно выросли. События 2014 года сорвали и другую сделку — лизинговый бизнес РЕСО на Украине собирался купить ЕБРР. «Председателем банка был голландец, и когда сбили голландский самолет [Boeing 777 в Донбассе], он сказал, что в Россию не вложит ни одного евро», — вспоминает Саркисов. Опцион на дополнительный выкуп акций AXA тоже не реализовала.

В 2016 году акционеры страховщика вновь вернулись к обсуждению IPO: AXA хотела выйти из капитала РЕСО, но ожидания менеджмента относительно оценки компании были сильно завышены, рассказывает источник Forbes на Московской бирже. Это произошло во второй раз, но был и третий. По словам Саркисова, РЕСО готовилась к IPO и в 2020 году, но снова отказалась: «Нам просто сказали, что дисконт на Россию составляет 40%. Зачем нам это надо?» Тем не менее розничным инвесторам акции компании могут быть интересны — «РЕСО-Гарантия» начала исправно платить дивиденды: в 2020 году на эти цели было направлено 13 млрд рублей, а в 2021 году — 20 млрд рублей. Саркисов очень доволен своим сотрудничеством с AXA, но у него есть и обратная сторона. В 2021 году AXA и РЕСО после долгого перерыва снова попали в сводки мировых СМИ, когда Национальная финансовая прокуратура Франции (PNF) начала расследование в отношении бывшего президента страны Николя Саркози на предмет его «торговли влиянием».

После ухода с поста Саркози вернулся к прежней работе — оказанию юридических услуг. Среди клиентов Саркози оказалась «РЕСО-Гарантия», в 2019 году заключившая с ним трехлетний контракт на участие в Комитете по стратегии с оплатой €1 млн в год. По словам Саркисова, Саркози был приглашен в Комитет по стратегии по согласованию с АХА. У него есть офис в Париже недалеко от офиса AXA, он обслуживает корпоративных клиентов, и AXA — один из них. По итогам 2020 года AXA оценила РЕСО в €1,65 млрд, или $2 млрд, за 13 лет российская компания потеряла почти 25% стоимости. Это, впрочем, не мешает «РЕСО-Гарантии» оставаться одним из лидеров российского рынка страхования. Ближайшие конкуренты среди частных компаний — «Альфастрахование» и «Ингосстрах».

По страховой премии (нетто) на 1-м месте «Альфастрахование» (180,7 млрд рублей), на 2-м — «РЕСО-Гарантия» (104,6 млрд рублей), на 3-м — «Ингосстрах» (100,2 млрд рублей), но по прибыли (23,4 млрд рублей) и по капиталу (101 млрд рублей) «РЕСО-Гарантия» занимает 1-е место. Прибыль «Альфастрахования» — 15,3 млрд рублей, капитал — 47 млрд рублей, у «Ингосстраха» 14,2 млрд рублей и 96,7 млрд рублей соответственно. Важный нюанс. По маржинальности «РЕСО-Гарантия» — безусловный лидер среди частных страховых российских компаний, если не учитывать страхование жизни (это направление принято оценивать отдельно).

Реклама на Forbes

По подсчетам Андрея Савельева, за последние пять лет РЕСО заработала 50% от всей прибыли шести крупнейших частных компаний (кроме названных, это «Ренессанс-Страхование», ВСК, «Согласие»). «РЕСО, думаю, самая эффективная страховая компания из тех, на которые мы смотрим. Я очень хорошего мнения о Саркисове, он талантливый и яркий человек и очень профессионально строит бизнес», — говорит совладелец «Альфастрахования» миллиардер Петр Авен. В чем причина такого успеха? По словам Савельева, это собственная система дистрибуции (38 000 страховых агентов, банки, дилерские центры и онлайн-продажи) и собственная IT-платформа, разработка которой началась еще в 1990-е годы под руководством испанских актуариев. Эта платформа накопила огромный массив данных, который позволяет точнее оценивать риски, а также иметь низкие операционные затраты, поясняет он. И, наконец, команда менеджмента. В РЕСО нет текучки кадров в руководстве — подавляющая часть топ-менеджеров работает в компании более 20 лет.

Лояльны компании и агенты, благодаря чему РЕСО прибыльна в отличие от многих других агентских компаний, которые демпинговали и предлагали агентам более высокие комиссии, добавляет председатель комитета по финансовым рынкам «Опоры России» Павел Самиев.

Без галстука

Сергей Саркисов — человек разносторонний. Он занимался раллийными гонками (забросил их после страшной аварии и рождения близнецов), покорил три пятитысячника (Эльбрус, Арарат и Гокио-Ри) и научился управлять моторным катером в море. А с недавних пор серьезно увлекся кино.

Идея реализоваться на этом поприще пришла сначала его сыну Николаю. По профессии он хирург, сначала стажировался в семейной Medswiss, но затем решил пройти «полевую школу». Условия работы оказались тяжелыми: наследник бизнесмена попал в отделение гнойной хирургии Химкинской больницы, куда часто привозили бомжей, операции приходилось проводить и без наркоза. Этот опыт окончательно убедил юношу в том, что с медициной он свою жизнь связывать не желает. Саркисов-старший к его решению отнесся с пониманием. Получив от отца карт-бланш, Николай поехал в Лос-Анджелес учиться режиссуре и в 2012-м основал там продюсерскую компанию Blitz Films.

Сергей Саркисов давно начал подыскивать себе новое занятие. С приходом в компанию Дмитрия Раковщика на должность генерального директора необходимость вмешиваться в оперативное управление отпала, поясняет он: «Если ты не доверяешь директору — меняй его, если доверяешь — не мешай ему». И тут Саркисов вспомнил о своей любви к литературе и о том, что в юности ему нравилось писать. Его друг Александр Богданов, читавший путевые заметки, сделанные бизнесменом на Тибете, убежден, что талант сценариста у Саркисова есть.

Реклама на Forbes

К новому делу Саркисов подошел основательно и в 2015 году окончил Высшие курсы сценаристов и режиссеров при ВГИКе. Начав с короткометражных фильмов, в 2017 году он взялся за полный метр, и 9 мая 2019 года на экраны вышел его фильм «На Париж!». Картина получила главный приз британского кинофестиваля UK Film Fest, но совершенно провалилась в прокате: фильм собрал 9 млн рублей и $140 000 при бюджете 165 млн рублей. По мнению бизнесмена, он неправильно выбрал дистрибьютора картины: «Я пошел к «своим», а надо идти к лучшим». Blitz Films — семейная компания, помимо отца и сына, в ней генпродюсером работает зять Саркисова Михаил Махарадзе.

«Единственный способ научиться делать кино — это начать его снимать», — цитирует Саркисов знаменитого режиссера Мартина Скорсезе (Иван Кайдаш для Forbes)

Сейчас в портфеле компании около 20 проектов. В целом в РЕСО очень приветствуется преемственность: там семьи работают поколениями, говорит знакомый бизнесмена. «Для Саркисова семья — это сверхценность», — подчеркивает он. Отец и сын Саркисовы пробуют свои силы не только в художественном, но и в документальном кино, и в мультфильмах. Структура портфеля проектов Blitz Films разношерстная, «они были отобраны беcсистемно», обращает внимание кинопродюсер Александр Изотов. Но именно в этом, возможно, есть плюс: два документальных фильма, спродюсированных Саркисовым-старшим, получили дневную премию «Эмми», а самым финансово успешным стал мультфильм «Фиксики: Большой секрет», собравший $15,3 млн при бюджете $4,5 млн.

Есть ли шансы у Саркисова стать успешным в кинематографе? Определенного ответа у профессионалов нет. «Вы правда всерьез пишете о жалких играх богатого парня из 1990-х?» — уточнил у Forbes один из российских продюсеров. Продюсер Дмитрий Рудовский с такой оценкой не согласен: «Я вижу вполне целеустремленного человека, у которого есть действительно живейший интерес. Он не просто балуется деньгами — он потратил массу своего времени, которое мог бы потратить на выбор новой яхты или покупки острова на Сейшелах. Думаю, у него все со временем получится».

В ответ критикам начинающий режиссер цитирует Мартина Скорсезе: «Единственный способ научиться делать кино — это начать его снимать». Суммарные инвестиции Саркисова в кино составляют около $10 млн, по информации Forbes. При этом Blitz Films пока убыточна. Надежды вернуть вложения Сергей Саркисов не теряет: «Я в душе все-таки бизнесмен. Если фильм не приносит доход, значит, что-то в нем не то», — рассуждает он.

Своей любимой работой Саркисов называет самую первую — учебный фильм «Кто я?». В этой ленте бизнесмен в помятом костюме вылезает из багажника роскошного автомобиля, пытается привести себя в порядок, напряженно ведет переговоры по мобильному, а затем, бросив в багажник галстук, дорогие часы и мобильник, расстегнув ворот рубашки, вприпрыжку удаляется в неизвестном направлении. На заднем плане поет Хулио Иглесиас, а на экране появляются слова «Тот, кто снял с себя галстук!!!».

Реклама на Forbes

Конец фильма.

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+