К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Наш канал в Telegram
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях
Подписаться

Новости

Как предприниматель с Аляски стал крупнейшим поставщиком рыбы в Америке

Джо Бандрант, генеральный директор Trident Seafoods (Фото DR)
Джо Бандрант, генеральный директор Trident Seafoods (Фото DR)
Второе поколение руководящего состава Trident Seafoods, крупнейшей в Америке рыбоперерабатывающей компании, стремится повторно инвестировать в бизнес миллиарды долларов, чтобы укрепить свои позиции на Аляске и подготовить к управлению предприятием третье поколение семьи. Корпорация остается одной из последних в пищевой промышленности, находящихся в частных руках. Перед Trident Seafoods стоит задача заново отстроить и переоборудовать производственные мощности, пустив на это миллиарды долларов, но время для больших трат сейчас нелучшее. Почему Джо Бандрант не хочет продавать бизнес и намерен оставить его в семье, несмотря на растущие затраты?

За последние пять десятилетий крупнейшая в США рыбоперерабатывающая компания сделала своим вторым домом отдаленный остров Акутан в штате Аляска. Здесь есть церковь, заложенная основателем фирмы, и аэропорт, частично оплатить строительство которого компания уговорила американский Конгресс. А еще имеется рыбоперерабатывающий завод (крупнейший в стране), через который ежедневно проходит 1360 т продукции. Объект настолько крупный, что на ночь здесь можно разместить 1400 работников.

Рыболовный центр Trident

Завод и десять служебных зданий поменьше постепенно ветшают, и перед частной компанией Trident Seafoods стоит задача заново отстроить и переоборудовать производственные мощности, пустив на это миллиарды долларов. С учетом нынешних задержек в цепях поставок, инфляции, долгих очередей на строительство и новых вызовов, связанных с вопросами окружающей среды, время для больших трат сейчас не лучшее.

Любая другая компания, вероятно, изучала бы варианты продажи бизнеса или искала бы сторонних инвесторов. Но руководитель Trident Seafoods во втором поколении, 56-летний генеральный директор Джо Бандрант, работающий из офиса продаж у грузовой пристани в Сиэтле, где в наличии сотни наименований фирменной продукции, заявляет в эксклюзивном интервью Forbes USA, что он со своей семьей стремится сделать все за собственный счет, чтобы компанией могли управлять и третье, и четвертое поколения.

 

«Стратегии выхода из бизнеса у нас нет, ― говорит Бандрант, перекусывая фирменными продуктами: обжаренным в травах минтаем, неркой под маринадом из томатного джема, мини-бургером с лососем и японским такояки (зажаренными шариками теста с начинкой из осьминога и минтая). ― Интерес к продаже ― ниже нуля».

Сейчас клан переживает поворотный момент. Бандрант занимает кресло генерального директора с 2013 года, но к роли главы семейства начинает привыкать только сейчас. Его отец и основатель Trident Seafoods Чак Бандрант скончался в 2021 году в возрасте 79 лет. В молодости Джо бросил учебу в колледже, чтобы работать вместе с отцом, так что в компании нынешний глава уже давно. Однако отцовские рыбацкие сапоги ему пока еще велики. Многие из 1400 рыбаков предприятия были преданы лично Чаку, а давление на индустрию отлова дикой рыбы со стороны регуляторов, экспертов по выбросам пластика, специалистов по нормам выработки и стартапов, разводящих рыбу на фермах, сильно как никогда раньше.

 

Именно поэтому Бандрант уверен, что сейчас самое время доказать, насколько серьезно Trident Seafoods намерен развивать бизнес на Аляске. «Со временем все наши суда нужно будет заменять, заводы ― строить заново, ― рассуждает гендиректор. ― Но из-за морозов, оттепелей, ветра по 40 метров в секунду, постоянно соленого воздуха повышается цена строительных материалов, а потом еще и стоимость их доставки в нашу отдаленную местность. Я не знаю ни одного венчурного капиталиста, ни одну корпорацию в Америке, которые готовы заниматься подобного рода инвестициями». Тут Бандрант замолкает и выглядывает из окна офиса на серые тучи Сиэтла. «Мы не просчитываем все на следующий квартал, ― продолжает он. ― Не просчитываем на следующий год. Мы работаем на следующее поколение. Вот почему мы ко всему этому готовы».

Если такое и под силу какой-либо фирме или семье, то, определенно, Бандрантам. Чак заработал свои миллиарды сам, и его состояние порядка $1,3 млрд вместе с долей в бизнесе Trident Seafoods были поделены между второй женой Дианой, которая является членом совета правления, и тремя детьми: Джо, Джилл Далсик и Джули Бандрант Роудс. Компании принадлежит около 40 рыболовецких суден и 15 заводов — от Кетчикана на Аляске до Сент-Пола в Миннесоте. Норма выработки рыбы превышает 450 000 т в год. По оценке Forbes, объем годовых продаж Trident Seafoods достигает примерно $2 млрд. В самой компании комментировать финансовые показатели отказались. У Чака на такие случаи даже была известная поговорка: «Кита можно подстрелить, когда он выпускает фонтан». Тем не менее корпорация сама остается одним из последних китов пищевой промышленности, находящихся в частных руках.

«Они делают потрясающие вещи, ― делится Мэттью Вадьяк, бывший клиент Trident Seafoods из сервиса доставки полуфабрикатов для готовки Blue Apron, сооснователем которого является. ― Они вылавливают кучу рыбы, но при этом не забывают об устойчивом развитии. Я бывал на рыбных хозяйствах по всему миру — от Латвии и Дании до Южной Америки. Trident Seafoods все делает лучше остальных. Намного лучше».

 

История компании начинается с родившегося в Теннесси Чака Бандранта, который в 1961 году бросил колледж после одного семестра. Из Колледжа Центрального Теннесси, как заведение тогда называлось, он уехал с тремя приятелями в Сиэтл на универсале Ford 1953 года с $80 в кармане. Чак всегда хотел стать ветеринаром, но в 19 лет, нарезая рыбу для местного перерабатывающего завода, влюбился в промышленное производство. Вместо того чтобы вернуться к учебе, молодой человек уехал на Аляску. Там он спал на пристанях и работал на любой рыболовецкой лодке, куда его готовы были взять. Зимой того года он попал на судно по отлову краба. И со временем дорос до должности капитана.

«Спал он мало, ― вспоминает Джо Бандрант. ― Ел тоже немного. В моей юности отец жил на одном кофеине и сигаретах».

В 1973 году вместе с двумя другими краболовами Чак Бандрант стал соучредителем Trident Seafoods на Аляске. Они построили 41-метровую лодку «Биликин», первое в своем роде судно с крабоварками и морозильным оборудованием на борту. Эту лодку компания эксплуатирует по сей день. В 1980-х пика достигла конкуренция по отлову тихоокеанской трески. Чак Бандрант обратил внимание на минтай, мелкий вид, который повары тогда называли сорной рыбой. Как помнит Джо, никакого плана по ее коммерческой реализации не было. Привезя в офис первые десять контейнеров с филе дикого минтая, отец отправил их прямиком в подсобные помещения, и все спрашивали, что это такое. Бандрант-старший отвечал: «Не знаю, но мы придумаем, как это продать».

В 1981 году Чак Бандрант пригласил в гости на дегустацию руководство сети фастфуда Long John Silver's. Им хотелось попробовать треску с Аляски, потому что поставки атлантической были нестабильными. Однако в итоге Чак подал минтай, и ничего об этом не сказал.

«Они продолжали есть и говорили, как вкусно, а потом он, наконец, рассказал, чтó в тарелке на самом деле», ― рассказывает Джо Бандрант. В результате Long John Silver's подписали с Trident Seafoods многомиллионный контракт. Минтай впоследствии стал для производителя золотой жилой. «Так и наступили большие перемены. Экономность и готовность быть первыми ― это часть нашей ДНК», ― не скрывает гордости нынешний глава фирмы.

 

Кроме того, в 1981 году компания построила на Аляске свой рыбоперерабатывающий завод на острове Акутан. Расположение на Алеутских островах в 1200 км к юго-западу от Анкориджа и близость к Берингову морю означают, что на протяжении долгих лет завод перерабатывал краба, тихоокеанскую треску и палтуса, но сегодня предприятие занимается преимущественно минтаем.

В коммерческом освоении этого вида Trident Seafoods стали первопроходцами, а со временем достигли статуса основного поставщика для американских сетей фастфуда, включая Burger King, ведь Бандрант продавал минтай дешевле привычной трески.

Благодаря череде сделок семья Бандрант сконцентрировала в своих руках 80% бизнеса. В 1989 году компания была еще небольшой и для дальнейшего роста ей требовались новые ресурсы, поэтому 50% акций тогда выкупила корпорация ConAgra Foods, владевшая убыточным подразделением по вылову рыбы на Северо-Западе США. С приходом Чака Бандранта дела дочерней фирмы пошли в гору, а через семь лет корпорация предложила выкупить долю сооснователей. На этот раз Бандрант-старший решил рискнуть снова.

Чак позвонил сыну Джо, к тому времени в Trident Seafoods уже не работавшему и устроившемуся в Cisco, ― и попросил его вернуться. Как вспоминает Бандрант-младший, отец начал свое предложение с совета. «Бизнес затевают ради собственного эго, ― сказал ему Чак. ― Ты можешь быть сам себе начальником, ставить график по своему усмотрению, а то, что заработаешь, оставлять себе. Второй этап владения бизнесом ― это страх: я на все это подписался, я взял деньги в долг, если у меня не получится, то будет очень и очень обидно. На третьем этапе, сын, сейчас нахожусь я, ― и это ответственность». По словам Джо Бандранта, тогда отец назвал ему длинный перечень сотрудников, которые, насколько он знал, сыну очень нравятся, и сказал: «Если мы продадим компанию, то эти люди станут цифрами для какого-нибудь бюрократа. А они не цифры, они мне как семья, и мы им многим обязаны». В Trident Seafoods Джо вернулся в 1996 году ― это был сознательный шаг к тому, чтобы бизнес оставался в частных руках.

 

После возвращения на семейное предприятие Джо Бандрант поставил перед собой личную цель: заполучить именитого клиента, ускользавшего от Trident Seafoods долгие годы, ― McDonald's. Фирменный бургер филе-о-фиш десятилетиями готовили из трески, но потом перешли на минтай, хотя продукцию сеть закупала не у Trident Seafoods. Многие в родной компании говорили Джо, что он попусту тратит время. Но отец его ободрил, сказав: «Не сдавайся. У тебя получится». Спустя годы тщетных попыток Бандрант-сын все-таки подписал с фастфуд-гигантом контракт на поставку ингредиента для филе-о-фиш во все страны азиатского рынка.

Десятилетиями Чак Бандрант также пытался склонить к себе политиков. В 1998 году Trident Seafoods и другие рыбоперерабатывающие предприятия подтолкнули Конгресс к принятию закона Магнусона⁠–⁠Стивенса. Он ограничил право иностранных компаний работать во внутренних водах на расстоянии менее 320 км от побережья Соединенных Штатов ― иначе требовалось, чтобы 75%-ной долей бизнеса владели американцы. Одним из авторов законопроекта был Бандрант. Предприниматель пообещал сенатору от Аляски Теду Стивенсу, что если Конгресс одобрит предел в 320 км, то он вложит каждый доллар прибыли в развитие штата, чтобы сделать рыбные хозяйства американскими. «Вот почему мы сегодня здесь, ― поясняет Джо. ― У моего отца было особое видение и врожденная сила духа».

Чак Бандрант убедил Стивенса выделить финансы на строительство аэропорта на острове Акутан, чтобы сезонные рабочие Trident Seafoods могли подлетать ближе, прямо к заводу, где трудились, а не добираться каждый раз по несколько часов на пароме. В результате аэропорт открылся в 2012 году, и правительству его сооружение обошлось в $54 млн.

Крупнейшей вертикально интегрированной компании в Северной Америке по-прежнему приходится управляться с бурными водами. Аляска ― один из немногих штатов, защищающих свой сельскохозяйственный сектор, и бизнесу Trident Seafoods это выгодно как никому другому. Это означает одну важную вещь: любая этикетка, на которой написано, что рыба с Аляски, является гарантией того, что она поймана в природной среде. Тем не менее значительная часть рыбной популяции отлавливается иностранными судами, в основном российскими, китайскими и японскими.

 

Помимо всего прочего, необходимо учитывать и изменения окружающей среды. Несколько лет назад, когда над Бристольским заливом Аляски (там нерестится одна из самых многочисленных популяций лосося в мире) нависла угроза открытия проекта металлодобычи Пеббл-майн, лоббисты Trident Seafoods смогли воспрепятствовать этим планам.

«При всей изменчивости в направлениях нереста рыбы диверсификация деятельности по широкому спектру рыбных хозяйств и регионов ― это очень хорошая идея, ― утверждает ученый Рэй Хиллборн, специализирующийся на рыболовецкой отрасли штата. ― В начале 2000-х здесь потерпели неудачу несколько компаний, занимавшихся исключительно лососем, однако игроки типа Trident Seafoods выжили, потому что были диверсифицированы».

В последнее время на Аляске тревожными темпами сокращаются объемы отлавливаемого краба. Положение настолько серьезное, что в этом году впервые за 25 лет закрылось хозяйство по вылову камчатского краба в Бристольском заливе. Причины до сих пор неясны. Возможно, дело в чрезмерном промысле, неточности данных, слишком высоких нормах выработки, повышении температуры воды, излишнем количестве голодных хищников или в чем-то совершенно другом. Но после продажи ракообразных на протяжении десятков лет Trident Seafoods сегодня сталкивается с беспрецедентной нехваткой товара и перспективой того, что так будет и дальше.

Маркетинг компания выстраивает с акцентом на принципы устойчивого развития при отлове дикой рыбы и на то, что при ее обработке в атмосферу выбрасывается меньше парниковых газов, нежели при производстве куриного мяса, говядины и свинины. Но, как бы там ни было, загрязненные пластиком океаны меняются и теплеют, а рыболовецкие суда таких компаний, как Trident Seafoods, ежегодно вылавливают сотни тысяч т морепродуктов, оставляя все меньше и меньше для будущих поколений. Более того, нередко заходит речь и об истощении нынешних запасов. Поэтому в конкуренцию против бизнеса Бандрантов включаются рыбные фермы и аквакультурные хозяйства. Компания могла бы инвестировать в альтернативы. Так делают крупные производители мяса. Но сколько корма рыбе требуется в неволе, генеральному директору Trident Seafoods совсем не интересно. К тому же, коммерческие фермы на Аляске запрещены. «Когда планируешь вкладывать деньги в такие отдаленные места, инвестировать в рыбные хозяйства нужно с полной уверенностью в успехе, иначе это глупая затея», ― объясняет Бандрант.

 

Бизнесмен говорит, что со временем возьмет на себя обязанности председателя совета правления. Станет ли его преемником член семьи ― совсем другой вопрос. До окончательной кандидатуры пока еще очень далеко. По словам Джо, если на руководящую должность захочет претендовать родственник, то с ним будут проводить собеседование в одной очереди со всеми остальными.

Потенциальными наследниками рыбоперерабатывающей империи являются 13 внуков и несколько правнуков Чака Бандранта. Любой член семьи, которому интересно работать в Trident Seafoods, должен иметь в виду несколько правил: чтобы устроиться на предприятие, нужно высшее образование и не менее четырех лет трудового стажа в любой другой организации. И последнее требование: летом придется работать на Аляске. Как говорит Джо, это «испытание резиновыми сапогами и мертвой рыбой по 16 часов в сутки».

Сегодня в Trident Seafoods работают трое внуков Джо. Его сын ― уже много лет капитан собственной рыбацкой лодки и даже успел поучаствовать в популярном реалити-шоу «Смертельный улов» на телеканале Discovery. Улов, конечно же, тогда был продан в Trident Seafoods. Две дочери главы компании занимают руководящие должности в штаб-квартире в Сиэтле. Элисон занимается продажами и отвечает за сотрудничество с ключевым клиентом в лице крупного оптового развозчика продуктов US Foods, а Анализа Гонсалес возглавляет отдел маркетинга, в том числе курируя производство новых продуктов из сырья, которое иначе пошло бы на выброс: например, для выпуска кормов для животных и пищевых добавок для людей.

«Нам еще столько всего нужно поймать, ― подчеркивает Гонсалес. ― Мы берем по максимуму и заботимся о том, чтобы бизнес можно было доверить следующим поколениям».

 

Перевод Антона Бундина

Мы в соцсетях:

Мобильное приложение Forbes Russia на Android

На сайте работает синтез речи

иконка маруси

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06

На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети «Интернет», находящихся на территории Российской Федерации)

Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media Asia Pte. Limited. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2024
16+