К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Емкий рынок: трупы и интересы на политическом базаре

Владимир Родионов / ТАСС
Крутые повороты в расследовании избиения Олега Кашина и убийства Бориса Немцова раскрывают механизм политического торга вокруг резонансных преступлений

Сколько раз можно продать заказное убийство? Если не брать в расчет медиа, которые делают это бесконечно, получится, что дважды. Первый раз, когда киллер возьмет деньги за выполненный заказ. Второй — когда следователь или прокурор, раскрывший убийство, получит повышение или другую награду.

Но в России заказное убийство превратилось в ходовой товар на политическом рынке.

И продать заказное убийство, как и купить, теперь можно многократно. До следствия. На каждом его этапе. На каждом этапе суда. Во время подведения итогов процесса. И даже потом, когда вроде бы все, кому положено, уже сидят, а другие, которым тоже положено, вертят дырки для звездочек и орденов.

 

Покупки и продажи дела журналиста Олега Кашина, которого чуть не убили в ноябре 2010 года, начались, когда он еще лежал без сознания в реанимации. В Кремле в тот момент шла междоусобная войнушка. Политическая команда бывшего президента Владимира Путина во главе с Владиславом Сурковым второй год делила повестку и нового президента Дмитрия Медведева с его пресс-секретарем Натальей Тимаковой. Сурков и его молодежные движения не очень нравились Тимаковой, Кашин тогда много писал о связях кремлевских «молодежек» с футбольными фанатами, которых Кремль, возможно, использовал как боевые отряды. Дело тут же купил один из лагерей и безотлагательно приписал покушение на убийство другому: Кашина избили по заказу сурковских менеджеров. Началась аппаратная игра и интриги, Суркова стали оттирать от графика президента и политического планирования. Сурковские менеджеры тоже купили дело и стали огрызаться: начали публиковать заметки в дружественных СМИ о том, какой Кашин плохой и что избили его, скорее всего, из-за коммерческих интересов.

Скоро случилась сделка погромче. В январе 2011 года Кашин встретил президента Медведева в Палестинской автономии (Кашин лечился по-соседству в Израиле), и президент твердо, под камеры, пообещал журналисту «оторвать голову» тем, кто покусился на его жизнь. Медведев был в состоянии рейтинговой гонки с премьером Путиным, и ему нужны были симпатии горожан и либералов, которым он и продал твердую решимость наказать виновных в избиении журналиста. Тут же открылся новый рынок: сигнал поймали силовики и стали продавать и покупать дело друг другу, начальству и руководству страны. Кого-то допрашивали, выворачивая дело на каждом этапе в ту сторону, куда подул политический ветер. Кого-то даже вывозили в лес, продавая тем, кому следует, свою необоримую решимость таки выполнить указание президента, не считаясь с законом и прочими препятствиями.

А затем торг стих. Президентом снова стал Путин, который Кашину ничего не обещал, а премьер, в которого превратился Медведев, в России силовикам не начальник. Прошло три года. И в стране теперь вроде бы опять начинается оттепель, тоже медведевская, но вторая по счету. Кремль хмурит брови и грозится карами за неэффективность и пустую болтовню всем этажам вертикали, отдельные перегибы на местах оперативно устраняются мудрым вмешательством из центра. Премьер вышел из спячки и обернулся добрым молодцем с политической перспективой. Самое время опять продавать и покупать резонансные дела. Медведев обещал, что найдут, обещал, что накажут? Вот, нашли и скоро накажут. Следствие точно определилось с исполнителями покушения на Кашина, ими оказались сотрудники питерского завода, главным акционером которого является отец псковского губернатора Андрея Турчака Анатолий. В 2010-м незадолго до покушения Кашин присовокупил к фамилии Турчака у себя в ЖЖ бранный эпитет, Турчак  тоже блогер  потребовал извинений, но не получил их. Версия, что покушение заказал Турчак, всегда называлась среди возможных, но не была основной. Теперь же выясняется, что дело было не в политике, а в эмоциях: Турчака или подозреваемых, которые решили вступиться за него, не поставив его в известность.

Но хоть дело было и не в политике, политика никуда не делась.

Наоборот. Вокруг дела Кашина опять идет торг. Сначала возможного организатора покушения на Кашина  топ-менеджера завода, где работали подозреваемые,  оставили в СИЗО, а не перевели под домашний арест. За СИЗО якобы выступала ФСБ, которая подозревает Александра Горбунова  того самого топ-менеджера  в государственной измене. Суд принял сторону службы и проигнорировал просьбу о домашнем аресте. Но долго праздновать победу чекистам не пришлось. В пятницу следователь из СК по делу Кашина, не спрашивая суд, сам изменил Горбунову меру пресечения… на домашний арест. Что изменилось за два дня? Непонятно. Известно, что губернатор Турчак побывал в четверг на прошлой неделе в Москве и посетил совещание у вице-премьера Ольги Голодец. С кем еще в Москве встречался Турчак, мы не знаем. Возможно, больше ни с кем. Но очевидно, какая-то сделка в прошлый четверг все-таки была заключена: просто так следствие, как и суд, поперек друг друга в России не ходит.

 

Пока силовики продают и покупают дело Кашина, как и четыре года назад, друг у друга, Кремль, власть, как хотите, тоже готовится к сделке. Понятно, что замять дело нельзя: раз что-то накопали, раз Кашин успел рассказать о новых обвиняемых раньше, чем пресс-служба СК, кого-то надо закрывать. Всех или не всех  вот в чем вопрос. Выбор у Кремля такой. В заказном убийстве обычно есть три участника: заказчик, организатор и исполнитель или исполнители. Соответственно, Кремль может продать публике одну, две или три трети раскрытия резонансного дела.

Одну, две или три трети правосудия.

Можно посадить только исполнителей, можно сдать публике организатора, а может, можно и заказчика нагнуть? Кремль, как бакалейщик, тщательно взвешивает недовольных одной третью правосудия, риски посадки организатора, и прикидывает: отпустить публике одну треть правосудия и оставить множество людей недовольными или все-таки нарезать две трети, черт с ним, получите и ешьте на здоровье?

Примерно те же бакалейные резоны у Кремля есть и в деле убитого политика Бориса Немцова. И творится с этим делом примерно то же самое, что творилось с делом Кашина. Как только Немцова убили, начался первый большой торг в его деле ФСБ против президента Чечни Рамзана Кадырова. Второй торг  слияния и поглощения на рынке спецслужб и полномочия копов, чекистов, наркоконтролеров. Предполагаемого исполнителя выманила из Чечни Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков, которую в начале года, по утверждениям СМИ, собирались сливать с МВД. Выманила, и нет никакого слияния. И аппаратный вес главы службы Виктора Иванов немного подрос. А полицию, с которой службу Иванова собирались сливать, теперь сокращают.

Есть и еще один торг: чего же хочет Кремль от дела Немцова, раз его уже убили?

СК готов был признать подозреваемых мусульманскими фанатиками, чтобы замять дело по-быстрому. Но потом начал искать организаторов. А потом перестал. А потом снова начал. И теперь у Кремля по этому поводу те же бакалейные мысли, что и в деле Кашина. Одна треть правосудия или две трети? Только исполнители, действовавшие по мотивам личной ненависти, неприязни к убитому? Или все-таки политический сговор? И, как и в случае с Кашиным, есть и еще один торг, еле видный пока. У Кашина главная интрига  судьба возможного заказчика. У Немцова  фигура, которой преподнесли труп политика. Покойный Немцов имел право участвовать в президентских выборах без сбора подписей как депутат Ярославской думы. Но его мандат истекал в 2017 году. Если те, кто заказал убийство Немцова (если эти «те» вообще существовали, в чем теперь следствие совсем не уверено) полагали, будто знают, что выборы президента пройдут не в 2018-м, а, например, в 2016 году, то не решили ли они оказать услугу будущему президенту? Устранив конкурента еще до старта кампании. Хорошая продажа? А почему нет.

Так и работает в России машина вывода убийств и покушений на политический рынок. В них  убийства и покушения  сегодня спокойно закладывают ренту и выручку. Параметры требуемого cash flow, награды, аппаратные выгоды и риски. Более того. Насилие сегодня может стать выгодным совместным проектом. Или удачной инвестицией. Или даже венчурным проектом. В этой машине нет места для сожалений и раскаяния, искренности и откровенности. Заказчик покушения на Кашина, если он, конечно, существует, может торговать своим будущим, может просить о помощи и покупать услуги только до тех пор, пока он не признается. Скажи он что-нибудь вроде «бес попутал», пусть даже одному человеку в кабинете, идеально защищенном от прослушки, он тут же вылетит с этого емкого рынка в тюрьму или дурдом. То же верно и в отношении заказчика убийства Немцова.

От политики, настоящей политики, на этом рынке мало что остается, но то, что остается, по-прежнему устраивает многих.

И бакалейный Кремль. И заказчиков убийств и покушений. И даже некоторых граждан, которые готовы биться за две трети правосудия для Кашина и семьи Немцова. Или хотя бы за одну треть, но чтобы наверняка. Проблема с этими выкладками одна. Трети, четвертинки, дольки и куски бывают у колбасы и хлеба. А у правосудия, как и у добра и  справедливости, их нет. Правосудие либо есть, есть все, целиком, без изъятий и нарезки. Или его нет совсем.

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+