К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Бюджет без правил: почему правительству все труднее планировать доходы и расходы

Дом правительства РФ (Фото Владимира Гердо / ТАСС)
Дом правительства РФ (Фото Владимира Гердо / ТАСС)
Проект нового российского бюджета отражает курс на стабильность — настолько, насколько она возможна в нынешних условиях. Однако риски одновременного сокращения доходов и роста расходов делают бюджетную политику ближайших лет особенно непредсказуемой, полагает главный экономист «Эксперт РА» Антон Табах

При обсуждении проекта федерального бюджета на 2023 год следует помнить, что проект и реальное исполнение бюджета в российской практике почти всегда существенно отличаются. Бюджет страны уже много лет является пусть и самой главной для правительства, но декларацией о намерениях — их исполнение слишком зависит от факторов, находящихся за пределами прогностических возможностей. Здесь и цена на нефть (относительно стабильной в пределах года она была разве что в 2012-2013 и 2016-2018 годах), и курс рубля. Если сверхдоходы от экспорта нефти и газа изымались в Фонд национального благосостояния (ФНБ), который использовался только в сложные моменты, то избыточные доходы от экспорта остальных товаров направлялись в бюджет и давали определенный люфт. Плюс к этому в течение года нередко возникали новые расходные обязательства: в 2014-2016 годах и в 2018-м — в связи с санкциями, в 2020 -2021 годах — для борьбы с пандемией, в 2022 году — из-за «спецоперации»* на Украине и нового санкционного витка.

Закончили чтение тут

За последние 10 лет только в 2013-м и 2019 году утвержденный бюджет и его фактическое исполнение не отличались радикально. Именно поэтому существенный пересмотр бюджета в середине года или осенью стали нормой. 

Проект бюджета предназначен для разных аудиторий.  Именно поэтому анализ документа не позволяет точно понять, как будут биться доходы и расходы, но показывает, какой хотелось бы Минфину и вообще финансовому блоку правительства видеть бюджетную политику. Макроэкономический прогноз, на основе которого делаются оценки экономической активности и инфляции, готовит Минэкономразвития. Адресатов тут много — это и другие ведомства (традиционное «денег нет, но вы держитесь»), региональные власти, покупатели ОФЗ (раньше были отечественные и зарубежные, сейчас — только отечественные), наконец, бизнес и граждане — в той части, где можно протрубить о социальной направленности тех или иных действий. 

 

Федеральный бюджет очень инертен по самым разным причинам. В ресторанах сложные блюда редко делаются «с ножа», а запасы продуктов в холодильнике не возникают из ничего — бюджеты тоже готовятся из заготовок и на основе опыта. Очень многое зависит от того, как вели себя финансовые потоки в предыдущие полтора года перед внесением проекта бюджета в Думу, с поправкой на изменение обстоятельств. Основные силовые и социальные расходы бюджета и их индексация проводятся по определенной процедуре, трансферты регионам также довольно подробно описаны в законодательстве. Инвестиционные расходы чаще всего входят в многолетние программы — те же национальные проекты. Ведомствам проще всего предлагать расходы на основе предшествовавших с некоторой индексацией или, наоборот, сокращением, если так велели сверху — в этом году Минфин порекомендовал снизить расходы на 10%, но пока это тоже переговорная позиция. 

Уровень неопределенности сейчас максимальный. Меняющиеся границы и продолжающаяся «спецоперация» требуют дополнительных расходов, причем прогнозировать их почти невозможно. С другой стороны, санкции лишают предсказуемости доходы экспортеров и импортеров, а начинающийся спад мировой экономики добавляет неопределенности с точки зрения мировых цен на экспортные товары и транспортных издержек. При этом еще не окончательно сформировались новые логистические цепочки и не до конца понятно, где в экономике «бутылочные горлышки», требующие расходов на их преодоление или обход. В таких условиях правительство и Минфин неизбежно «плывут по абрису» даже без традиционно неточных карт.

Основное внимание должно уделяться отличиям проекта на 2023 год и планов на 2024-2025 годы от действующего бюджета. Причем именно тем отличиям, которые имеют значение в этом году. Например, про новое бюджетное правило можно сказать, что оно: 

  1. сильно мягче и более гибкое, чем ранее действовавшее правило;
  2. ФНБ в проекте выглядит прежде всего как источник расходов, а не как точка сбора сверхдоходов — вероятность, что они появятся и не будут потрачены, пока не очень велика; 
  3. инвестирование и закупки валюты важны для курсовой политики, но не столь критичны именно для бюджета на ближайшие пару лет. 

А вот планы системно повысить НДПИ для газовиков и (при сохранении высоких экспортных цен) для угольщиков и химиков могут оказать очень большое влияние на исполнение бюджета здесь и сейчас. Конечно, если это непопулярное у бизнеса решение будет успешно реализовано. В таком случае не понадобятся внезапные отказы от выплаты дивидендов госкомпаний, которые в 2022 году очень дорого обошлись фондовому рынку. Перекроенные планы заимствований на фоне сохраняющегося закрытия рынка ОФЗ для иностранцев и заморозки активов «недружественных» инвесторов выглядят достаточно консервативно, но сильно зависят от процентной политики ЦБ. Остальные параметры пока обсуждать рано — и оборонные расходы (во многом засекреченные), и возможные будущие инвестиции, связанные с фактором новых территорий. 

В итоге проект нового российского бюджета, как ни странно, отражает курс на стабильность — настолько, насколько она возможна в нынешних условиях, и такую, какой она видится Минфину. Однако риски одновременного провала по доходам, устойчивого повышения расходов и необходимости больше занимать или же брать в кубышке существенно выше, чем на предыдущих пиках — осенью 2014 года и в марте-апреле 2020-го, когда бюджетная политика внезапно, хотя и на короткое время, стала непредсказуемой.

 

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 57 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+