Движение – все, цель – ничто: почему не работает система госзакупок

Фото DPA / TASS
Вместо того чтобы поддерживать и развивать реальное производство, государство, «причесывая всех под одну гребенку» административными методами, стимулирует производство «воздуха»

Все более очевидным становится то, что и Федеральный закон № 44-ФЗ о контрактной системе не в состоянии решить главную проблему закупок, существующую в России, – эффективное удовлетворение потребностей государства. Лучшим подтверждением несостоятельности закона служит количество поправок, внесенных в него. Еще до вступления в силу, он уже «превзошел» своего предшественника, Федеральный закон № 94-ФЗ, получив два пакета поправок. 94-ФЗ обошелся одним. Всего же за три года, прошедших со дня принятия, закон о контрактной системе подвергся изменениям уже шестнадцать раз и, по всей видимости, легко побьет «рекорд» 94-го, который подвергался изменениям «всего» сорок.

Как недавно сообщило Минэкономразвития РФ, в разработке находятся 15 законопроектов о совершенствовании системы госзакупок. Еще несколько уже находятся на разных стадиях рассмотрения и согласования. А кроме того, по ведомствам «гуляет» несметное количество «согласовательных» писем с очередными новациями.

Особое внимание приковывают к себе традиционные инициативы, направленные на поддержку субъектов малого и среднего предпринимательства (СМП).

В первую очередь, разумеется, речь идет о повышении обязательных квот по закупкам государства у СМП с 15% до 25%. Подобные предложения выдвигаются без малейшего сколько-нибудь внятного анализа существующей системы. Можно бесконечно повышать формальные квоты, но без анализа самих закупок и диалога между заказчиками и поставщиками, реальный эффект равен практически нулю, и многолетняя борьба за принудительное счастье малого бизнеса являет собой движение без цели.

И дело даже не в «принуждении к счастью», а в том, что до сих пор никому не приходило в голову изменить изначально недалекие критерии отнесения к малому бизнесу. Никто даже не пытался вычленить из него производственный, а не просто «посреднический».

Число малых и средних предприятий по видам экономической деятельности в 2014 г. (на конец года; в процентах):

Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство; рыболовство, рыбоводство - 3,0%;

Добыча полезных ископаемых; производство и распределение электроэнергии, газа и воды - 1,0%;

Обрабатывающие производства - 9,6%;

Строительство - 11,9%;

Оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования - 38,7%;

Транспорт и связь - 6,8%;

Операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг - 20,3%

Другие виды деятельности - 8,7%

В сборнике Федеральной службы государственной статистики (Росстат) «Малое и среднее предпринимательство в России по итогам 2014 г.» приводятся следующие цифры по общему числу малых и средних предприятий в России и по занятости их по видам экономической деятельности в процентах на конец 2014 года.

Всего в этот период в России зарегистрировано чуть более 2 млн малых и средних предприятий. Вроде, цифра солидная, пока не разберешься в ней внимательно.

Оказывается, всего 15,9% малых и средних предприятий заняты хоть в какой-нибудь производственной области. Абсолютное же большинство связано с торговлей и мелким ремонтом — 38,7%, а также в сфере, связанной с недвижимостью (операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг), – 20,3%.

То есть, по самым оптимистичным подсчетам, минимум 75% малых и средних предприятий не производят продукции ни на рубль, занимаясь исключительно посреднической деятельностью.

Как итог с учетом озвученного Минэкономразвития объема рынка государственного заказа, достигшего в 2015 году 30 трлн рублей (25% ВВП), более 5,5 трлн будет направлено не на производство, а на «перекупку-перепродажу»?

Такая политика в отношении малого и среднего предпринимательства кажется, мягко говоря, странной.

Вместо того, чтобы пусть и адресно, но поддерживать и развивать реальное производство, государство, «причесывая всех под одну гребенку» административными методами, стимулирует производство «воздуха».

Есть и положительные примеры. По заявлению одного из руководителей крупной алмазодобывающей компании (вице-президента "Алросы" Александра Паршкова), каждый второй заказ в 2014 году достался малому и среднему бизнесу, у которого закупается техоборудование, автотранспорт, запчасти, услуги по строительству и монтажу оборудования.

Я сомневаюсь, что устойчивая, крупная компания, готова терпеть убытки, переплачивая «прослойкам», только для того, чтобы для статистики отчитаться о существенном превышении ими обязательных квот закупок у малого бизнеса.

Таким образом, пока даже сама тема «обеспечения счастья» малого бизнеса исключительно административными мерами не вызывает ничего, кроме раздражения. И ладно бы стимулирующего производство (да хотя бы частных химлабораторий в фармотрасли) … но увы, пока лозунг в этой области «движение – все, цель - ничто»!