СКР подтвердил возбуждение дела об экстремизме в отношении Антона Носика

Следственный комитет России (СКР) подтвердил возбуждение уголовного дела об экстремизме в отношении Антона Носика, сообщает РБК во вторник, 16 февраля, со ссылкой на заявление официального представителя московского управления ведомства Юлию Иванову.

Представитель СКР уточнила, что следователи завели уголовное дело еще в ноябре 2015 года. Поводом послужила запись блогера в ЖЖ под заголовком «Стереть Сирию с лица земли». В публикации Носик приветствовал бомбардировки Сирии и сравнивал ее с нацистской Германией. Он отмечал, что для Израиля Сирия всегда была «совершенно реальным военным противником». Ранее Носик писал, что с 1990 года имеет израильское гражданство. До сих пор о возбуждении дела против Носика не объявляли.

Кроме этой записи в ЖЖ, следователи намерены проверить также выступление Носика на радио «Эхо Москвы», где он говорил о Сирии, отмечает РБК. Двое ведущих радиостанции проходят по делу свидетелями, указывает издание. Сам Носик заявил изданию, что не знает о возбуждении уголовного дела в отношении него. «Со мной не связывались. У меня график поездок, я не планирую его никак менять», — сообщил он в комментарии Slon Magazine.

6 октября 2015 года интернет-издание «Русская планета» сообщило, что член Общественной палаты Георгий Федоров обратился в Генпрокуратуру с просьбой проверить блог Носика на наличие призывов к межрелигиозной вражде. «Слова Антона Носика — это не просто ксенофобия и разжигание межнациональной розни. Это человеконенавистничество и нацизм», — указывал Федоров.

8 октября того же года в СКР заявили, что ведомство проверяет на экстремизм этот пост. Представитель ведомства отмечала, что назначены экспертные исследования, по итогам которых следователи выяснят, есть ли в записи блогера сведения, направленные на возбуждение ненависти и вражды в отношении группы лиц по национальному признаку.

В тот же день Носик заявил, что ведомство не обращалось к нему с конкретными претензиями. «Там (в сообщении СКР) в первый раз на моей памяти использована обтекаемая формулировка, что экстремизм в моем тексте, возможно, содержится, и совершено четко указано, что у самого Следственного комитета по этому поводу собственного мнения нет», — отмечал блогер.