«Министр обороны указывает на факты коррупции, не привлекая никого к ответственности»

Руководитель Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок о планах военной реформы, описанной в статье Владимира Путина

Владимир Путин в понедельник опубликовал очередную программную статью. На этот раз на страницах «Российской газеты» премьер-министр и кандидат в президенты РФ поделился с избирателями своими планами по вопросам обеспечения национальной безопасности («Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России»).

Ключевыми задачами отечественных Вооруженных сил, по замыслу главы правительства, остаются сохранение потенциала стратегического сдерживания и ускоренная модернизация армии. Россия, по выражению Путина, «никого не должна вводить в искушение своей слабостью».

Комментирует руководитель Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок:

Во-первых, впервые в истории России было сказано, что мы не будем создавать полностью контрактную армию, так как это связано с множеством проблем, что армия будет и контрактной и призывной одновременно.

Во-вторых, предложенные в статье планы по перевооружению армии к 2022 году — нереальны. Потому что мы должны думать не на 10 лет вперед, а на 25-30, как это делается в нормальных странах. А так реализация намеченных планов для нас будет очень затратной. Кроме того, наш ВПК пока не в состоянии ежегодно строить 40-50 ракет. Да и планы по другим видам вооружений нам реализовать не удастся.

Я поддерживаю предложение Путина, что за коррупцию надо сажать. И в первую очередь это касается Минообороны, потому что министр обороны все время только указывает на факты коррупции, не привлекая никого к ответственности.

Комментирует главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов:

Намеков на то, что наша международная политика будет более агрессивной, я в новой статье Путина не нашел. О необходимости преодоления чужих систем ПРО он говорил неоднократно. Вот если бы Путин сказал, что мы должны начать делать то же самое — строить свою систему ПРО, — это была бы революция, чреватая чудовищными расходами и переходом к квазисоветской модели. Но этого нет, а то, что говорится о необходимости укрепления ядерного потенциала в целях нейтрализации возможной ПРО противника, не является чем-то новым. Это вполне традиционная наша политика.

Наиболее интересными в этой статье мне кажутся не общие положения, что надо быть сильными и «не давать соблазна», а намеки на реформирование военно-промышленного комплекса. А именно указания на то, что частные компании работают эффективнее, что должна присутствовать конкуренция при закупке вооружений, которые можно приобретать как у российских, так и у иностранных компаний. Вот это, на мой взгляд, абсолютно правильная постановка вопроса, которая гораздо важнее, чем все общеполитические слова. Потому что та система, которая у нас сложилась сейчас в ВПК, — полугосударственная-полунегосударственная, собранная в одну огромную госкорпорацию, — она неэффективна и просто не работает.

Однако как все это будет реализовываться, это другой вопрос. Любая предвыборная статья — это больше заявление, чем план действий.

В целом риторика статьи не показалась мне какой-то особенно агрессивной. Она написана в духе того, что Путин говорил раньше и будет говорить в будущем. Тем более надо учитывать, что это статья предвыборная, которая направлена на конкретный сегмент избирателей — военных и ВПК.

К сожалению, в статье отсутствует важная мысль о необходимости гражданского контроля и гражданского участия в армии, о необходимости всех этих структур быть подотчетными обществу. Но с другой стороны, если бы Путин это написал в предвыборной статье, обращенной к военным, эффект мог бы быть совершенно противоположным.

В армии, по мнению Путина, вырастет число профессионалов, но призыв в ВС также будет сохранен: к 2017 году из 1 млн военнослужащих 700 000 будут контрактниками. Еще через три года число призывников сократится до 145 000, обещает глава правительства.

Премьер отмечает, что идущие в мире процессы глобальной трансформации таят в себе риски непредсказуемого характера. У некоторых возникает «соблазн решить свои проблемы за чужой счет, путем силового давления». «Не случайно уже сегодня раздаются голоса, что, мол, скоро «объективно» встанет вопрос о том, что национальный суверенитет не должен распространяться на ресурсы глобального значения. Вот таких даже гипотетических возможностей в отношении России быть не должно», — конкретизирует глава правительства свои опасения. По его мнению, РФ не сможет укреплять международные позиции, развивать экономику, демократические институты, если не будет в состоянии себя защитить. Для этого необходимо рассчитать риски возможных конфликтов, обеспечить военно-технологическую независимость и подготовить «достойный, адекватный военный ответ в качестве крайней меры реагирования на те или иные вызовы».

Как пишет премьер, сегодня в мире вспыхивают все новые региональные и локальные войны, возникают зоны нестабильности и искусственно подогреваемого управляемого хаоса. «Прослеживаются целенаправленные попытки спровоцировать такие конфликты в непосредственной близости от границ России и наших союзников», – констатирует автор. Для предотвращения реализации планов деструктивных сил он предлагает «укреплять возможности» ОДКБ – «гаранта стабильности на евразийском пространстве».

Путин признает, что российская оборонка за последние 30 лет оказалась в кризисном состоянии. Чтобы вернуть технологическое лидерство, глава правительства предлагает перейти на систему долгосрочного планирования для предприятий ОПК. Гособоронзаказ власти будут размещать не на год, а на три-пять и даже семь лет. Путин намерен рассмотреть проект создания единого органа, ответственного за госконтракты в военной отрасли. Такая структура необходима для реализации идеи единой информационной базы во избежание дублирования исследовательских разработок. Все данные, по мнению премьера, должны быть размещены в «сквозном» едином реестре — только это обеспечит прозрачность в ГОЗе.

Отдельно Путин касается перспектив развертывания американской системы ПРО в Европе. Россия адекватно отреагирует на подобные действия Вашингтона: премьер обещает, что ВС должны уметь «преодолевать любую систему противоракетной обороны», чтобы «защитить российский ответный потенциал». По словам автора, «именно этой цели и будут служить Стратегические ядерные силы и структуры воздушно-космической обороны». Путин убежден, что в таком вопросе не может быть «слишком много патриотизма». «Военно-технический ответ России на глобальную американскую ПРО и ее сегмент в Европе будет эффективным и ассиметричным. И будет полностью соответствовать шагам США в сфере ПРО», — заключает глава правительства.

Следующий пункт статьи — планы перевооружения российской армии. В Вооруженные силы РФ в ближайшие десять лет поступят новые виды вооружений, в том числе спутники военного назначения, гарантирует Путин. «В войска поступит более 400 современных межконтинентальных баллистических ракет наземного и морского базирования, 8 ракетных подводных крейсеров стратегического назначения, около 20 многоцелевых подводных лодок, более 50 боевых надводных кораблей», — уточняет он.

По словам премьера, ВС получат около 100 космических аппаратов военного назначения, более 600 современных самолетов, включая истребители пятого поколения, свыше тысячи вертолетов, 28 полковых комплектов зенитных ракетных систем С-400, 38 дивизионных комплектов зенитно-ракетных комплексов «Витязь», 10 бригадных комплектов ракетного комплекса «Искандер-М». К вышеперечисленной технике следует прибавить более 2300 современных танков, около 2000 самоходных артиллерийских комплексов и орудий, а также более 17 000 единиц военной автомобильной техники.

Пока «на современную военную технику переведено более 250 частей и соединений, в том числе 30 авиационных эскадрилий». «А к 2020 году доля новых образцов вооружений в войсках должна составлять не менее 70 процентов», — ставит премьер очередную амбициозную цель.

Остающиеся на вооружении системы «будут подвергнуты глубокой модернизации», отмечает премьер. Однако основная задача новой десятилетки — создание новой структуры ВС с опорой на современную технику, «которая «видит» дальше, стреляет точнее, реагирует быстрее, чем аналогичные системы любого потенциального противника».

Путин подчеркивает, что при глобальной ставке на продукцию российского ОПК РФ не должна отказываться и от закупок иностранной техники. Однако зарубежные образцы нужны лишь для того, чтобы отечественные специалисты перенимали передовые технологии, поясняет премьер.

Намерение властей в указанный срок израсходовать на развитие российского ОПК более 23 трлн рублей не означает «милитаризации» бюджета, а лишь компенсирует нехватку финансирования ВС за прошлые годы, объясняет Путин. «По сути средства, которые мы выделяем, — это «плата по счетам» за те годы, когда армия и флот хронически недофинансировались, когда практически не осуществлялись поставки новых видов вооружений, в то время как другие страны последовательно наращивали свои «военные мускулы», — добавляет глава правительства. Он уверен, что масштабные ассигнования «в полной мере адекватны возможностям и ресурсам страны».

Расширение финансирования будет сопровождаться усилением борьбы с коррупцией в рядах в армии и «оборонке». «Коррупция в сфере национальной безопасности — это, по сути, государственная измена», — грозит Путин.

По его мнению, властям предстоит провести глубокую ревизию экономической деятельности предприятий ОПК, где остаются «много зон неэффективности»: «огромные, неоправданные расходы, накладные издержки, которые порой исчисляются тысячами процентов, запутанные и непрозрачные отношения с подрядчиками». В последнем случае речь идет о ситуациях, «когда «головное» предприятие балансирует на грани банкротства, а у аффилированных фирм и поставщиков рентабельность исчисляется двух- и трехзначными цифрами».

«Чрезмерная закрытость уже привела к снижению конкуренции, взвинчиванию цен на продукцию военного назначения, получению сверхприбылей, идущих не на модернизацию производств, а в карманы отдельных коммерсантов и чиновников», — описывает несовершенство нынешней системы глава правительства.

По его словам, в оборонной сфере всегда, когда это не противоречит национальным интересам в области сохранения гостайны, надо отказываться от практики проведения закрытых торгов. «Закупки в сфере обороны должны находиться под пристальным общественным контролем, а наказания за нарушения в области гособоронзаказа должны быть ужесточены», — убежден премьер.

Путин обещает «выстраивать единый алгоритм работы вертикально интегрированных структур, во главе которых не должны стоять лоббисты того или иного предприятия». Кроме того, премьер собирается «ломать ведомственные стереотипы» и «активно привлекать к производству военной техники и оборонным разработкам возможности наших гражданских предприятий и частных компаний».

Важно, по словам автора, «продвигать государственно-частное партнерство в оборонной промышленности». «Частные компании готовы вложить и средства, и опыт, и имеющиеся технологии в предприятия ОПК. И мы верим, что у нас вновь появятся свои «Демидовы» и «Путиловы», — заключает глава правительства.

Новости партнеров