Человек, который решил стать триллионером и жить вечно: чем известен основатель WeWork

Кто способен закатить вечеринку в офисе после увольнения 7% сотрудников ради сокращения расходов, провезти в Израиль марихуану контрабандой и запретить в компании есть мясо? Как узнала WSJ, все это — эпизоды из жизни основателя сети коворкингов WeWork, миллиардера Адама Нойманна

К лету 2018 года стартап WeWork существовал уже восемь лет. Его выручка удваивалась каждый год, а через несколько месяцев его оценят в $47 млрд — большей оценкой из тех, кто готовился к IPO, мог похвастаться только Uber. Именно в это время основатель стартапа Адам Нойманн (478-е место в рейтинге Forbes, $2,2 млрд) решил слетать с друзьями на родину в Израиль на бизнес-джете Gulfstream G650.

В полете они курили марихуану (40-летний миллиардер часто так делает во время перелетов, говорят собеседники The Wall Street Journal). После приземления, когда друзья покинули борт, экипаж нашел приличный запас наркотиков в коробке из-под хлопьев — «на обратный путь», рассказали источники газеты. Владелец воздушного судна испугался возможных последствий такой контрабанды и отозвал самолет, оставив Нойманна в Израиле без обратного билета.

Это лишь один случай из жизни сооснователя WeWork, который мало похож на типичного руководителя компании, планирующей стать публичной. В среду The Wall Street Journal опубликовала большой материал о Нойманне. Для этого издание пообщалось с несколькими бывшими и действующими сотрудниками компании, а также друзьями миллиардера. Вот факты, которыми они поделились с изданием:

  • Нойманн родился в Израиле и переехал в США, когда ему было 22 года. До WeWork он безуспешно пытался запустить несколько других бизнесов, в том числе по продаже складывающихся каблуков для женской обуви и детской одежды с наколенниками (чтобы младенцам было комфортнее ползать);
  • WeWork (сейчас называется The We Company) Нойманн основал в 2010 году вместе Мигелем Маккелви. Партнеры заметили большой спрос на офисную недвижимость после кризиса 2008 года;
  • В первые годы работы компании Нойманн любил закатывать шумные вечеринки в офисе. Алкоголь был частью корпоративной культуры WeWork. Нойманн говорил, что ему нравится, как алкоголь объединяет людей, и его любимая текила лилась рекой. Пить иногда начинали с самого утра, в ход порой шел напиток Don Julio 1942 по цене больше $110 за бутылку;
  • Однажды крупная вечеринка в штаб-квартире случилась после того, как были сокращены 7% персонала. Нойманн заявил собравшимся, что это было трудное, но необходимое решение для сокращения расходов. После этого в комнату внесли текилу в пластиковых стаканчиках, закуски и другие напитки, выступил хип-хоп артист. Некоторые сотрудники, огорченные увольнениями, говорили, что чувствовали себя ошеломленными и растерянными в тот момент;
  • По меньшей мере одному человеку Нойманн говорил, что его цель – стать премьер-министром Израиля. А недавно он заявил, что если и будет баллотироваться, то на пост президента мира, говорит другой собеседник WSJ;

  • Три собеседника WSJ утверждают, что Нойманн надеется жить вечно, и инвестировал в стартап Life Biosciences LLC, который занимается продлением жизни;
  • Нойманн говорил нескольким людям, что его цель – стать первым в мире триллионером – человеком с состоянием в $1 трлн;
  • Миллиардер считает, что его компания может служить более глобальным целям, чем просто аренда офисов. Однажды Нойманн предположил, что компания могла бы «решить проблему детей без родителей», и затем перейти на другие вопросы, например искоренение голода в мире;
  • Многие бывшие сотрудники сказали WSJ, что не всегда знали, насколько серьезно воспринимать заявления Нойманна. В начале работы он иногда предлагал, например, сделать бассейн в подвале штаб-квартиры или создать авиакомпанию;

  • Нойманн крайне амбициозен, талантливый рассказчик с магнетической индивидуальностью, который может вдохновлять и продавать, описывает его WSJ. Бывшие сотрудники и инвесторы рассказывают, что Нойманн мог за несколько минут убедить их в том, что компанию ждет яркое будущее;
  • Нойманн иногда ходит по офису босиком. До переезда в новую штаб-квартиру он устраивал спортивные тренировки прямо в офисе, и пока тренер держал для него боксерскую грушу, Нойманн горланил песни Рианны, а после тренировок он ходил по офису потным;
  • Нойманн сдавал в лизинг компании собственную недвижимость и хотел продать WeWork право на бренд We за $6 млн. Кроме того, он продавал акции компании по цене, превышающей цену, по которой WeWork выкупала ценные бумаги у других сотрудников;
  • До 2018 года компания организовывала «летний лагерь» - корпоратив под Лондоном. Алкоголь тек рекой, бармены раздавали бесплатно бутылки розового вина. Некоторые семинары касались духовных практик;
  • В июле 2018 года Нойманн объявил, что компания запрещает мясо, чем застал врасплох других руководителей. В итоге сошлись на том, что сотрудники могут есть мясо, если компания не будет за него платить;

Absolutely certain this is one of the best things we’ve ever done. The dialogue it’s incited shows we all need to be thinking more critically about the choices we make. Regardless of where you fall on the spectrum of being a meat lover or a vegan, the decisions you make should be mindful and informed. None of us has this all figured out, and mindfulness certainly has no downside. I’m not saying it’s a conclusive solution, but when it comes to meat and plastic and fossil fuel usage I like the term #reducitarian more than any other because it feels open, inclusive, positive, aspirational, and leaves room for respect of each person’s personal choices.

Публикация от Miguel McKelvey (@miguelmckelvey)

  • Сейчас Нойманн порой воздерживается от алкоголя неделями и месяцами, шумные вечеринки случаются все реже. По словам бывших коллег Нойманна, этому поспособствовала в том числе жена бизнесмена Ребека Нойманн – двоюродная сестра актрисы Гвинет Пэлтроу. Ребека говорит, что они с Адамом совпали друг другом с первой встречи, когда Нойманн был беден и изо всех сил пытался построить бизнес;
  • Нойманн раньше велел отделу персонала увольнять по 20% сотрудников в год;
  • У пары пятеро детей. Адам и Ребека Нойманн были недовольны существующими начальными и средними школами и создали свою – WeGrow, обучение в которой стоит $42 000 в год;
  • У Нойманнов по меньшей мере пять домов. В том числе участок площадью 60 акров (24 га) к северу от Нью-Йорка;

  • Ребека занимает пост бренд-директора в We Company. Она оказывает большое влияние на мужа, решения они порой принимают вместе, рассказали WSJ бывшие коллеги Нойманна. Оба супруга могут быть весьма импульсивными. Как-то Ребека приказала уволить нескольких сотрудников после нескольких минут встречи с ними, говоря, что ей не нравится их энергетика. Она и Адам иногда отправляли сотрудников и IT-специалистов к себе домой, чтобы те разобрались с неполадками;
  • Пара пообещала передать $1 млрд на благотворительность в следующие десять лет;
  • Нойманн уверен, что компания должна стоить гораздо больше, чем $47 млрд, в которые ее оценили в январе. Инвесторы же настороженно относятся к компании и к большой роли Нойманна в ее управлении. 17 сентября компания решила отложить IPO из-за слабого интереса, сообщала Financial Times.

Фото Jackal Pan / Visual China Group via Getty Images

Новости партнеров