Эпидемия в «Большом яблоке»: как изменился Нью-Йорк с началом пандемии коронавируса

Пять районов Нью-Йорка — Бруклин, Квинс, Манхэттен, Стейтен-Айленд и Бронкс — стали эпицентром пандемии. Редакционный директор международных выпусков Forbes Катя Солдак рассказала, как теперь живет один из крупнейших городов мира.

Я иду по парку у Бруклинского моста, оглядывая великолепные виды Манхэттена на Ист-Ривер — на первый взгляд остров выглядит таким же многолюдным, как и обычно. Однако, если присмотреться, уже нет той привычной массы туристов и какофонии иностранных языков, фотографов со штативами или подростков на самокатах. В парке можно встретить только одиноких бегунов, родителей в штанах для йоги, которые толкают двойные коляски и присматривают за детьми на самокатах. Никто не играет в волейбол на песчаном берегу реки. Никто не устраивает пикники в зоне барбекю. Все держат дружелюбную и вежливую дистанцию, некоторые носят медицинские маски. И все-таки это не похоже на социальное дистанцирование и ограничения на передвижения по городу, которые рекомендовали мэр и губернатор Нью-Йорка в попытке сдержать распространение коронавируса.

Эта мирная картина с бегунами и играющими детьми никого не обманет. Пять районов Нью-Йорка — Бруклин, Квинс, Манхэттен, Стейтен-Айленд и Бронкс — сильно пострадали от быстро распространяющегося коронавируса. С ростом числа погибших — к 31 марта в переполненных больницах Нью-Йорка умерли 914 пациентов, а число случаев заболевания превысило 67 000 — пять районов Нью-Йорка стали эпицентром пандемии.

Система здравоохранения перегружена. Я разговаривала с четырьмя медицинскими работниками в городе, и все они подтверждают тревожную реальность, которую описывают в новостях. В больницах недостаточно средств защиты, одноразовые маски используются повторно, не хватает кроватей и вентиляторов. Медицинский персонал непрерывно интубирует пациентов, помогая им дышать. Городские больницы установили временные палатки, их используют для выявления пациентов с COVID-19 и как морги. Запоздалая реакция правительства на распространение вируса уносит много жизней.

Что особенно поражает меня в жителях Нью-Йорка, где я живу уже 17 лет, — то, как люди объединяются и поддерживают друг друга. Так было после теракта 11 сентября 2001 года, во время отключения электроэнергии в 2003 году, когда весь город был часами погружен во тьму, и после разрушительного урагана «Сэнди» в 2012 году.

John Lamparski / Getty Images
John Lamparski / Getty Images

В день, когда Дональд Трамп был избран на пост президента в 2016 году, жители Нью-Йорка, среди которых преобладают либеральные демократы, были особенно заботливы по отношению к другу: они спокойно делились своей печалью и выражали беспокойство за будущее своей страны. Сегодня, когда школы, магазины, не имеющие жизненно важного значения, бары и рестораны оказались закрыты, а многие люди находятся в самоизоляции и стараются следовать правилам социального дистанцирования, люди объединяются и помогают друг другу: покупают продукты для пожилых соседей, помогают дезинфицировать дверные ручки и кнопки лифтов. Психологи бесплатно оказывают помощь тем, кто встревожен и напуган. В продуктовые магазины и аптеки впускают всего несколько человек за раз, люди ждут снаружи на расстоянии примерно двух метров друг от друга, а швейцары льют в ладони посетителей антибактериальный гель.

Кроме солидарности и взаимного уважения, есть и страх, и тревога. Работники сферы услуг и общепита лишились работы, и их ждут непростые месяцы. По данным Департамента труда штата Нью-Йорк, в некоторых районах штата число обращений за пособием по безработице выросло на 1000%: подать заявление решили 1,7 млн человек. Более миллиона детей из семей, испытывающих финансовые трудности, зависели от школьных обедов, которые теперь предоставляют на продовольственных пунктах. Но это означает и то, что эпидемия Covid-19 подчеркнула разницу в доходах в Нью-Йорке, и неравенство между имущими и неимущими останется заметным.

Сотрудники штаб-квартиры Forbes в Нью-Джерси работают удаленно с первой недели марта. Мы быстро перестроились: целая компания из 400 человек перешла в виртуальное рабочее пространство с чрезвычайно оперативным виртуальным ньюсрумом. Помимо ежедневных встреч и видео-звонков, наши команды устраивают виртуальные посиделки, чтобы поддержать друг друга.

Noam Galai / Getty Images
Noam Galai / Getty Images

Городские власти поздно отреагировали на эпидемию COVID-19. На протяжении нескольких недель, когда было очевидно, что кризис неминуем, восемь миллионов жителей Нью-Йорка продолжали ездить в переполненном метро, ходили в переполненные рестораны и бары, а также бывали в переполненных международных аэропортах, где дышали одним воздухом.

В отсутствие специалистов по пандемиям, которых Трамп уволил в 2018 году, федеральное правительство слишком поздно отреагировало на бедствие. Администрация Трампа не смогла предотвратить кризис, недооценив опасность COVID-19: «У нас все под контролем, — заявил он в январе, когда вирус уже распространялся. — Заболел один человек из Китая, и у нас все под контролем». Правительство не смогло вовремя провести тестирование. В Нью-Йорке мэр Билл де Блазио и губернатор Эндрю Куомо попытались помочь обеспечить больницы оборудованием и медикаментами, а также дополнительными наборами для тестирования. Они все еще пытаются.

Тем временем, городские власти рассматривают возможность закрытия парков и других публичных пространств. Возможно, даже введения запрета для людей на выход из дома или выезд из Нью-Йорка. Несколько следующих недель жители «Большого яблока» проведут взаперти. Оставайтесь дома, не заражайте других, спасайте жизни.

Перевод Натальи Балабанцевой