20 лучших благотворительных фондов российских бизнесменов. Рейтинг Forbes

Forbes представляет третий рейтинг 20 благотворительных фондов богатейших российских бизнесменов. На первом месте в рейтинге новый лидер: в отличие от двух предыдущих лет фонд Геннадия Тимченко оказался в этом году на втором месте, уступив первенство фонду Владимира Потанина

Пандемия коронавируса повлияла на все сферы жизни людей. И благотворительность не стала исключением. Во всех странах владельцы крупных капиталов через свои фонды, компании или лично помогали преодолеть кризис, а некоммерческие организации (НКО) работали в усиленном режиме. Третий по счету рейтинг благотворительных фондов возглавил Фонд Владимира Потанина, очень оперативно отреагировавший на пандемию.

В середине марта 2020 года в России были введены первые серьезные ограничения. И 23 марта Владимир Потанин заявил, что выделяет дополнительно 1 млрд рублей на поддержку НКО. В начале апреля его фонд запустил два крупных грантовых конкурса — «Новое измерение» и «Общее дело», более 470 профессиональных организаций получили помощь.

Второй в рейтинге — Фонд Елены и Геннадия Тимченко, уступивший 1-е место с незначительным отрывом, запустил пять антикризисных проектов. Третий год подряд фонды Потанина и Тимченко — лидеры рейтинга, с большим перевесом опережают по экспертным оценкам другие частные фонды. Они оказались и лидерами в реакции на пандемию. «Пандемия, как лакмусовая бумажка, проявила возможности фондов бизнесменов к очень быстрой трансформации, — говорит Татьяна Задирако, директор фонда «Социальный навигатор». — То, как быстро фонд Потанина отреагировал на события, то, что он дал денег на программы по цифровой трансформации, — это редчайший прецедент».

Вячеслав Бахмин, независимый эксперт в области филантропии, также высоко оценивает поддержку НКО со стороны лидеров рейтинга. «Как и другие участники сектора благотворительности, частные фонды проявили щедрость, оперативность и гибкость в условиях кризиса, и надеюсь, этот опыт позволит им развивать свою деятельность в этом направлении и после окончания пандемии», — говорит Мария Черток, директор благотворительного фонда «КАФ».

Елена Чернышкова, директор Центра исследований филантропии и социальных программ бизнеса УрФУ, считает, что многие крупные фонды действовали инновационно: «Упростили процедуру принятия решений о выделении грантов, облегчили процесс отчетности; основали новые конкурсы, нацеленные на институциональную поддержку НКО, максимально цифровизовали процесс».

Частные фонды во всем мире — крупнейшие грантодающие организации. В России же открытые грантовые конкурсы пока редкость. В рейтинге Forbes лишь четыре фонда проводят действительно открытые и масштабные конкурсы. Александра Болдырева, исполнительный директор Форума доноров, отмечает, что грантовые конкурсы — важный и актуальный инструмент развития некоммерческого сектора. В России около 52% НКО получают гранты частных фондов. Это данные исследования «Конкурсы, отчеты, гранты: как улучшить отношения НКО и доноров?», которое провели зимой 2021 года БФ «КАФ» и ассоциация «Все вместе». Большинство организаций хотят, чтобы гранты выдавали на долгосрочные проекты. Чаще всего они выдаются на срок от шести месяцев до полутора лет, но при этом от НКО ожидают системных изменений. Но без доступа к длинным деньгам, направленным на поддержку их текущей деятельности, развития и роста, такие изменения невозможны.

Благотворительный фонд — лишь одна из возможных форм филантропии бизнесменов. «Вне рейтинга остается оценка степени «благотворительности» учредителей фондов — владельцев капиталов. Каналы и формы их филантропической деятельности могут быть многообразны, а информация, к сожалению, раскрывается разрозненно», — отмечает Вероника Мисютина, советник Центра управления благосостоянием и филантропии «Сколково». «Участие в социальных преобразованиях может происходить в самых разных форматах. И это международный тренд: во всем мире и в России мы видим большое разнообразие форм. Крупные бизнесмены пользуются этим разнообразием», — уверена Ольга Евдокимова, директор Evolution and Philanthropy.

В 2019 году 20 лучших благотворительных фондов потратили менее 10 млрд рублей, что почти на 1 млрд меньше, чем в 2018 году. Для сравнения: совокупный сбор 515 крупнейших благотворительных фандрайзинговых фондов, вошедших в «Навигатор Русфонда», составил почти 19,5 млрд рублей. За три года существования рейтинга общая картина развития частных фондов в России почти не изменилась.

Новых фондов практически не появляется. Исключения — это фонд «Свет» Александра Светакова и Фонд семьи Олега Тинькова, зарегистрированный в феврале 2021-го. И если два неизменных лидера рейтинга, по оценке экспертов, наращивают открытость, прозрачность, профессионализм, то среди большинства других — стагнация. Коронакризис показал, что не все фонды готовы на быструю адаптацию к изменениям, для этого должны быть очень четко выстроены процессы внутри организации.

«На сайтах детально публикуются разнообразные активности фондов и крайне редко — оценка социального воздействия. — говорит Ольга Евдокимова. — Каких социальных изменений фонды планируют достичь, за счет чего и как это будет оцениваться? Ответы на эти вопросы — точка роста для большинства фондов». 

Экспертный совет рейтинга: Вячеслав Бахмин, независимый эксперт, Татьяна Задирако, директор фонда «Социальный навигатор», Ольга Евдокимова, директор Evolution and Philanthropy, Вероника Мисютина, советник Центра управления благосостоянием и филантропии «Сколково», Елена Чернышкова, директор Центра исследований филантропии и социальных программ бизнеса УрФУ, Мария Черток, директор благотворительного фонда развития филантропии «КАФ».

В рейтинг вошли только частные фонды, которые учредили и минимум на 50% финансируют участники списка богатейших бизнесменов Forbes. Грань между частным и корпоративным фондом зачастую довольно тонкая. Поэтому мы включили в рейтинг корпоративные фонды, использующие имя владельца компании, в случае если сами бизнесмены называют фонд частным. В рейтинг не вошли фонды, которые финансируют только один проект и не ведут программной деятельности. Рейтинг складывается из двух показателей: экспертной оценки работы фонда и его бюджета. В экспертной оценке (вес 70%) использовано четыре комплексных критерия, максимальная оценка по каждому — 5 баллов.

  • Системность: наличие четкой стратегии, системный подход, следование выбранной модели, значимый результат, наличие системы измерения результатов, в том числе социального эффекта.
  • Эффективность управления: наличие работающих органов управления, например действующих советов.
  • Прозрачность: доступность и полнота информации о работе фонда (финансовых показателей и отчетов на сайте, годового отчета).
  • Гранты: дополнительные баллы получили фонды, которые предоставляют деньги на конкурсной основе профессиональным НКО и другим внешним заявителям (например, ученым, социальным предпринимателям, деятелям культуры). За открытые грантовые конкурсы максимальный балл — 2 балла, за наличие грантового конкурса — 1 балл. Эксперты оценивали деятельность фондов за 2020 год.

Оценивая бюджет (вес 30%), мы учли данные о расходах за 2019 год (отчетность за 2020-й пока недоступна). Эти данные мы брали из открытых источников (информация на сайте, отчетность Минюста) либо запрашивали у самих фондов. В рейтинге фонды ранжированы по числу полученных по сумме двух показателей баллов (максимальный балл — 100).