Щедрая душа. Чем обернется для России ставка на Мадуро

Михаил Крутихин Forbes Contributor
Фото Ariana Cubillos / AP / TASS
Вырисовывается сценарий, по которому в Венесуэлу вернутся во всеоружии американцы, включая нефтегазовые корпорации с их опытом, технологиями и финансами. Заручившись политической поддержкой нового режима, США могли бы за несколько лет вывести венесуэльскую нефтяную отрасль из кризиса

Место Венесуэлы на нефтяной карте трудно переоценить. В этой стране находятся самые большие запасы нефти — почти 300 млрд баррелей, то есть 18% мировых (у Саудовской Аравии — только 16%). К тому же именно венесуэльская тяжелая нефть чрезвычайно востребована в Соединенных Штатах, где основную долю добычи сейчас составляют легкие и малосернистые сорта, а многие нефтеперерабатывающие заводы «заточены» на прием сырья высокой плотности. Несмотря на обострение политических отношений с американцами, Венесуэла поставляет около 9% от импортируемой США нефти.

Казалось бы, вложения в нефтяную отрасль этой страны будут выгодны: есть предложение, есть высокий спрос, да и места освободились, когда популистское руководство Венесуэлы стало разрывать отношения с западными компаниями. Однако с уходом носителей высоких технологий и источников финансирования, с растущей внутриполитической нестабильностью мало кто решался на сотрудничество с Чавесом и его преемником Мадуро. «Вакуум» попытались заполнить готовые на риск китайцы с их колоссальным запасом денег и российские игроки.

Вот только с российскими игроками отношения у венесуэльцев строились не гладко. Отправившиеся туда по призыву Кремля «Лукойл», «Сургутнефтегаз» и другие компании очень быстро поняли, что инвестиционный климат там оставляет желать лучшего, на возврат инвестиций надежды мало. Поняли и покинули сформированные было консорциумы. Работать в Венесуэле осталась только государственная «Роснефть». Она и стала главным каналом для денег, которые в Каракас стали приходить из России.

Предлогов для того, чтобы оставаться в Венесуэле в условиях чудовищно некомпетентного руководства отраслью со стороны популистского правительства и явной неплатежеспособности местных партнеров, у «Роснефти» было много. Помимо чисто политических (надо помочь «народной антиимпериалистической» власти и «уесть» американцев), российская компания дала понять, что будет поставлять венесуэльскую нефть на приобретенные ею в Индии перерабатывающие предприятия. Из России «Роснефть» экспортирует свою нефть главным образом в Китай, который через кредиты фактически приобрел будущие объемы добычи этой госкомпании.

Получилось как всегда. Венесуэла стала срывать сроки поставок нефти для оплаты российских кредитов и займов, а потом и вовсе прекратила расплачиваться. Тем не менее, приехавший в Москву в декабре прошлого года Мадуро получил гарантии инвестиций еще более чем на $6 млрд.

По подсчетам Reuters, с 2005 года венесуэльцы получили из России больше $17 млрд, причем с самого начала такого «сотрудничества» было понятно, что возврата этих средств ожидать не стоит.

По сути, у наблюдателей, оценивающих логику помощи шаткому режиму в Каракасе, может быть только два объяснения: глупость или мошеннические схемы. Глупость или некомпетентность тех, кто принимал в Москве решения о выделении средств Венесуэле, исключать нельзя никак. Достаточно вспомнить, как под знаменами «дедолларизации» Россия избавлялась от американской валюты и накупала евро и китайские юани — как раз перед тем, как они сильно потеряли в стоимости. Потери для нашей страны из-за этой глупости оцениваются миллиардами долларов.

Однако могут быть и другие мотивы. Я помню, как вице-президент венесуэльской нефтегазовой компании PDVSA рассказывал мне, смеясь, как делегация «Газпрома» на переговорах в Каракасе усиленно агитировала на проведении всех дел через никому не известного посредника. А когда венесуэльцы пришли на встречу с представителями этого посредника, то увидели всё тех же знакомых газпромовцев, но с новыми визитными карточками…Так что опыта работы по российским стандартам местным чиновникам не занимать.

Сейчас трудно судить о том, как поведут себя новые власти в случае падения режима Чавеса-Мадуро. Нельзя сказать, останутся ли в силе соглашения с «Роснефтью» и в какой мере они будут выполняться. Если представить экстремальный сценарий, то будущие власти могут порвать отношения с Россией — союзником Мадуро и аннулировать все российские контракты. При этом, кстати, придется забыть и о военном сотрудничестве с венесуэльцами, о поставках им оружия.

Вырисовывается сценарий, по которому в Венесуэлу вернутся во всеоружии американцы, включая нефтегазовые корпорации с их опытом, технологиями и финансами. Заручившись политической поддержкой нового режима, США смогут, как мне кажется, года за два вывести венесуэльскую нефтяную отрасль из кризиса. В результате мир может получить нечто вроде расширенного варианта американской нефтянки, тандема, который завоюет контрольные позиции и на рынке легкой (читай — сланцевой) нефти, и на рынке нефти высокой плотности. Потесниться придется и ОПЕК, если таковая еще сохранится к тому времени, и другим нефтедобывающим странам. Именно этот тандем и станет определять мировые цены на нефть, и цены эти могут испытать в итоге серьезное давление и скатиться на уровень около $30 за баррель. Это будет иметь крайне негативные последствия для российской экономики и бюджета.

Точка зрения автора статьи может не совпадать с позицией редакции

рейтинги forbes
Новости партнеров